Поджог подкрался незаметно. Три мифа пожара казино в Днепропетровске

На прошлой неделе расследование уголовного дела о пожаре в салоне игровых автоматов «Метро Джек Пот» достигло решающей стадии. Сотрудники днепропетровской милиции задержали по подозрению в поджоге, повлекшем гибель девяти человек, некого Глеба Е. 1988 года рождения, наркомана «со стажем» и постоянного посетителя игорных заведений. Предполагается, что лицо, совершившее поджог, действовало не самостоятельно, а поэтому ставить точку в расследовании пока рано. Да ее, впрочем, ставить никто и не собирается: продолжаются поиски людей, причастных к организации поджога.

Это делается для того, чтобы понять, был ли инцидент в Днепропетровске элементом «внутрицеховой» конкурентной борьбы, «случайно» закончившимся потерей человеческих жизней, или же цинично спланированным ударом по сфере азартных игр.

Информация о ходе расследования, с которой удалось ознакомиться «Левому берегу», не дает ответа на этот вопрос. Более того, на версию поджога следствие «свернуло» подозрительно неожиданно – до последнего времени к показаниям людей, заявлявших, что в салоне игровых автоматов «Метро Джек Пот» мог быть совершен поджог, в правоохранительных органах относились не слишком серьезно.

Вместе с тем, утверждение этой версии в качестве основной не означает автоматического освобождения из-под стражи генерального директора днепропетровского представительства ООО «Порыв» Константина Иванова. До тех пор, пока мотивы поджога не будут окончательно выяснены, он будет находиться под стражей. Факты, свидетельствующие о нарушении правил пожарной безопасности, следствием обнаружены, а кроме этого, не исключено, что Иванов может быть причастен к поджогу. Поэтому можно утверждать, что его освобождение быстрым будет вряд ли.

ТРИ МИФА ДНЕПРОПЕТРОВСКОГО ПОЖАРА

За любым значимым происшествием всегда следует целая гора слухов и сплетен. Эта участь не обошла и пожар в салоне «Метро Джек Пот». Эта трагедия породила ряд мифов, которые, будучи растиражированными в СМИ, отложились в сознании жителей Днепропетровска стойкими стереотипами, которые часто не позволяют объективно оценить происходящее и его последствия. Впрочем, подобная «запутанность» может играть на руку правоохранительным органам, которым по разным причинам не всегда выгодно, чтобы население имело полную и достоверную информацию о событиях.

МИФ ПЕРВЫЙ.
«Предварительная проверка не обнаружила следов поджога». Самый главный и самый правильный с точки зрения контроля над оперативной обстановкой миф. Он позволяет предупредить панические настроения, а также усилить недоверие к возможностям властей. Как выясняется, уже в первые два дня после пожара эксперты-криминалисты обнаружили на полу и стенах сгоревшего салона следы нефтепродуктов, состав которых не удалось установить по причине быстрого окисления химических компонентов. Правда, элементов взрывчатых веществ в салоне не обнаружили, и на этом акцентировали свое внимание представители властей, выступавшие в СМИ.

МИФ ВТОРОЙ.
«В салоне игровых автоматов отсутствовал запасной выход». На самом деле запасной выход в салоне был. Просто никто из посетителей воспользоваться им не смог.

Чтобы подойти к этому выходу, нужно было пройти через подвал, вход в который находился за барной стойкой. Когда начался пожар, в зале погасло освещение, что породило панику. При этом ключи от запасного выхода находились в загоревшемся зале. Впрочем, месторасположение запасного выхода вызывает вопросы у специалистов по пожарной безопасности. По сути, это является серьезным нарушением, которое и могло привести к тому, что жертв пожара оказалось так много.

МИФ ТРЕТИЙ.
«Отрабатывались десятки версий причин пожара». Говорить о том, что ведется колоссальная работа по решению тех или иных проблем, всегда было популярно. Правоохранительные органы Днепропетровской области, действительно, немало попотели над делом о пожаре, и общественное мнение наверняка вознаградит их за это. Даже начальник ГУ МВД в Днепропетровской области Анатолий Науменко говорил, что версий причин пожара в салоне игровых автоматов отрабатывается восемь. Однако, как выяснилось, их было всего шесть. При этом ни в одной не фигурировало слово «поджог». Впрочем, это не мудрено: уголовное законодательство и криминалистика – не пиар, здесь не принято оперировать громкими фразами, а цену вопроса определяет факт, который дает основания для выводов, значимых для следствия.

ШЕСТЬ ВЗГЛЯДОВ НА ОДНУ ТРАГЕДИЮ

Когда милиционеры говорили о «поджоге» как об одной из версий, то наверняка вводили в заблуждение незнакомые с уголовно-правовой практикой умы обывателей. По сути, «поджог» рассматривался в пяти из шести версий, отрабатываемых следствием. Но для подтверждения большинства из них не собрали весомых доказательств.

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ.
«Спонтанность» пожара и причастность к нему посетителей салона «Метро Джек Пот». В ходе отработки этой версии правоохранительными органами было установлено, что в зале №1 салона, в котором произошел пожар в промежутке с 00-00 до 00-50 7 мая, находились шесть человек. Все они утверждали, что видели вспышки огня, в том числе на полу, что «вроде бы кто-то жидкость разлил» и что слышали характерный «хлопок». Один из свидетелей даже утверждал, что на полу зала образовалась «дорожка из огня». Кроме этого, сотрудники милиции проверяли проживающих неподалеку от места происшествия наркоманов и торговцев наркотиками, на одного из которых даже падало подозрение, однако расследование не дало результатов.

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ.
«Нарушение правил пожарной безопасности». Для проверки этой версии были допрошены все оставшиеся в живых сотрудники салона, а также менеджеры днепропетровского офиса игорной компании. Впрочем, что-то внятное от них узнать не удалось. В ходе проведения криминалистических экспертиз выяснилось, что в салоне «Метро Джек Пот» был ряд нарушений правил пожарной безопасности, в которых обвинили Константина Иванова. По данным следствия, запасные выходы из салона были заблокированы, а схемы эвакуации и информация о направлениях к запасным выходам отсутствовала. Кроме этого, как установили в милиции, сотрудники заведения не были проинформированы о мерах поведения в опасных ситуациях, средств тушения пожара было недостаточно, их исправность не была проверена; пожарная сигнализация не была подключена к пожарному пульту, а количество игровых автоматов, находящихся в салоне, превышала установленные нормы. Г-н Иванов обвинения в свой адрес не комментировал, отмечая лишь, что когда был назначен директором днепропетровского представительства компании «Порыв», салон «уже действовал» и он не проводил с ним никакой работы.

ВЕРСИЯ ТРЕТЬЯ.
«Причастность жителей домов по проспекту Гагарина, где располагается салон «Метро Джек Пот». Помещение, в котором находится пострадавший салон игровых автоматов, принадлежит днепропетровскому ЗАО «Фирма «Мебель», которое на протяжении последних семи лет сдает его компаниям, связанным с ООО «Порыв». Естественно, подобное соседство не совсем по душе жителям прилегающих домов, самые активные из которых «бомбили» жалобами всевозможные инстанции с требованиями прекратить работу салона. В ходе отработки этой версии сотрудники милиции опросили более 200 жителей домов, расположенных по проспекту Гагарина, несколько десятков ранее судимых жителей окрестных улиц, а также таксистов и дворников, обслуживающих квартал, где расположен дом. По результатам этих мероприятий информации, представляющей интерес для следствия, оперативникам получить не удалось, и версия была отброшена.

ВЕРСИЯ ЧЕТВЕРТАЯ
.
«Причастность бывших сотрудников компании, «обиженных» на ее руководство». Эта версия также была отброшена. За последние полгода из днепропетровского представительства ООО «Порыв» были уволены около 200 человек, и конфликты с руководством – да и то незначительные – из них имели единицы. Правда, в ходе отработки этой версии выяснилось, что за несколько дней до пожара в салон заходили неизвестные, пытавшиеся провести проверку документов у сотрудников заведения. Как выяснилось позже, их на это никто не уполномочивал.

ВЕРСИЯ ПЯТАЯ.
«Причастность конкурентов или «крыши»». Оперативные мероприятия в рамках отработки данной версии проводились под грифом «секретно», и ни один из сотрудников правоохранительных органов не соглашается их обсуждать.

ВЕРСИЯ ШЕСТАЯ.
«Покушение на жизнь погибшего Андрея Сокола». Эта версия проверялась в связи заявлениями некоторых свидетелей о том, что на пострадавшем неожиданно загорелась одежда. Но эта версия была отброшена из-за отсутствия подтверждающих ее данных.

Даже после задержания подозреваемого в поджоге следствие не спешит отвергать версию о нарушениях правил пожарной безопасности. На это может быть несколько причин, основной из которых считается то, что в салоне отсутствовали необходимые для тушения пожара возможности и средства. С другой стороны, официальные власти хранят молчание относительно расследования дела о пожаре. Наверное, ждут, преодолеет ли парламент вето президента на закон о запрете игорного бизнеса.

Василий Заднепровский, Днепропетровск, Новый мост

Читайте также: