Земельный гешефт Черновецкого: «помаранчевый» мэр гробит столицу

Только за один день из разряда зеленых зон вывели 184 гектара, что эквивалентно суммарной площади Центрального Ботанического сада им. Фомина (130 га), Зоопарка (40 га), Владимирской горки (10 га). Пару сотен таких дней до конца каденции этого Киевсовета — и город вообще останется без зеленых зон. Александр Сергиенко: «Киев может вообще остаться без зеленых зон»

Стремительные строительно-разрушительные метаморфозы, происходящие с Киевом, нам, рядовым киевлянам данные в преимущественно неприятных ощущениях, объясняет Александр Сергиенко. Бывший депутат Киеврады (с 1990-го по 1998 год), ныне г-н Сергиенко возглавляет аналитико-исследовательский центр «Институт города».

Кому и как достается киевская бесценная земля?

— Земля — это практически неисчерпаемый источник для пополнения городского бюджета. От доходов с земли должны жить не только наши ровесники, но и наши дети, внуки и все будущие поколения.

На практике это осуществляется двумя способами. Первый — продажа земли. Но по такой цене, чтобы, положив, например, деньги за землю в банк или вложив в дело, можно было бы получать такие же доходы (а то и большие), как если бы ее сдавали в аренду.

Второй способ — сдача муниципальной земли в аренду.

Но — за какие суммы? Вопрос, конечно, интересный, за этот счет наши чиновники весьма безбедно существуют. Есть два параметра, которые дают возможность им заработать — длительность аренды и ставка арендной платы. В Киеве она колеблется от 1% до 10% от нормативной оценки земли.

Если землепользователь или арендатор «хорошо» сумеет договориться с Киевземом, бюджетной комиссией и т.д., то ставка его арендной платы будет щадящей — 1-1,5%. Не сумеет — получит 10%.

— А существуют ли какие-то универсальные правила, которые определяют эту ставку?

— Вопрос в точку. Если бы такие правила существовали, если бы они были действенными, то не творилось бы в Киеве такое безобразие с арендой земли. Например, есть два торгово-развлекательных комплекса: один на ул. Баговвутовской, другой — на ул. Магнитогорской. На Баговвутовской земля под ним сдается в аренду на пять лет, а на Магнитогорской (точно такой же комплекс!) — на пятнадцать. Очевидно, что присутствуют некие неформальные отношения между депутатами, чиновниками, причастными к распределению земельных ресурсов, и арендаторами.

— То есть, все зависит от того, как договорились в каждом конкретном случае?

— Совершенно верно. Более того. Я анализировал решения одного дня заседания Киевсовета — 21 декабря 2006 г. В тот день было роздано 199 участков. На самом деле было принято 215 решений, но из них удалось отыскать 208. Из которых 199 — земельных. Кстати, на сайте Киевсовета нет информации об этих решениях, мне их приходилось добывать самыми разными путями. Так вот, примерно половина участков были розданы в аренду, и среди этой половины чудесным образом затесались три решения, по которым ставка арендной платы была записана 10%. Нигде в остальных решениях не была указана ставка, а только в этих трех. Видно, клиент попался несговорчивый, не понимал намеков, а раз ты такой непонятливый — то получи по полной катушке.

— Как унифицировать ставку? Какой орган должен это сделать?

— Нормативные правила должен утверждать Киевсовет. Разработать их может кто угодно — хоть наемная бригада экспертов.

— Получается, что Киевсовет этим намеренно не хочет заниматься?

— Естественно. Зачем? Если при нынешнем положении земля — это такое тучное пастбище, на котором можно очень сытно попастись.

— А не логичнее ли было бы передавать землю в аренду через тендеры?

— Логичнее. Если есть свободный участок и несколько претендентов, давайте в порядке конкурса определять победителя и ему передавать в аренду. Но если этот участок уже эксплуатируется каким-то предприятием, то какой смысл выставлять его на конкурс, чтобы это предприятие участвовало на общих основаниях? Раз предприятие эксплуатирует, значит, в случае необходимости, — изменения нормативной стоимости земли, например, — надо просто корректировать ставку арендной платы. Т.е., в каких-то случаях имеет смысл выставлять на конкурс, а в каких-то — нет. Но кто за этим следит? Да никто. Депутаты заняты только брутальным распределением.

— Но, кроме передачи в аренду, земля еще и просто раздается…

— По закону, кстати, любой гражданин Украины может получить бесплатно в городе 10 соток для строительства индивидуального дома. В Киеве многотысячная очередь на получение квартир, а получить такую землю могут буквально единицы. Того же 21 декабря таким образом были распределены 1 га и 5 соток между двенадцатью собственниками. Получили в разных уголках города кто по 8, кто по 9, кто по 10 соток земли. Почему из многотысячной очереди получили именно эти 12 — неведомо. Откуда они взялись, кто они — непонятно.

— Такое впечатление, что растаскивание земли в Киеве год от года становится все более неконтролируемым.

— Да, к сожалению. При Омельченко, по крайней мере, в последний год его правления, ТРК «Киев» транслировал в прямом эфире заседания Киевсовета, на которых раздавались участки земли. Конечно, самые «подпольные», жирные участки, как в Феофании, раздавались втихую, но общественное мнение, близость выборов заставляли киевскую власть публично показывать свою деятельность. Сейчас же вообще они прячутся (как на одной из предновогодних сессий) на 10 этаже, когда бунтует оппозиция, и делят что хотят и как хотят. В тот раз, по словам оппозиции, так распределили 600 га земли. А 21 декабря 400 га раздали.

— Сколько за это в казну Киева поступило денег?

— Попытаемся определить на примере того же заседания 21 декабря. Тогда тоже было продано (не на конкурсе, а «за красивые глаза») 4,36 га. Это менее 1% от общего количества розданной в тот день земли. Стоимость участков (за 1 кв. м) была различная — от 872,5 грн. (5 соток на Борщаговке) до 3391,7 грн. (36 соток на Лютеранской). И здесь тоже возникает вопрос — почему без конкурса продали землю именно по такой цене? Надо было посчитать — какой должна быть цена, чтобы такая операция была выгодна?

Точно так же продали землю под Троещинским рынком коллективу ООО «Троещинский рынок». И продали не очень-то и дорого — по 1000 грн. за кв. м. Огромный кусок земли — 3 га и 72 сотки. А ведь место это раскрученное, с хорошими транспортными развязками, куда ездит весь город. Конечно же, эту землю надо было продавать с аукциона.

— А как часто земля в Киеве продается с аукциона?

— Тогда же, 21 декабря, из 199 участков на продажу с аукциона было выставлено… Сколько бы вы думали участков?

— Пять?

— Четыре. Причем, три из них мизерной общей площадью — 42 сотки, то есть 0,7% от всей распределенной земли. И только четвертый участок был более-менее значительных размеров. О нем стоит поговорить особо. Это 113,5 га на Оболони, продажу которых киевская власть тогда бурно разрекламировала, поставила себе в заслугу и чуть ли не сравнивала с продажей «Криворожстали». Однако, тут есть масса «но». Эта земля находится на берегу залива и относится к зеленым зонам. Значит, она идеально бы подходила под создание какого-нибудь парка, зоны отдыха — с пляжами, спортивными площадками, аттракционами… Продана же она под жилищное строительство, то есть — изменено ее целевое назначение. Соответственно, на 113 га сокращены зеленые зоны Киева. Кроме того, в том месте проходят два газопровода среднего давления и одна ЛЭП, и все это надо переносить. Да, еще: на этом участке нужно выделить полосу стометровой ширины для кольцевой дороги. Потому что именно здесь она должна была бы проходить по Генплану.

— А как же можно было выставлять на конкурс участок, по Генплану зарезервированный для строительства дороги?

— Вот в этом вся соль! Что называется — слово дал, слово забрал. Проблема в том, что Генплан утверждается тем же Киевсоветом. И на свое усмотрение Киевсовет вносит нужные ему изменения в Генплан.

Я абсолютно убежден — это была видимость конкурса. Было всего два участника, сделано было три шага (необходимый минимум по условиям аукциона). На третьем шаге торги прекратились. Цена при этом достигла аж (!) 880 грн. за кв. м. На самом деле это цена мизерная. Для сравнения, в тот же день продавался участок на ул. Луначарского, стартовая цена которого была 821 грн., а продали его по полторы тысячи. Вот это примерно настоящая рыночная цена. А 880 грн. — абсолютно договорная цена.

— Получается, второй участник был подставной?

— Вне сомнения. При этом в Киевземе существует негласное правило: если цена не достигает 1300 грн., то участок снимается с аукциона. Но тут данное правило не сработало.

Это был абсолютно нечестный аукцион, наносящий ущерб городу.

— Кто купил этот участок?

— По интернетовским слухам, Фирташ.

— Из 199 только 4 были выставлены на аукцион. А остальные — просто переданы?

— 113,92 га — продано с аукциона, 4,36 га — продано без аукциона, 83,9 га отдано в пользование коммунальным и государственным предприятиям, 182,07 га — сдано в аренду без конкурса. Бесплатно передано в частную собственность (приватизировано) — 1,58 га (1,05 га — в частные руки 12-ти собственникам, 0,53 га передано в частную собственность гаражному кооперативу, что незаконно, поскольку приватизировать землю можно только физическим лицам, но никак не гаражному кооперативу).

— А как эта «раздача слонов» коснулась зеленых зон Киева?

— Только за один день из разряда зеленых зон вывели 184 га, что эквивалентно суммарной площади Центрального Ботанического сада им. Фомина (130 га), Зоопарка (40 га), Владимирской горки (10 га). И еще осталось около полугектара. Пару сотен таких дней до конца каденции этого Киевсовета — и город вообще останется без зеленых зон.

Беседовала Лариса Руденко, Грани+

Читайте также: