«Говори правду! Иначе буду стрелять!» — почему в судах Украины стреляют

Во время судебного заседания пенсионер достал из кулька револьвер и выпустил пять пуль в своего оппонента. Два выстрела достигли цели. Так завершился четырехлетний инцидент между полтавчанином Иваном Морозом и открытым акционерным обществом «Полтаваоблэнерго».

 Как объясняет сейчас 71-летний Иван Мороз, бывший военный, под конец очередного судебного заседания ему стало плохо. Он был убежден, что выиграет дело, однако все пошло не так, как ему хотелось бы.

На все судебные процессы Иван Алексеевич приходил с кулечком лекарств — его давно подводит сердце, а если чуть перенервничает, тут же поднимается давление. Обычно в таких ситуациях таблетки из пакета ему доставала жена, которая отстаивала правду в судебных кабинетах вместе с мужем. Но в тот день она осталась дома нянчить шестимесячную внучку. Засунув руку в кулек, пенсионер первым делом нащупал в нем… револьвер. И, говорит, в этот момент его словно перемкнуло.

«Если бы мы воровали электроэнергию, то вряд ли бы стали обращаться в суд»

Револьвер, из которого стрелял в зале суда Иван Мороз, считается травматическим оружием, поэтому его можно приобрести в свободной продаже. Иван Алексеевич купил револьвер лет пять назад возле центрального рынка Полтавы менее чем за тысячу гривен. Говорит, чтобы отпугивать от дачного участка лисиц и бродячих собак.

Пожилые супруги стали дачниками, потому что не в их привычках просиживать днями на скамейке у подъезда. Лучше уж садом-огородом заниматься. Но в селе Степном Полтавского района, где муж с женой купили домик, не все жители обрадовались появлению горожан. Ведь Иван Алексеевич принялся гонять тех, кто залезал на соседские дачи за урожаем. За это, он считает, ему и отомстили — направили к нему контролеров районного филиала «Полтаваоблэнерго».

Иван Мороз

Иван Мороз

Те обвинили мужчину в воровстве электричества и обрезали провода.— Я попытался было мирно уладить проблему с бывшим директором филиала, но он потребовал с меня три тысячи гривен, — рассказывает Иван Мороз (на фото). — Тогда я решил доказать свою невиновность через суд. В Октябрьском районном суде мой иск удовлетворили, обязав филиал энергетической компании выплатить нам с женой по две тысячи гривен моральной компенсации.

Юристы филиала подали встречный иск и вновь проиграли. Апелляционный суд, куда они обратились, тоже признал, что «обнаруженное сотрудниками ОАО «Полтаваоблэнерго« в хозяйстве ответчика заземлительное устройство не доказывает факта нарушения Мороз Г. П. (супругой Ивана Алексеевича Галией Петровной, на которую оформлен участок. — Авт.) правил пользования электрической энергией». И акт, составленный контролерами задним числом, на котором не было подписи моей супруги, ни один суд не признал доказательством.

Судебные разборки уже так меня измотали, что я себя не мог контролировать. Ну, как мы с женой могли украсть электричества почти на семь с половиной тысяч гривен, в чем нас обвиняют, если зимой бываем на той даче раз в неделю? Пятнадцатого декабря 2009 года приехали туда и, пока растапливали печку дровами, включили обогреватель, чтобы не окоченеть.

А тут контролеры нагрянули. В сарае обнаружили еще и металлический контур, которым, как я потом узнал, бывшие хозяева заземляли де­ревообрабатывающий станок. Но кон­тур был трехфазный, рассчитанный на очень большое сопротивление, с его помощью электричество никак не своруешь.

Мы с женой как-то пытались обогревать дом электропечкой, думали, сэкономим на дровах и угле. А получилось наоборот. За полмесяца электросчетчик намотал семьсот киловатт, за что пришлось заплатить без малого 160 гривен. После этого старались больше тридцати киловатт не использовать. И за это, получается, пострадали. Нам отрезали электропровода, мотивируя тем, что мы один раз показали реальные цифры, а дальше стали скрывать истинное потребление энергии. Если бы это было так, вряд ли мы стали бы обращаться в суд.

«Поняв, что проигрывает дело, Мороз ударил меня счетчиком по голове»

— Да там все ясно, как божий день, — у 64-летнего заместителя директора юридического департамента «Полтаваоблэнерго» Василия Пихули, пострадавшего от пуль неуравновешенного ответчика, своя точка зрения на случившееся. — Просто мои коллеги не смогли изначально доказать вину семейной пары в силу отсутствия у них технического образования. А мне это ничего не стоило, поскольку я имею два образования — техническое и юридическое.

И я уверенно заявляю, что семья Мороз систематически воровала электроэнергию с помощью контура заземления, установленного в гараже. Специалисты знают, что достаточно подключить один из проводов, ведущих к розетке, на посторонний «ноль», то есть присоединить его к любому металлическому заземлению, и диск на счетчике перестанет крутиться.

Амперметр на измерительной штанге, с которой приходила рейдовая бригада к Морозу, зафиксировал, что в доме потребителя включены довольно мощные электроприборы. Контролерам долго не открывали дверь, а когда все же открыли, оказалось, что в помещении одновременно работали три электрокамина (они не успели остыть).

Был обнаружен и металлический штырь, к которому шел провод внутридомовой проводки. Недобросовестному потребителю энергии было продемонстрировано, каким образом он ее использовал без учета. И составлен соответствующий акт. Убытки компании в результате нарушения правил потребления электроэнергии определялись по схеме, разработанной Национальной комиссией регулирования электроэнергии. Они составили свыше семи тысяч гривен. Денег недобросовестные потребители, между прочим, до сих пор так и не заплатили…

Защита «Полтаваоблэнерго», во многом благодаря Василию Пихуле, добилась отмены решения суда первой инстанции. Семья Мороз, не согласившись с этим, обратилась в Высший специализированный суд, и дело направили на повторное рассмотрение. Новое заявление супругов было принято Ленинским районным судом Полтавы.

— Мы с женой хотели все же добиться выплаты моральной компенсации за то, что нас полгода держали без света, — продолжает Иван Алексеевич. — Однако Пихуля снова завел старую песню о воровстве электроэнергии, развивая свою теорию о постороннем «нуле». Да у меня есть выводы двух специалистов, что это невозможно! И на очередное заседание я принес с собой счетчик, купленный на рынке, чтобы оппонент показал мне и остальным участникам процесса, как можно воровать электричество.

Тем не менее этот прибор истец использовал отнюдь не в мирных целях.

— Поняв, что проигрывает, Мороз ударил меня электросчетчиком по голове прямо в зале суда, да так, что врачам пришлось накладывать швы мне на лоб, — показывает место ранения Василий Пихуля. — Кроме того, я получил черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга. Я подал заявление в суд о привлечении хулигана к уголовной ответственности, в котором просил взыскать с него еще и моральный ущерб в сумме 150 тысяч гривен. Но опять же пострадал от него. В этот раз Мороз приготовился защищать свою позицию куда более серьезно, прихватив с собой револьвер…

«Упади я после первого выстрела, потерпевших, наверное, было бы больше»

Инцидент произошел в конце минувшего года в зале Ленинского районного суда Полтавы. В тот день в судебном заседании слушалось уголовное дело, возбужденное в отношении Ивана Алексеевича Мороза за то, что в ходе рассмотрения гражданского спора он угрожал защитнику интересов энергоснабжающей компании. Суд должен был определиться с мерой наказания для пенсионера. Санкция вменяемой Морозу статьи Уголовного кодекса предусматривает арест на срок до шести месяцев, либо ограничение свободы на три года, либо лишение свободы на такой же срок.

— Суд имел все основания для удовлетворения моего иска, — рассказывает потерпевший Василий Пихуля. — Мороз доказывал, что не мог поднять руку выше плеча, чтобы нанести мне удар электросчетчиком, однако существует видео- и аудиозапись того заседания, на котором я пострадал от его выходки.

Прокурор попросил для подсудимого максимальный срок наказания — три года лишения свободы. А когда перешли к дебатам, Иван Алексеевич спросил у судьи, работают ли видеокамеры и ведется ли аудиозапись. Поскольку ходатайства об этом никто не заявлял, то ответ был отрицательным. «Меня это устраивает», — удовлетворенно произнес ответчик по делу. И тут же скомандовал: «А теперь всем оставаться на своих местах. Я вас всех перестреляю!»

В руках у него оказался, как выяснилось позже, пневматический девятизарядный револьвер, который он достал из пронесенного в здание суда черного полиэтиленового пакета. После чего нацелился в меня: «Говори, гад, как было!» И только я сказал: «Ты меня этим не испугаешь», как почувствовал, что в области шеи запекло и за ворот потекло что-то теплое. Оказалось, кровь. Я отпрянул и вторую пулю получил уже в поясницу. Третья пуля попала в лопатку, но срикошетила, оставив только синяк, четвертая, к счастью, прошла мимо. После этого Мороз сделал еще один выстрел, в судью, но не попал. Думаю, если бы я упал после первого ранения, то потерпевших было бы больше.

Стрелка обезвредил его же адвокат, прижав к столу. Тут же подоспели и «грифоновцы» (милиционеры, охраняющие суды), надели на пенсионера наручники и закрыли в клетке для подсудимых.

— Я хотел только напугать Пихулю. Предупредил: «Либо скажешь правду, либо я буду стрелять», — объясняет свой поступок Иван Мороз. — А он мне в ответ нагрубил. У меня все вдруг поплыло перед глазами. Я же не бил его счетчиком, он случайно поранился об него, когда первым ударил меня кулаком в лицо. И потом, если бы охрана суда пропускала входящих в здание через рамку металлоискателя или хотя бы обыскивала их, то этого не случилось бы…

Василий Пихул

Василий Пихул

Пуля, попавшая в шею Василию Пихуле (на фото), прошла рядом с сонной артерией. Вторая вонзилась на девять сантиметров в мягкие ткани и остановилась рядом с позвоночником. Врачи говорят, что пострадавший родился в рубашке. Одну из пуль, застрявшую в шее, киевские хирурги удалили, а вот с той, что в спине, чиновнику, скорее всего, придется жить.

Медицинская помощь понадобилась и виновнику происшествия — он был доставлен в неврологическое отделение одной из городских больниц. Сейчас Иван Алексеевич находится под домашним арестом. Против него открыто новое уголовное производство за хулиганство с применением оружия, что предусматривает лишение свободы на срок от трех до семи лет. Василий Пихуля будет добиваться более строгого наказания, полагая, что действия Ивана Мороза квалифицируются как покушение на убийство.

Следствие пока никак не комментирует данное событие.

Фото автора

Автор: Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ» (Полтава)

Читайте также: