Южное направление: у власти осталась ровно неделя

 «В Одессе появилась своя Институтская» – такой была первая реакция проукраинских активистов соцсетей на трагические события в городе, произошедшие 2 мая.  У власти осталась ровно неделя, чтобы разобраться с сепаратистами. Потом может быть поздно

Воодушевленные победой майдановцев над сепаратистами, блогеры не переставали восхищаться: «Да, пролилась кровь, но ведь сепаратистские силы окончательно разгромлены! Теперь Одесса точно останется украинской». Однако события последующих двух дней расставили вовсе другие акценты.

Несмотря на десятки погибших, шок, и объявленный в городе трехдневный траур сепаратисты в Одессе, похоже, сдаваться не собираются. Они по-прежнему беззастенчиво развешивают в городе российские триколоры, а также избивают людей за лозунги «Слава Украине!». Апофеозом «восставших из пепла» стали воскресные события у стен горуправления МВД, откуда под натиском разъяренной толпы выпустили несколько десятков сепаратистов, спровоцировавших пятничное побоище.

В итоге, вместо вполне естественного страха, который заставил бы агрессивных молодчиков сидеть дома и не высовываться на улицу, они ощутили безнаказанность. В нынешней ситуации лучшего стимула к дальнейшим бесчинствам попросту не придумаешь.

Силовые структуры оказались полностью неспособными навести порядок. Временно исполнявший обязанности руководителя областной милиции Дмитрий Фучеджи, как и многие его подчиненные, почти в открытую действовали на стороне сепаратистов. По информации Фокуса, сегодня одесская милиция обзванивала лидеров проукраинских движений в городе с просьбой оставаться дома, якобы чтобы не допустить новых столкновений.

Закончилось тем, что сепаратисты почувствовали возможность реванша и взяли контроль над «улицей». Только к вечеру украинские активисты поняли, что все это было частью спецкомбинации, придуманной теперь уже бывшим областным милицейским руководством. Прямо сейчас люди с национальными флагами собираются на Приморском бульваре и готовятся дать отпор – безо всяких условностей просят приносить им бензин для коктейлей Молотова и пиротехнику. К ним на помощь приехали сотни Самообороны из Киева, а сепаратисты подтянули резервы из близлежащих городов.

Фактически, Одесса скатывается к тому, чего так долго все опасались: открытой гражданской войне в классическом понимании термина – крупномасштабное вооруженное противостояние между группами граждан с противоположными интересами. Пока что конфликт не охватил весь регион, но с такой пассивностью местной власти и силовиков до этого остались считанные дни.

События на юге страны уже сказываются и на событиях главного фронта борьбы – Донбассе, где, в отличие от Одессы, наблюдается не гражданское противостояние, а война силовиков с террористами, которые пользуются определенной поддержкой местного населения. Здесь можно выделить два аспекта.

Во-первых, после одесских событий резко радикализировались требования восточноукраинских сепаратистов. О русском языке, расширении прав местного самоуправления или даже федерализации почти не говорят. Цель одна и бескомпромиссна – отделение региона от Украины и присоединение к России.

Во-вторых, сама Россия в который раз ужесточила свою риторику. С подачи пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова украинское правительство называют не иначе как «люди, считающие себя властью в Киеве». О возможности открытого военного вторжения прямо пока не говорят, хотя почва для этого готовится. Ряд политиков из правящей «Единой России», а также их сателлиты из «Справедливой России» все чаще призывают Кремль «защитить русское население Украины от фашистской хунты».

Но для полномасштабного военного вторжения России нужен хоть какой-то формальный повод, легитимизирующий ее присутствие в регионе. Через неделю он у нее появится. 11 мая в «Донецкой народной республике» состоится «референдум», на который будет вынесен один вопрос – отделяться от Украины или нет. Этот «референдум» еще меньше будет похож на нормальное волеизъявление, чем недавний «референдум» в Крыму. Центризбирком закрыл реестр избирателей, нет ни комиссий, ни наблюдателей, а бюллетени для голосования печатаются непонятно где и кем. В итоге, голосовать на «референдуме» наверняка будут лишь сами сторонники его проведения, что позволит нарисовать им 99,9% голосов за отделение «ДНР» от Украины. Впрочем, России на это плевать. Нужна хоть какая-то зацепка, поэтому никакие нарушения в ходе такого волеизъявления ее вряд ли остановят.

В этой ситуации у украинской власти есть лишь один выход – убрать саму возможность проведения «референдума» как такового, а для этого уничтожить многочисленные гнезда террористов и вернуть контроль над всеми административными зданиями. Но пока антитеррористическая операция развивается весьма странным образом. Военные уничтожают блокпосты и укрепрайоны сепаратистов, после чего по непонятным причинам отступают, и блокпосты вновь возвращаются под контроль террористов. По последним данным из региона, украинская бронетехника в воскресенье вечером почему-то покинула наполовину освобожденный Краматорск.

Так что времени на эти странные маневры у власти осталось критически мало – ровно неделя. В противном случае уже 12 мая в регионе могут появиться российские танки, которые приедут «защищать волеизъявление донецкого народа». Или гражданская война, которая начинается в Одессе, разгорится по всему Югу и Востоку.

Автор: Милан Лелич, Фокус

Читайте также: