Как обеспечили олимпийское спокойствие

В 2014 году зимние Олимпийские игры пройдут в России, в Сочи. Немало усилий и средств уйдет на обеспечение безопасности участников соревнований, членов спортивных делегаций, жителей и гостей причерноморского города. В связи с этим интересно обратиться к опыту работы КГБ и МВД СССР — накануне и в период проведения XXII летних Олимпийских игр в Москве. Тогда «Команду Андропова» признали лучшей на летних Играх 1980 года в Москве. Кстати, еще за шесть месяцев до официального объявления решения Международного Олимпийского комитета, определившего, что состязания Олимпиады-80 состоятся в столице и других городах СССР (23 октября 1974 года), советская разведка доложила о благоприятном для Москвы раскладе мнений членов МОК.

ШТАБЫ, УПРАВЛЕНИЯ, ОТДЕЛЫ

23 декабря 1975 года было принято закрытое постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о подготовке к проведению самого престижного на планете спортивного форума. В целом на организацию Олимпиады выделялось 2 млрд. рублей. Одним из направлений подготовки к Олимпийским играм в СССР стало обеспечение безопасности их участников и гостей – слишком свежа еще была в памяти сентябрьская трагедия 1972 года в Мюнхене, когда террористы уничтожили 13 членов израильской команды.

Да и в целом обстановка в мире не располагала к благодушию, о чем свидетельствовали многочисленные акты политического насилия:

– 8 января 1977 года три взрыва прогремели в центре Москвы – самый крупный и громкий – в прямом и переносном смысле – теракт в СССР, в результате которого погибли 7 и ранения получили более 40 человек;

– летом того же года террористы захватили самолет западногерманской авиакомпании «Люфтганза»;

– в мае 1978 года в Италии экстремистами из «Красных бригад» был убит бывший премьер-министр Альдо Моро;

– с осени 1978 года неизвестный преступник распространял самодельные мины-ловушки в Подмосковье…

Напомним также и то немаловажное обстоятельство, что многие страны содрогались в то время от террористических атак Ирландской республиканской армии, баскской ЭТА, «Японской Красной армии» и западногерманской «Роте Армее Фракцион». Причем многие экстремистские группировки осуществляли свои акции не только на собственной территории, но и за границей…. Со временем к этому добавилось осложнение международных отношений в связи с вводом советских войск в Афганистан 27 декабря 1979 года, и далеко не однозначная реакция в мире на данный шаг руководства СССР, который вызвал серьезный всплеск панисламской солидарности.

Функция обеспечения безопасности участников, гостей и зрителей соревнований летних Игр, жителей городов, где они должны были проходить, возлагалась на Штаб по подготовке и проведению Олимпиады, а в участвующих в выполнении той же задачи ведомствах, включая правоохранительные органы, появились свои собственные штабы. В МВД СССР было образовано «олимпийское» управление, включившееся в разработку системы мер безопасности. Для ознакомления с опытом организации подобной работы делегация представителей правоохранительных органов, в которую были официально включены и сотрудники КГБ СССР, выезжала в 1976 году в Монреаль, который являлся тогда столицей Олимпийских игр.

В июне 1977 года для координации всей работы по линии КГБ в 5-м Управлении был образован 11-й отдел, задачей которого являлось «осуществление оперативно-чекистских мероприятий по срыву подрывных акций противника и враждебных элементов в период подготовки и проведения летних Олимпийских игр в Москве». Аналогичный отдел был создан в составе 5-й Службы Управления КГБ СССР по г. Москве и Московской области.

Впоследствии многие сотрудники этого отдела, а также оперативные работники УКГБ имели официальную аккредитацию на различных олимпийских объектах как официальные сотрудники СБП – «службы безопасности проведения». Она давала право почти повсеместного прохода по всем охраняемым зонам и олимпийским объектам – последних в Москве было 99.

В «олимпийский» отдел 5-го Управления КГБ стекалась вся информация, затрагивавшая вопросы безопасности проведения Олимпиады, от кого бы она ни поступала: от разведки, контрольно-пропускных пунктов погранвойск, органов военной контрразведки и территориальных органов госбезопасности, «от друзей» – от спецслужб союзных с СССР государств, а также МВД, МИД СССР, ТАСС и других министерств и ведомств.

СПЕЦСООБЩЕНИЯ КГБ

Советское руководство располагало информацией о том, что зарубежные спецслужбы и поддерживаемые ими различные антисоветские организации планируют, используя массовый въезд туристов в нашу страну, провести многочисленные враждебные акции. Вот что говорилось об этом в спецсообщении Комитета госбезопасности СССР № 1213-А от 16 июня 1978 г. ЦК КПСС за подписью председателя КГБ Юрия Андропова:

«Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР располагает сведениями о том, что спецслужбы капиталистических государств и находящиеся на их содержании зарубежные националистические, сионистские, клерикальные и иные антисоветские организации вынашивают враждебные замыслы в связи с XXII летними Олимпийскими играми 1980 года в Москве.

По достоверным данным, западные спецслужбы изыскивают возможности для включения в составы национальных олимпийских делегаций лиц, связанных с НТС и другими формированиями, ведущими подрывную работу против Советского Союза. Вопрос о подборе и внедрении членов НТС в олимпийские команды некоторых стран в качестве переводчиков, мастеров-ремонтников, конюхов, врачей и т.п. специально обсуждался на заседании совета НТС в ноябре 1977 года.

… Одновременно установлено, что западные спецслужбы, зарубежные антисоветские организации и подрывные идеологические центры придают большое значение использованию канала международного туризма для инспирации враждебных проявлений на территории СССР в период подготовки и проведения Олимпийских игр. Противник планирует использовать этот канал для засылки в нашу страну террористов, эмиссаров и агентов различных враждебных организаций, а также бывших советских граждан, выдворенных или выехавших ранее из Советского Союза. Предполагается их использование в осуществлении террористических актов, массовом распространении антисоветской и клеветнической литературы, пропаганде антисоциалистических и антикоммунистических идей, склонении некоторых советских граждан к выезду в капиталистические страны, провоцировании антиобщественных и враждебных проявлений, сборе материалов о «нарушении прав человека», а также о некоторых негативных явлениях…».

Далее в этом документе приводились выявленные факты подготовки враждебных действий конкретными зарубежными организациями («Эстонским национальным советом», Международной организацией молодых христиан, «Латышским национальным фондом» и другими), а заканчивалось он так: «…О возможном совершении террористических и иных экстремистских акций во время Олимпийских игр в Москве распространяются различные сообщения с помощью средств массовой информации капиталистических государств.

КГБ СССР учитывает изложенные выше данные при выработке мер, направленных на обеспечение безопасности в период подготовки и проведения XXII Олимпийских игр 1980 года. Об этих мерах будет доложено ЦК КПСС».

Еще за восемь месяцев до ввода советских войск в Афганистан, 25 апреля 1979 года, Юрий Андропов докладывал ЦК КПСС «О враждебной деятельности противника в связи с Олимпиадой-80» (регистрационный № 819-А): «…Если в 1977 году и первой половине 1978 года наиболее характерными для его деятельности являлись призывы бойкотировать московскую Олимпиаду, то в последнее время на первый план выдвигается идея использовать Олимпийские игры 1980 года для осуществления на территории СССР террористических, диверсионных и иных подрывных акций экстремистского характера. Особую активность в этом плане проявляют главари «Народно-трудового союза» (НТС), сионистских и других зарубежных националистических формирований и антисоветских организаций…

Зарубежные украинские, литовские, эстонские, крымско-татарские, дашнакские и прочие националистические организации, различные «комитеты» и «союзы», тесно сотрудничающие с разведывательно-диверсионными службами капиталистических государств, также ведут активную подготовку своих эмиссаров и вынашивают намерения включить их в состав ряда национальных делегаций и туристических групп для поездки в СССР в период подготовки и проведения Олимпиады-80. Перед эмиссарами и связанными с ними враждебными элементами из числа советских граждан противник ставит задачу по изучению обстановки и созданию условий для проведения провокационных акций…»

Далее в цитируемом документе отмечалось: «…Комитетом госбезопасности получены сведения о том, что Русский отдел МИД Израиля в декабре 1978 года внес в правительство предложение об использовании Олимпийских игр в Москве для ведения сионистской пропаганды на территории СССР, разжигания националистических настроений среди граждан еврейской национальности. В этих целях предполагается максимально использовать олимпийского атташе, а также спортивную делегацию и туристические группы Израиля, в состав которых планируется включить представителей израильских спецслужб и лиц, известных своей антисоветской деятельностью, которые должны будут организовать встречи с националистически настроенными лицами, собирать тенденциозную информацию, передавать инструкции, деньги, литературу и проводить иные враждебные акции.

Для дискредитации XXII Олимпийских игр в Москве спецслужбы противника и зарубежные антисоветские центры по-прежнему пытаются использовать различного рода инсинуации «о нарушениях прав человека в СССР». В отдельных случаях им удается инспирировать провокационные действия со стороны антиобщественных элементов внутри страны, толкнуть некоторых из них на безответственные заявления клеветнического характера, способствующие раздуванию антисоветской истерии на Западе…»

В одном из последующих спецсообщений в ЦК КПСС (№ 1455-А от 30 июля 1979 года) подчеркивалось: «…Противник не останавливается перед оказанием прямого психологического давления на западную общественность. Примером этому служит опубликованная недавно в США книга Дж. Петтерсона под названием «Инструкция по совершению террористических актов», в которой обыгрывается провокационная версия о захвате группой террористов во время московской Олимпиады заложников-спортсменов».

Фактически, по оценкам специалистов, это было своеобразное наставление для потенциальных террористов. Оно могло подтолкнуть экстремистски настроенных и психически неуравновешенных лиц на совершение аналогичных описываемым действий или к поискам иных путей достижения провокационных целей.

Помимо прямого инспирирования и стимулирования возможных противоправных действий, подобные публикации преследовали цели и сократить приезд иностранных туристов в СССР на период Олимпийских игр, тем самым подорвав законные расчеты на прибыль для компенсации затрат на создание олимпийских объектов и инфраструктуры (экономическая составляющая «большого» спорта и олимпийского движения ныне ни для кого не является секретом). Немало поспособствовал этому изданный в США накануне открытия Олимпиады бестселлер «Москва-1980», в котором вновь смаковались возможные кровопролитные акции. И вместо ожидавшихся 18 тыс. туристов из Соединенных Штатов в Москву приехало лишь чуть более тысячи американцев.

Предпринимались недругами СССР за рубежом и иные действия (уже упоминавшийся документ КГБ за № 1455-А от 30 июля 1979 года): «…В последнее время на Западе отмечается значительное увеличение масштабов пропагандистских кампаний, направленных на разжигание антисоветских настроений среди зарубежной общественности в связи с московской Олимпиадой. Инспираторы пропагандистской шумихи, широко используя весь арсенал средств массовой информации, стремясь вызвать недоверие к Советскому Союзу, как организатору Игр, искусственно заостряют внимание западного обывателя на второстепенных или надуманных вопросах. Многие органы буржуазной печати дали своим сотрудникам задание приступить к сбору и подготовке материалов о «недостатках в советской экономике, торговле, сфере обслуживания, строительстве олимпийских объектов», которые якобы могут представить «серьезную угрозу» для проведения Игр на должном уровне…

В акциях по психологической обработке населения стран Запада задействован широкий спектр антисоветчиков всех мастей – от парламентариев и членов правительств до деградировавших отщепенцев…

Спецслужбы противника, зарубежные центры идеологических диверсий продолжают активно использовать во враждебной деятельности против нашей страны затасканный лозунг «защиты прав человека в Советском Союзе». В этой связи за рубежом в последнее время в большом количестве возникают так называемые «комитеты» и «группы» антиолимпийской направленности…»

И МВД, И ЗАРУБЕЖНЫЕ «ДРУЗЬЯ»

Разумеется, в мероприятиях по обеспечению безопасности в период проведения в СССР Олимпиады участвовал не только КГБ. Для срыва возможных противоправных действий, в том числе недопущения и пресечения попыток осуществления террористических акций, локализации их последствий, в городах, где находились олимпийские объекты, были созданы отряды милиции особого назначения (ОМОНы). Московский ОМОН начал подготовку по специальной программе в январе 1979 года, а уже в июне он провел перед штабом по проведению Олимпиады показательные выступления по освоенной программе.

В рамках мероприятий по обеспечению безопасности проведения Олимпиады осенью 1979 года УКГБ в столице СССР и Подмосковье прошла крупномасштабная операция «Ночная Москва», целью которой являлось выявление и ликвидация всевозможных криминальных и криминогенных очагов. В частности, в ходе этой операции удалось пресечь преступную деятельность двух банд так называемых «таксистов» – всего в них входило около 60 участников. Причем, что любопытно, от иностранцев, пострадавших от рук грабителей – мнимых «офицеров КГБ», не поступило ни одного официального заявления или жалобы…

Накануне открытия Олимпиады Министерство внутренних дел пошло на экстраординарные меры. В одно июльское утро оперативники МУРа задержали 20 самых известных «воров в законе» и криминальных «авторитетов», которых доставили на Огарева, 6, в здание МВД СССР. Здесь с ними встретились министр Николай Щелоков и его первый заместитель Юрий Чурбанов, высказавшие требование «избавить столицу от нежелательных эксцессов в период Олимпиады». Подобные пожелания были встречены присутствовавшими лицами с полным пониманием…

Между тем международная обстановка продолжала накаляться. Если 4 января 1980 года президент США Джимми Картер только высказывался за приостановление связей с СССР, то после зимних Олимпийских игр в американском Лейк-Плейсиде он объявил в апреле 1980-го о бойкоте Соединенными Штатами московской Олимпиады и призвал другие страны мира поддержать эту демонстративно-политическую акцию. МОК, кстати сказать, отреагировал на нее негативно, придерживаясь того мнения, что спорт не должен быть заложником политики.

В последнем из четырех пространных обзорных спецсообщений КГБ в ЦК КПСС по поводу обеспечения безопасности проведения Олимпиады (№ 902-А от 12 мая 1980 года) читаем: «…Особенно активизировалась эта враждебная деятельность в связи с беспрецедентной антиолимпийской кампанией, развязанной администрацией Картера. Отказ США от участия в Играх XXII Олимпиады может подтолкнуть экстремистские элементы к совершению подрывных акций на территории СССР.

С учетом имеющихся материалов о подрывных замыслах противника Комитетом госбезопасности разработан и осуществляется комплекс мер, направленных на обеспечение безопасности Олимпийских игр, выявление и срыв готовящихся враждебных акций. Основное внимание уделено противодействию устремлениям противника. Для этого, в частности, подготовлен альбом с установочными данными на 3 тысячи известных участников международных террористических организаций, который направлен всем заинтересованным органам КГБ, на контрольно-пропускные пункты въезда иностранцев в СССР, а также органам безопасности стран социалистического содружества с целью предотвращения въезда этих лиц в нашу страну.

Закрыт въезд в нашу страну 6 тысячам иностранцев, представляющим опасность с точки зрения возможного осуществления враждебных акций во время Олимпиады. Работа по выявлению иностранцев указанной категории и закрытию им въезда в СССР продолжается…

Комитетом госбезопасности организован усиленный контроль за лицами, подозреваемыми в совершении особо опасных государственных преступлений, а также пытавшимися незаконно приобрести огнестрельное оружие, взрывчатые и отравляющие вещества, высказывавшими намерения совершить особо опасные государственные преступления. Совместно с МВД СССР усилен контроль за состоянием учета и хранения огнестрельного оружия, взрывчатых, радиоактивных и отравляющих веществ, активизированы мероприятия по розыску похищенного оружия.

В целях предупреждения возможных дерзких антиобщественных проявлений со стороны душевнобольных лиц, вынашивающих агрессивные намерения, совместно с органами МВД и здравоохранения принимаются меры к превентивной изоляции таких лиц на период проведения Олимпиады-80…

…Кроме того, предусматриваются специальные меры охраны израильской делегации, а также делегаций КНР, Чили и некоторых других стран в случае их прибытия на Олимпийские игры.

В процессе разработки мероприятий по обеспечению безопасности Игр XXII Олимпиады большое внимание было уделено прогнозированию возможных чрезвычайных ситуаций и других нежелательных проявлений, определены различные варианты действий по их предотвращению и локализации, подготовлены специальные оперативные группы для действий в случае возникновения такого рода ситуаций….

Комитет госбезопасности, местные органы КГБ всю оперативную и организационную работу по обеспечению безопасности в период подготовки проведения Московской Олимпиады проводит в тесном взаимодействии с органами МВД СССР. В целях практического руководства и координации оперативной деятельности созданы объединенные оперативные штабы КГБ-МВД на всех олимпийских объектах. Руководители объединенных штабов организуют и направляют работу по обеспечению безопасности и общественного порядка на вверенных им объектах.

В интересах обеспечения безопасности во время Олимпийских игр КГБ СССР налажено взаимодействие с органами безопасности стран социалистического содружества. 7–10 апреля с.г. проведена (в рамках совещания по борьбе с идеологической диверсией противника) рабочая встреча представителей органов безопасности НРБ, ВНР, ГДР, ЧССР, СРВ, МНР и Республики Куба на уровне заместителей министров, в ходе которой обсуждены практические вопросы, связанные с обеспечением безопасности на завершающей стадии подготовки и во время проведения Московской Олимпиады.

С согласия ЦК КПСС, по инициативе Комитета госбезопасности, МИД СССР сделаны соответствующие обращения к руководителям ряда арабских государств с просьбой об оказании всемерного содействия нашей стране в проведении XXII Олимпийских игр в духе принципов гуманизма и мира между народами, принятия необходимых мер для предотвращения въезда в Советский Союз лиц, причастных к террористическим и экстремистским организациям.

Одновременно КГБ СССР сделаны обращения к руководителям органов безопасности некоторых развивающихся стран с просьбой о получении и передаче информации о подрывных замыслах спецслужб империалистических государств в отношении московской Олимпиады.

Работа по выявлению и срыву враждебных планов противника, совершенствованию системы мер безопасности в период подготовки и проведения Олимпиады-80 продолжается с учетом изменяющейся международной и оперативной обстановки в мире».

Понятно, что в свете изложенных обстоятельств подразделениями КГБ вскрывались и брались на учет конкретные враждебные замыслы извне и внутри страны – к маю 1980 года на контроль по въезду было поставлено более 2700 лиц, подозревавшихся в причастности к подготовке террористических и иных экстремистских акций. В проверку были взяты более 400 человек, высказывавших намерения совершить террористические действия.

Конечно, нецелесообразно подробно раскрывать все меры по обеспечению безопасности на состязаниях Олимпиады. Можно лишь отметить, что на нее приехали 5283 участника, более 6 тыс. журналистов, сотни тысяч туристов. К их обслуживанию были привлечены 115 тыс. советских граждан. Непосредственно оберегали москвичей и гостей столицы от любых ЧП на олимпийских объектах около 15 тыс. сотрудников правоохранительных органов, в том числе и чекистов.

Несмотря на многочисленные упреки зарубежных СМИ в «недемократическом характере» «зачистки» Москвы накануне Олимпиады, шеф полиции Мюнхена настойчиво рекомендовал члену Оперативного штаба КГБ по обеспечению безопасности ее проведения генералу КГБ Федору Бобкову «не поддаваться давлению прессы» и предпринимать все необходимые меры для предотвращения нежелательных эксцессов.

В один из предпоследних олимпийских вечеров освещавшие состязания спортивные журналисты решили выяснить, какая же из команд показала себя в XXII летних Играх наилучшим образом? Спор развернулся жаркий. Но все присутствовавшие согласились с тем, что лучшей на Олимпиаде стала «команда Андропова», под которой понимались те сотрудники правоохранительных органов, что обеспечивали безопасность спортсменов и гостей Москвы, Киева, Минска и Таллина.

Олег Хлобустов, НВО

Читайте также: