КРАСНЫЙ ДИРЕКТОР СТАЛ ОРАНЖЕВЫМ

Каждый, кто хоть раз проходил в городе Днепропетровске по улице Горького мимо проходной комбината хлебопродуктов, не мог не обратить внимания на стенды с коммунистической агитацией. Чему удивляться – директор Николай Комишанов был активным членом КПУ и всячески поощрял компартийные настроения среди подчиненных. На президентских и парламентских выборах трудовой коллектив, как по приказу, голосовал за Симоненко и его партию, стройными рядами ходил на маевки и ноябрьские демонстрации. И вдруг Николай Константинович за считанные недели из красного стал оранжевым, апеллируя к новой власти как преданный и многолетний ее сторонник. Что с ним стряслось?Руководитель в «ленинских» ботинках

Николай Комишанов проработал на комбинате директором без малого 16 лет – до 27 июня 2004 года, когда решением внеочередного собрания акционеров ОАО «Дніпромлин” был смещен с занимаемой должности. Последовавшие затем судебные тяжбы не завершены до сих пор, но не об этом речь. Долгие годы Николай Константинович был образцом скромного и заботливого руководителя, как и подобает настоящему коммунисту. Одевался подчеркнуто просто, в выходные служебной машиной не пользовался — приезжал на предприятие на собственной «Таврии». Всегда здоровался с рабочими, любил поговорить с ними «за жизнь». Людям это нравилось.

Но чем дальше, тем больше ходило по комбинату слухов о второй, незаметной для большинства стороне жизни директора Комишанова. Поговаривали, что в ходе приватизации Николай Константинович делил акции по принципу: «я себя не обделил?», сосредоточив принадлежащие рабочим акции в подконтрольной себе фирме. Что название коммерческой фирмы «Комгалком» — одного из главных поставщиков зерна, расшифровывается как «Комишанова Галина и компания». Что супруга директора Галина Ивановна через свою структуру арендовала у «Дніпромлина» новенькую машину по изготовлению хрустящих хлебцов, и не просто так арендовала, а с правом выкупа. Что оба директорских зятя владеют несколькими предприятиями, которые также находятся в партнерских отношениях с комбинатом…

Эти слухи объясняли многое из того, что рабочим прежде было непонятным. Например, почему уже который год рядовые акционеры-рабочие не получают ни копейки дивидендов. Николай Комишанов говорил – все деньги пришлось потратить на закупки зерна и оборудования, иначе комбинат остановился бы. Но с учетом семейного бизнеса директора становилось ясно – если тот покупает сырье у своих по выгодной им цене, то и прибыль перекочует со счетов «Дніпромлина” в карманы оборотистых родичей-«давальцев». Следовательно, о дивидендах можно не беспокоиться.

«Кум-депо»

В последние годы на комбинате появлялось все больше людей, недовольных действиями директора. Правда, выражать свой протест открыто люди побаивались. Зато припечатали родному предприятию хлесткую кличку «кум-депо». Конечно, в паспорт штамп о кумовстве ставить не принято. Но народ и без документов знал, кто с кем детей крестил и теневой доход делил. «Чуть ли не половина правления – кумовья Комишанова», — шептались мукомолы по углам.

Дошло до абсурда. Тендер на поставку муки и хлебопродуктов школам города выиграл не «Дніпромлин», а никому не известная коммерческая фирма. И это при том, что Николай Комишанов был председателем профильной комиссии горсовета и мог если не пролоббировать интересы предприятия, то хотя бы доходчиво объяснить членам тендерной комиссии, что покупать у производителя выгоднее, чем у посредника. Но в том то и дело, что Николай Константинович, скорее всего, и был настоящим лоббистом. Только выступал на «чужой» стороне. «Чужой» — не зря закавычено. Появились упорные слухи, что фирма, выигравшая тендер, была Комишанову не вполне безразлична, ибо принадлежала… куму зятя. Ну как не порадеть родному человечку? Тем более, что сам Николай Константинович до сих пор слухи о «кумовстве» так и не опроверг.

Бартер с однопартийцами

Довольно свершений у коммуниста Комишанова и на идеологическом фронте. Жаль только мало кто о них пока знает. Если бы рабочие вовремя спросили директора: что это за двухэтажный дом строится на улице Комсомольской? А то поговаривали, что домик возводится через подставные фирмы за счет комбината и предназначается для размещения в нем горкома КПУ. Тогда и судьба испарившихся дивидендов стала понятнее. Но только никто не спросил, а Николай Константинович так никому и не ответил…

Зачем Комишанов заигрывал с «комми»? Ведь не настолько же он наивен, чтобы после всего случившегося верить в построение светлого будущего под красным флагом. Сейчас, когда красный директор стал оранжевым демократом, очевидно, что преданность учению классиков служила лишь прикрытием отлаженного механизма личной наживы. Сотрудничество Николая Константиновича с партийными товарищами было обоюдно полезным. Когда в прошлом году собрание акционеров уволило его с должности, к воротам предприятия пришли нардепы-коммунисты, туда же была переброшена летучая бригада профессиональных «протестантов». Пожилые люди, большая часть которых мукомолами ни дня не работала, за бесплатную кормежку имитировали «всенародное» недовольство в связи с увольнением «опытного руководителя».

Прозрение от страха

История конца «эпохи Комишанова» на ОАО «Дніпромлин» вполне закономерна. Когда государственный пакет акций купил один из крупнейших в стране переработчиков зерна – концерн «Укрзернопром», у менеджеров компании сразу возник вопрос: как повысить эффективность работы предприятия? Новые акционеры быстро разобрались, через какие дыры из комбината утекает прибыль. И указали Николаю Константиновичу на дверь. Прошло чуть более полугода, а средняя зарплата повысилась на 210 гривен. Среднемесячный объем продаж муки в пакетах вырос с 300 до 800 тонн. Почти на 30% увеличилось количество перерабатываемого зерна. И это только начало.

Видя, что работники комбината прозревают на глазах и на их поддержку в дальнейшем рассчитывать наивно, Николай Комишанов ринулся «в последний и решительный бой». Но уже не под коммунистическими, а под демократическими лозунгами, вместо «Интернационала» подпевая: «Разом нас багато». На прошлой неделе, выступая на одном из городских каналов, Николай Константинович в адрес «новых политический сил» уже говорил чуть ли не комплименты. Не исключено, что от страха. Ведь за неудавшуюся в конце января попытку прорваться на предприятие с помощью «липового» судоисполнителя и «левого» векселя (о чем подробно сообщалось в прессе), придется отвечать перед законом. Вот и решил экс-директор заручиться доверием «оранжевой» власти. Авось простят, если, конечно, повезет.

P.S. На недавних выборах работники «Дніпромлина» недоумевали: за кого же нам голосовать? Новое руководство пожало плечами – голосуйте, как подсказывает гражданская совесть. Для людей, все годы независимости, заглядывавших в рот «вождю», такая свобода была в диковинку.

А Николай Константинович тем временем достиг пенсионного возраста. Его ботинки приобрели зеркальный блеск. И с невзрачной «Таврии» он пересел на дорогую иномарку. Видно, понял: прошлого все равно не вернешь, чего теперь притворяться?

Сергей КОНДРАТЬЕВ

Читайте также: