Коррупция на экспорт

Западные чиновники вовсю зарабатывают на продвижении товаров в страны третьего мира. В течение последнего месяца в мире произошла череда коррупционных скандалов: взяточников среди высших чинов выявили в США, Евросоюзе и ООН. Большой куш западные слуги народа получают, как правило, за содействие компаниям в выходе на рынки стран третьего мира, преимущественно в строительном секторе и ВПК. Другое хлебное место для получения взяток в европейских столицах — высокопоставленные «завхозы» госорганов. В отличие от украинских реалий «охота и отлов» провинившихся в западных странах все же заканчиваются судом благодаря тщательно прописанным законодательным нормам. Масштабы коррупции

В начале июня Еврокомиссия начала расследование по весьма громкому коррупционному делу: чиновники ЕС обвиняются в том, что в течение четырех лет присвоили 60 млн евро, подписывая поддельные контракты с бельгийскими компаниями на уборку офисных зданий Евросоюза. Несколькими днями позже бывший сотрудник ООН Санджай Бахель, занимающийся вопросами материального снабжения, был признан виновным в коррупции и обвинен в продвижении интересов индийских компаний. Сумма сомнительных контрактов за время его службы в ООН оценивается в $50 млн. За свои аферы г-н Бахель может получить до 95 лет тюрьмы. А вот американскому конгрессмену Вильяму Джефферсону грозит еще более серьезное наказание. В начале июня ему было предъявлено обвинение в получении взятки на сумму более $500 тыс. за содействие американским компаниям, заинтересованным в выходе на африканский рынок. Теперь ему светит 235-летнее заключение.

По оценкам Transparency International, ежегодный ущерб, который коррупция наносит глобальной экономике, оценивается в $3 трлн. В Соединенных Штатах, по данным ФБР, за последние два года было выявлено 1060 чиновников, замешанных в коррупционных скандалах. Не являются исключением и президентские технологи. Так, известный лоббист Джек Абрамофф собрал большую часть избирательного фонда нынешнего главы Белого дома Джорджа Буша и оказался на скамье подсудимых по обвинению в содействии открытию казино в индейских резервациях.

Эксперты Transparency International пришли к выводу, что наиболее коррумпированными странами в части выхода иностранных компаний на местный рынок являются Россия, Китай, Тайвань и Южная Корея. Выбор поставщиков и проведение тендеров в этих государствах зависят от уровня предложенной материальной заинтересованности чиновника. Наиболее подвержены коррупции строительство и военно-промышленный комплекс. Далее в этом списке следуют нефтегазовая отрасль, операции с недвижимостью и телекоммуникации.

Методы борьбы

Зачастую коррупционный всплеск провоцируется бумом в новых сферах бизнеса, в которых компании стремятся занять свою нишу. Руководитель программы American Strategy Program Стивен Клемонс говорит, что за последние десять лет уровень коррупции в США вырос на 25%. «Все началось во времена Билла Клинтона, в период экономического подъема. Тогда процветали многие компании, в том числе и интернет-фирмы (дот-комы). Поэтому они смогли вкладывать ресурсы в политику, стремясь получить определенную выгоду», — рассказывает он. Далее, по мнению профессора Дармутского института Линды Фоулер, подкуп идет волнообразно. «Американские лоббисты зачастую имеют дело с обеими партиями и пытаются налаживать контакты и с демократами, и с республиканцами. Для них было опасно иметь слишком тесные отношения с одной из них», — говорит г-жа Фоулер. После того как рынок поделен между потенциальными лидерами новой промышленности, предложения по взяткам постепенно уменьшаются.

Опыт стран демократии показывает, что борьба с коррупцией — это процесс, который не может увенчаться стопроцентным успехом. Однако попытки «усмирить жажду денег» властных чиновников путем принятия строгих законодательных норм все же приносят результаты. По словам директора Института государственного управления Дональда Кеттла (США), американцы уже много лет применяют две стратегии в борьбе со взяточничеством. Обе были введены после Уотергейтского скандала. Первая — максимальная открытость и публичность государственных институций, вторая — тонны законодательных норм и правил, прописывающих санкции за нарушения, и увеличение аппарата контролирующих инстанций.

Как показывает практика, полностью ликвидировать это явление не удается ни одной стране мира, однако принятие четких правил и законодательной базы позволяют ограничить его, давая возможность получения информации о действиях чиновников, и существенно сократить растраты и злоупотребления. Так, США первыми возвели в ряд уголовных преступлений подкуп иностранных должностных лиц (закон о практике коррупции за рубежом, 1977 г.). Европейцы пошли дальше. Согласно законодательству большинства стран ЕС подкупом считается и предложение сделки уходящим с поста слугам народа: например, если им гарантируется высокооплачиваемая должность в корпорации в обмен на услуги компании. Так это произошло два года назад с экс-канцлером Германии Герхардом Шредером, которому была предложена работа в совете директоров компании по строительству Северо-Европейского газопровода, контрольный пакет акций которой принадлежит российскому «Газпрому». В обмен г-н Шредер, занимая пост главы немецкого правительства, поспособствовал предоставлению госгарантий по кредиту на 1 млрд евро для строительства СЕГ. Соглашение Шредера–Путина по сооружению трубопровода было подписано всего за две недели до ухода с поста канцлера. Наказания ему удалось избежать лишь потому, что у Германии, в отличие от большинства стран ЕС и, в частности, Великобритании, не существует кодекса поведения, который запрещает бывшим министрам занимать должности в промышленности сразу после ухода из правительства. Однако после скандала депутаты немецкого парламента заявили о необходимости последовать примеру Британии, чтобы искоренить, как сказал один из них, «запах коррупции».

Украинская практика

Наша страна пока мало продвинулась в борьбе со взяточничеством. По данным антикоррупционной мониторинговой организации Transparency Internationa, по итогам прошлого года Украина заняла 104 место по уровню коррупции в списке из 163 государств (где первое место присуждается самому незапятнанному, последнее — самому коррумпированному). Такую же оценку — 2,8 балла — получили Грузия, Мали, Монголия, Мозамбик и Доминиканская Республика.

Украинские парламентарии делали несколько попыток принять антикоррупционные законы. Но из-за того, что в рядах каждой политической силы есть свои «финансовые авторитеты», без денежных вливаний которых народные избранники вряд ли прошли бы в парламент (взять хотя бы средства, необходимые на проведение предвыборной кампании), а также установившийся со времен советской власти менталитет властных бюрократов (западные чиновники в частных беседах говорят, что, по их глубокому убеждению, коррупция в странах Восточной Европы возникла именно во времена СССР, когда, не имея рыночных отношений, без одобрения чиновников нельзя было решить ни один вопрос).

В конце прошлого года Президент Виктор Ющенко безуспешно убеждал народных избранников в необходимости принятия антикоррупционных законов. Секретариат главы государства подготовил тогда пакет законодательных инициатив: «О внесении изменений в некоторые законодательные акты об ответственности за коррупционные нарушения», «Об основах предотвращения и противодействия коррупции» и «Об ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения». Эти документы — одни из немногих, дошедших до сессионного зала. Поданный в 1999 г. законопроект «О борьбе с коррупцией» так и остался в профильном комитете по борьбе с организованной преступностью и взяточничеством. Ранее практически все антикоррупционные нормы вводились в действие указами Президента, но эффективность означенных документов была крайне низкой.

Согласно предложениям Секретариата устанавливается ответственность уже не только физических, но и юридических лиц за коррупционные действия, что позволило бы через суд ликвидировать коммерческие компании, уличенные в даче взяток чиновникам. Предлагалось также ввести и уголовную ответственность должностных лиц, если они не смогут доказать законность полученных финансовых средств. В СП считают, что эта инициатива отобьет у владельцев предприятий желание подкупать чиновников. Депутаты же парламента убеждены, что этими нормами могут воспользоваться рейдеры. «В законах нет сдержек и противовесов. С их помощью можно ликвидировать любую фирму», — говорит замглавы комитета Верховной Рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Владимир Сивкович. После того как ВР отклонила поданные Президентом законопроекты, они остались на доработке в профильном комитете.

Рано или поздно Украине придется принимать антикоррупционные законы: экспорт борьбы со взяточничеством цивилизованные страны Запада успешно проводят в Восточной Европе по мере продвижения стран региона в Европейский Союз. Последний пример — американская помощь Румынии в покупке оборудования для прослушивания и связи. В результате, по словам члена Еврокомиссии по вопросам расширения Олли Рена, на решение ЕС принять в свои ряды именно эту страну повлияла «демонстрация мер по борьбе с коррупцией». Отечественный истеблишмент, ратуя за вступление Украины в ЕС и НАТО, должен осознавать, что «показательные выступления» с принятием мер по преодолению коррупции крайне важны для того, чтобы цивилизованный Запад вынес позитивный вердикт в отношении нашей страны.

Мирослава Скибинская, Деловая столица

Читайте также: