Профсоюз и милиция или Зачем «маски-шоу» МВД Украины в милицейском профсоюзе. Продолжение

В начале девяностых годов, теперь уже прошлого столетия, в недрах строго военизированной организации, каковой является МВД, зародился… первый в бывшем СССР, профессиональный союз украинской милиции. Вопреки священным принципам единоначалия, в него вступил сначала тогдашний министр Андрей Василишин, а вслед за ним и другие члены коллегии, начальники областных и городских управлений милиции….

Начало читайте в материале за 26.02.2015

 В 1993 году отношения коллегии МВД и профсоюза скрепляются, впервые в истории органов внутренних дел бывшего СССР, официальным соглашением, предусматривающим перечень четких взаимных обязательств, как по линии служебной деятельности, так и в области охраны труда, здоровья, развития социальной сферы и обеспечения правовой защиты каждого сотрудника — от рядового милиционера до генерала. Именно этим соглашением обеспечивались социально-правовые гарантии личного состава органов внутренних дел в течении всех минувших двадцати лет.

К сожалению, часто меняющееся  руководство МВД отказалось от реального участия в защите интересов личного состава милиции, что повлекло соответствующую реакцию и вызвало необратимые процессы в органах. Именно в это время милиция потеряла даже ничтожные льготы, которые имела еще с незапамятных времен.

Чья лошадь — милицейская?

Теперь рядовой сотрудник милиции, едущий по заданию руководства в пригород, должен приобретать билет на свои кровные, которых у него нынче резко поубавилось. На скудную зарплату по рыночным ценам оплачиваются коммунальные услуги в городах, уголь и дрова в сельской местности. Семьи погибших сотрудников годами ждут денежной страховки за потерю кормильца. За последние годы зарплата  милиционеры практически не изменялась, они по-прежнему забыты.

Следователи органов внутренних дел проводят расследования по 90% уголовных дел, направляемых в суды. Сыщики уголовного розыска раскрывают 100% убийств, тяжких телесных повреждений, грабежей и разбоев. Сотрудники патрульно-постовой и дорожно-патрульной служб обеспечивают порядок и безопасность во всех общественных местах и на транспортных магистралях страны.

Почему же милицейские специалисты, рискующие жизнью и здоровьем во много раз чаще, должны получать зарплату и иные компенсации в  разы меньшую, чем, например, сотрудники СБУ? Почему у постовых Госохраны, стоящих в теплых подъездах правительственных зданий, на дачах, жалованье вдвое выше, чем рядовой милиционер на улице — в дождь, снег и стужу?

Вспоминается давняя нелепость, когда в НКВД даже нормы питания лошадей милиции были на сто граммов овса меньше выделяемых для лошадей госбезопасности. И ведь это не анекдот.

Я вовсе не сторонник урезания зарплат представителям других служб! Но не настало ли время Кабмину, Верховной Раде впервые с советских времен провести инвентаризацию денежного содержания и пенсионного обеспечения всех силовых ведомств? Не пора ли установить единые тарифы действующих должностей, в соответствии с провозглашаемыми Конституцией ценностями?!

Форма и проформа

Реформирование МВД, как и всей правоохранительной системы, назрело еще при Союзе. Но передать пенитенциарную систему в другое ведомство или переподчинить медвытрезвители — это еще далеко не реформа. По новой концепции реформирования МВД видно, что милиция в МВД — как бы часть айсберга, находящаяся на поверхности.

Однако, еще при СССР с милицией произошла странная метаморфоза, которую ни законодатели, ни правительство либо не понимают, либо попросту игнорируют. Постановлением приснопамятного ЦК КПСС и Совмина СССР от 19 ноября 1968 года этот орган как целостная структура — Главное управление милиции, а также управления милиции в областях, городах и районах — был ликвидирован. Все его составные части (уголовный розыск, ОБХСС, следствие, патрульно-постовая, дорожная и другие службы) растворились в составе различных подразделений, так называемых органов внутренних дел.

Ветераны помнят, что без решения задач уголовного розыска (куда, кстати, входили отделы по борьбе с бандитизмом, так называемые ББ) невозможно было получить благосклонный отзыв или положительную оценку о работе любого подразделения и службы, входящих в состав Управлений милиции, начиная от паспортного стола и заканчивая сторожем вневедомственной охраны. Задачи всей милиции были подчинены одной цели — борьбе с уголовными правонарушениями и раскрытию преступлений.

Сегодня «благодаря» новациям некоторых рьяных борцов с преступностью раздроблено само понятие криминальной милиции. Из нее надуманно выделилась налоговая милиция. Уже наделяют милицейскими функциями и оперативно-розыскными возможностями таможенников. Скоро каждое ведомство захочет иметь «свою милицию» и пользоваться своей разведкой, следствием, иными оперативно-техническими возможностями.

По мнению профессионалов, этого нельзя делать ни в коем случае, как невозможно дробить службу государственной безопасности! Уже сегодня происходит колоссальная утечка интеллектуально-оперативного опыта и методологии знаний о борьбе с преступностью. «Реформы» требуют огромных дополнительных средств. Гораздо проще и эффективнее иметь в самом МВД подразделения по работе в различных отраслях экономики и промышленности.

В результате вышеназванного акта (1968 г.) милиция из организационно-целостного государственного органа превратилась в аморфную структуру с многочисленными Департаментами и Главками как в самом Министерстве, так и со всевозможными подразделениями на периферии. Уже как в армии, где есть четкое различие видов и родов войск по их эмблемам, в милиции у каждой службы появились свои регалии, форма и нашивки. Кто побогаче, как, например, ГАИ и Госохрана, у того и наряд краше. А патрульный милиционер как ходил в одной и той же униформе на вахту и на парад, так и ходит.

По моему мнению, гражданин страны должен знать только одного представителя власти, имеющего право предъявить ему какие-либо законные претензии, задерживать или арестовывать. Вся милиция для населения должна быть в единой и четко функциональной униформе! Не случайно во многих странах обыватель имеет право на вооруженную самооборону в случае нападения на него любого лица, не являющегося полицейским.

У нас же сегодня полный разнобой: милиционеров можно увидеть в традиционной или камуфлированной форме, в черных или краповых беретах… Служба охраны высших должностных лиц, Нацгвардия, СБУ, прокуроры, таможенники, лесники, железнодорожники — все в форме, все со спецсредствами или с оружием. Каково рядовому гражданину разобраться, чьи требования законны, а кто просто посягает на его права?!

Принципиальное значение имеет сегодня проработка самой концепции охраны правопорядка, профилактики, раскрытия и расследования преступлений. Только установив роль и место, как всех государственных органов, так и сил общественности, можно говорить о целостном, системном подходе к данному вопросу.

«Маятник» качнуло и зашкалило

Милиция — организация бюджетная, других источников денежного содержания, кроме зарплаты, у милиционеров не должно быть (исключение составляет лишь ГСО — хозрасчетная государственная служба охраны при МВД). Может быть, все органы внутренних дел перевести на договорную основу, и тогда сотрудники заживут припеваючи, а средний заработок каждого милиционера будет соответствовать его духовным и физическим затратам?!

На сотрудников милиции распространяется множество запретов: право на занятие предпринимательством, на забастовки, политическую деятельность. В отстаивании своих социально-экономических и правовых гарантий они могут уповать только на государство, правительство, Конституцию и ее гаранта в лице Президента.

В развивающемся обществе социальные блага перманентно находятся в состоянии «маятника». Сегодня, к сожалению, он отклонился в свое самое крайнее состояние, уйдя далеко за пределы стабильности и благополучия различных категорий населения, в частности, людей в милицейских погонах.

Двадцать четыре года исполнилось первому, собственно украинскому Закону «О милиции». Закон четко определил права и обязанности сотрудников органов внутренних дел. Однако проблема осталась, как остается открытым и вопрос: способна ли Верховная Рада обеспечить исполнение собственных правовых норм, адекватную социально-правовую защиту тех, к кому апеллирует в минуты острого противостояния и проведения АТО?

В продолжение всех двадцати  лет независимости Украины на различных уровнях говорят о необходимости разработки и принятия в законодательном порядке нового «Положения о прохождении службы в милиции».

Такой документ является для нас как бы своеобразным Кодексом законов о труде, регламентирующим жизнь личного состава милиции, определяющим социально-правовой статус ее сотрудников. Ныне действующее Положение разработано и принято еще до провозглашения нашей государственной независимости.

Офицеров милиции, как это принято в полиции всех стран мира, оно называет непонятным термином тридцатых годов — «начальствующий состав». В ряде своих диспозиций документ противоречит общегражданскому Кодексу законов о труде, чем ограничиваются права и гарантии сотрудников милиции как граждан нашей страны, а в иных случаях — лишь декларирует льготы, которые государство не только не может обеспечить, но просто ликвидирует!

Лишь на основе нового законодательного акта можно говорить о реформировании всей системы МВД, предварительно четко определив, что для милиционера — от рядового до генерала — является собственно льготами, а что — правом и обязанностью.

На мой взгляд, это — одна из главных причин низкого морально-психологического климата среди личного состава и как следствие — снижения эффективности работы милиции в целом и каждого ее сотрудника. Если в армии говорят о перспективах профессионализма и контрактной службе, то в милиции уже все давно фактически контрактники, поскольку «призыва» на службу нет!

Все это, а также процветающая в МВД коррупция, породили законные требовании профсоюза по защите социально-правовых гарантий сотрудников. Однако отсутствие должной реакции руководства МВД по устранению  недостатков вызвало проведение «милицейско-профсоюзной ходы» у здания Кабинета Министров и МВД Украины. Что и породило жесткое противостояние между руководством МВД и Советом милицейского профсоюза.

Однако, вместо конструктивного сотрудничества с собственным профсоюзом, руководство МВД  пошло на вопиющее беззаконие и нарушение всех норм украинского и международного права – рейдерский захват помещений рабочего аппарата Совета профсоюза, выделенного этой общественной организации решением Коллегии МВД, еще в 1992 году.

Несмотря на обращение профсоюзной организации к Президенту и в Генеральную прокуратуру к положительному результату не привели!

Беспрецедентным конфликтом заинтересовались в специальной комиссии  ПАСЕ и в Киев прибыла представительная группа Европейского полицейского Союза.

Боюсь сглазить, но 11 февраля 2015 года в Комитете ВР Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности состоялся "Круглый стол", который провел первый заместитель руководителя Комитета, генерал-полковник Николай Паламарчук. Во встрече наряду с членами Совета милицейского профсоюза, Головами областных комитетов профсоюза и экспертов приняли участие, гости из ЕС — Президент Европейского полицейского Союза Геррит Ван де Камп, Генеральный Секретарь Союза Жаклин Хирт и профессор криминологии, эксперт Специальной комиссии ПАСЕ С. Фижнаут.

В соответствии с резолюцией №690 (1979) "Декларация о полиции" ПАСЕ в ходе обмена мнениями участники "Круглого стола" принято решение о привлечении к рассмотрению конфликта между руководством МВД и Советом профсоюза аттестованных сотрудников ОВД на специальной комиссии ПАСЕ.

Владимир КАРАСИК, ветеран органов внутренних дел, Державный Советник дипломатической службы

Читайте также: