Мир и тюрьма: часть 3. Бунт и пожар в тюрьме на юге Англии и другое

Житель Нью-Йорка, который жалуется на то, что во время его пребывания в окружной кутузке местная тюремная крыса укусила его за пенис, имеет право привлечь власти округа к юридической ответственности. По сведениям телерадиовещательной корпорации ВВС именно такое решение вынес судья, к которому обратился искусанный мужчина…

 

Третья часть обзора (читайте также Часть 1, Часть 2)

Франция: реформа процедуры ареста

20 января 2010 года депутаты Национальной ассамблеи [ Национальная ассамблея – нижняя палата парламента Франции. ] в рамках реформы процедуры ареста одобрили ключевую статью, касающуюся задержания. Теперь адвокат имеет право встречаться с арестованным на протяжении всего времени задержания, а не в течение 30 минут сразу после задержания, как это происходит в настоящее время.

Статья 7 законопроекта, представленная министром юстиции Мишелем Мерсье, предусматривает, однако, ряд отступлений от вводимого правила, когда встреча с адвокатом может быть отложена на 12 часов при совершении ряда тяжких преступлений общеуголовного характера, на 24 часа – если имеются подозрения о совершении преступления со стороны так называемой оргпреступности, и на 72 часа – если речь идет о терроризме.

Восстановлено право хранить молчание, которое было ликвидировано в 2003 году, при этом следователь обязан сообщить об этом задержанному. Как следует из текста закона, следователь обязан также сообщить задержанному о том, что адвокат имеет право встречаться с ним на постоянной основе.

О своем задержании арестованный имеет право сообщить как своей семье, так и работодателю, а не одному из них. Он может также иметь при себе ряд личных вещей, таких как очки, а результаты медицинского обследования, проводимые во время задержания, не должны стать достоянием третьей стороны.

По предложению правительства и депутатской группы UMP [ UMP – Союз за народное движение (либерально-консервативная партия во Франции). ] Национальная ассамблея поддержала положение о том, что предварительное следствие останется под контролем прокурора республики, назначаемого действующей властью, а не судьи, ответственного за обеспечение прав и свобод во время ареста и независимого по своему статусу, как это предлагала парламентская комиссия по законодательству.

Это положение уже подверглось критике со стороны адвокатского сообщества и магистратов [ Магистрат – чиновник судебной власти (судья, следователь, прокурор) в Италии, Франции и некоторых других зарубежных странах. ], которые полагают, что такое право, предоставленное прокурору, несовместимо с требованиями Европейского суда по правам человека, который считает, что прокуратура, тесно связанная с исполнительной властью, не может рассматриваться как независимый юридический орган.

Кроме того, правительство согласилось с министром юстиции и отказалось от предложенного в тексте законопроекта положения о так называемом «свободном допросе» – допросе, не ограниченном во времени и без адвоката.

После продолжительных дебатов, развернувшихся между двумя членами группы UMP – адвокатом Клодом Гоаскеном и магистратом Жан-Полем Гарро, – эта поправка, касающаяся лишения полиции права на «свободный допрос» во время предварительного задержания, была одобрена.

В то же время установлено, что если офицер полиции, ведущий допрос, считает, что адвокат «грубо мешает проведению допроса» или мешает его проведению иным образом, он информирует об этом прокурора, который имеет право отстранить такого адвоката от дела и пригласить к участию в деле другого адвоката, выбранного арестованным или назначенного.

В среду, 19 января, Национальная ассамблея почти единогласно приняла поправку, предложенную правительством и предусматривающую, что в отсутствие адвоката решение о лишении свободы или иного ограничения не может быть принято вообще.

Правительственная поправка тем не менее уточняет, что лишение свободы «может быть провозглашено в том случае, если имеются другие доказательства или если лицо, имевшее возможность пригласить адвоката, само отказалось от его присутствия».

Эта реформа, однако, почти не имеет никакого значения в суде присяжных, в котором жюри решает вопрос об аресте не на основании имеющихся доказательств, а на основании лишь «внутреннего убеждения».

Этот законопроект является следствием решения Конституционного совета [ Конституционный совет Франции – аналог конституционных судов в других странах. ], принятого 30 июля 2010 года, который постановил, что существующие процедуры, касающиеся предварительного задержания, противоречат фундаментальным правам человека, и обязал провести их реформу до 1 июля 2011 года.

Согласно официальной статистике, число арестов во Франции увеличилось с 336 718 в 2001 году до 792 293 в 2009 году. А если учитывать и нарушения правил дорожного движения, то эта цифра приближается к 900 000.

Рассмотрение этой реформы в парламенте может закончиться очень скоро. Сенат [ Сенат – верхняя палата французского парламента. ], в свою очередь, должен рассмотреть этот законопроект в марте или апреле 2011 года.

Бельгия: судья «наехал» на тюрьму и… обжегся

В Бельгии разгорелся нешуточный скандал, в который оказался вовлечен целый ряд высших чиновников, в том числе и министр юстиции Стефан Деклерк. Что же произошло?

16 января 2010 года следственный судья [ Следственный судья – во Франции и ряде других стран судья, который принимает решение об ограничительных мерах на стадии предварительного следствия (ордер на арест, обыск, постановление об изъятии, временное лишение водительских прав). Следственный судья проводят также обеспечительные допросы обвиняемого и свидетелей. ] Вим де Трой приказал арестовать административную верхушку тюрьмы Сен-Жиль: директора (женщину), ее заместителя и сотрудника, ответственного за пропускной режим.

Что же такое натворили эти трое, что вызвало применение к ним такой суровой меры, как арест?

В этот день (воскресенье) следственному судье необходимо было срочно допросить одного задержанного, чтобы, как пояснил Люк Энар (председатель суда, в котором работает Вим де Трой), решить вопрос с мерой пресечения для этого арестанта. Прибыв после обеда в тюрьму в сопровождении своего секретаря и сотрудников полицейского участка аэропорта Брюсселя, судья не смог заехать в тюрьму на собственном (частном) автомобиле. Руководство тюрьмы заявило ему, что автомобиль необходимо оставить за воротами тюрьмы, как того требуют правила безопасности. По существующим правилам во внутренний двор тюрьмы имеют право въезжать лишь автозаки.

После возникшей перепалки судья, видя, что руководство тюрьмы не идет ему навстречу, попросту приказал арестовать директора и двух сотрудников, которые и были доставлены в полицейский участок города Завентема.

Как утверждает Люк Энар, никакого ареста не было, просто судья пригласил троих пенитенциарных сотрудников «на беседу».

В свою очередь, Генеральная дирекция пенитенциарных учреждений Бельгии считает, что речь идет именно о незаконном аресте. Как утверждается в специально выпущенном по этому поводу Генеральной дирекцией коммюнике, «три сотрудника из числа персонала были лишены свободы в воскресенье с 18 часов 5 минут до 20 часов 20 минут. Их обязали сдать ключи и средства связи и угрожали надеть на них наручники».

В связи с произошедшим случаем Генеральная дирекция жестко заявила, что «правила и процедуры безопасности, касающиеся допуска в тюрьмы, обязательны для всех, включая директора, министра или следственного судью. Любой человек, которому необходимо попасть в учреждение, должен пройти через металло- и рентгенодетектор. Также запрещено, – говорится далее, – парковаться во внутреннем дворе учреждения. И только директор тюрьмы может в исключительном случае разрешить парковку».

Эти правила и процедуры, говорится далее в коммюнике, были усилены в рамках борьбы с побегами, которых в 2010 году произошло всего три. «Установленные процедуры абсолютно не мешают следственному судье исполнять свои обязанности… Является совершенно неприемлемым тот факт, что следственный судья попытался уклониться от необходимого контроля», – делает вывод Генеральная дирекция.

В коммюнике также сказано, что сотрудники тюрьмы Сен-Жиль работают с высоким профессионализмом, соблюдая действующие процедуры.

Свое возмущение произошедшим высказал и пенитенциарный профсоюз. «Это уж слишком, – заявил представитель профсоюза Ги Милис. – Магистрат [ Магистрат – чиновник судебной власти (судья, следователь, прокурор) в Италии, Франции и некоторых других зарубежных странах. ], какие бы он функции ни исполнял, должен пройти через контроль, как и все остальные. У нас уже были подобные проблемы в других тюрьмах и с другими следственными судьями, много о себе возомнившими».

У бельгийских журналистов, освещающих это происшествие, возник и еще один очень серьезный вопрос. Дело в том, что тюрьма Сен-Жиль расположена в зоне ответственности полиции Брюсселя, тогда как задерживали директора тюрьмы и ее сотрудников полицейские из города Завентема. У журналистов возникло подозрение, что брюссельские полицейские отказались выполнять незаконный приказ следственного судьи, и тогда он использовал ничего не подозревающих полицейских из Завентема.

Этому факту также очень удивился министр юстиции и потребовал провести расследование.

«Я не спущу это дело на тормозах, – заявил Стефан Деклерк, – я не позволю, чтобы какой-то там следственный судья наплевал на действующие правила по обеспечению безопасности».

После такой отповеди, поступившей от Генеральной дирекции пенитенциарных учреждений Бельгии и министра юстиции Стефана Деклерка, бельгийские СМИ полагают, что арестован может быть уже сам следственный судья.

Бунт и пожар в тюрьме на юге Англии

Как сообщили в пенитенциарной службе страны, порядка сорока осужденных участвовали в поджоге нескольких зданий тюрьмы Форд, расположенной около города Арундел, на юге Англии.

С точки зрения профсоюза охранников тюрем, этот инцидент ярко демонстрирует риски, заложенные в проектах, касающихся сокращения бюджета юстиции, на которые решило пойти правительство, реализуя свою политику жестких мер экономии.

Бунт начался около полуночи, прямо в первую новогоднюю ночь. В субботу после обеда десятки охранников в защитном снаряжении сопровождали две пожарные машины, въехавшие во внутренний двор пенитенциарного учреждения, чтобы погасить огонь, охвативший одно деревянное здание. Телевидение продемонстрировало кадры и других горящих зданий, которые были подожжены во время той ночи, когда начался бунт.

К вечеру казалось, что силы правопорядка взяли под контроль ситуацию.

Сообщений о травмах, нанесенных заключенным или охранникам (для оказания помощи в наведении порядка сюда было направлено 140 человек), не поступало.

Тюрьма Форд является центром заключения «открытого типа», в котором осужденные, как правило, не запираются в своих камерах и имеют право работать за пределами учреждения.

Министр по делам тюрем Криспин Блант сообщил, что 150 осужденных, участвовавших в бунте или поджегших свои камеры, будут переведены в тюрьмы со строгим режимом.

Марк Фримен, помощник генерального секретаря профсоюза охранников тюрем рассказал, что мятеж начался, когда охранники захотели провести тесты на употребление алкоголя в отношении ряда заключенных.

По его мнению, беспорядки получились столь массовым из-за недостаточного количества охранников. Он поставил под сомнение бюджетную политику, объявленную весной 2010 года коалиционным правительством консерваторов и либералов.

«Мы понимаем, что администрация пытается сократить численность охранников, работающих здесь (в тюрьме Форд), и я думаю, что этот случай должен послужить напоминанием об опасности, которую представляют собой заключенные, даже те из них, которые находятся в учреждениях открытого типа», – заявил Марк Фримен в интервью каналу Sky News.

США: за самое больное

Житель Нью-Йорка, который жалуется на то, что во время его пребывания в окружной кутузке местная тюремная крыса укусила его за пенис, имеет право привлечь власти округа к юридической ответственности. По сведениям телерадиовещательной корпорации ВВС именно такое решение вынес судья, к которому обратился искусанный мужчина.

Как рассказал сам 54-летний Питер Соломон, которому после этого несчастного случая пришлось пройти курс лечения против бешенства, охранники, поместившие его именно в этот тюремный блок, прекрасно знали, что там водятся эти грызуны. Он также сказал, что в этой тюрьме плохо с ним обращались и даже избивали. По его мнению, все это происходило потому, что у него черный цвет кожи.

Адвокаты, представляющие округ Нассау, в котором и располагается эта тюрьма, требовали, чтобы его жалоба была признана неприемлемой. Привлеченные к делу эксперты заявили, что они не видят доказательств серьезных последствий этого инцидента.

Питер Соломон, афроамериканец и ветеран войны во Вьетнаме, утверждающий, что он прошел курс лечения по причине посттравматического расстройства, содержался в тюрьме в 2007 году в ожидании суда по обвинению в угрозах расправы, которые он высказывал в адрес своей жены.

Бастилия открывает свои тайны

В Париже, в библиотеке Арсенала (Национальная библиотека Франции располагается в нескольких зданиях, одним из которых является бывший арсенал. – Сост.), открылась выставка, рассказывающая об истории знаменитой тюрьмы, которая символизировала собой произвол, присущий абсолютизму.

С 15 июля 1789 года некий Паллуа заключил торговое соглашение с властями на снос крепости, которая служила королевской тюрьмой со времен кардинала Ришелье. Этот человек понимал, что он собирается разрушить целый миф. И он вырезал из 83 кусков разрушенной Бастилии макеты знаменитой темницы в память о временах угнетения и отправил их во все департаменты Франции. Один из этих макетов вместе с двадцатью семью ключами от этой крепости, отправленный 14 июля 1790 года в Конституционное собрание, выставлен на нынешней экспозиции.

Символ беззакония, царившего при абсолютизме, Бастилия являлась местом, куда заключали без всякого судебного решения – бывало на несколько дней, а бывало и пожизненно – не только протестантов, писателей, издателей, содомитов, но также и таких персонажей, как Фуке (суперинтендант финансов при Людовике XIV, выходец их купцов, впавший впоследствии в немилость. – Сост.), Железная маска, Калиостро и даже… Вольтер. Из этого перечня хорошо понятно, почему парижане в первую очередь постарались разрушить это страшное место.

Когда маркиз де Сад, после пребывания в Венсенской крепости, был переведен в 1784 году в Бастилию, ему было 44 года и он еще почти ничего не написал. Но когда возникла необходимость перевести его из Бастилии в богадельню в Шарлетоне, оказалось, что маркиз прямо-таки спал на написанных им в Бастилии произведениях: «Сто дней Содома», «Жюстина, или Несчастья добродетели», «Алина», «Валькур»…

Благодаря пенсии, которую получала его супруга Рене-Пелажи, он избежал участи питаться лишь сухим хлебом и водой. У него была возможность обставить свою камеру мебелью и украсить гобеленами, получать не только тонкие вина и изысканные блюда, книги… но и различные «престижные безделушки», секс-игрушки того времени, которые Рене-Пелажи специально заказывала для него у специалиста-краснодеревщика. Самые скандальные свои произведения Сад дает читать лейтенанту Дю Пюже, служившему в Бастилии. Несмотря на все эти «тепличные» условия, маркиз во время прогулок по крепостной стене тюрьмы все время кричит о том, что тюремщики издеваются и обирают заключенных.

Настал день, когда он был переведен в Шарлетон, город, в котором через несколько лет де Сад обрел свободу и в котором он закончил свои дни в 1814 году.

Боливия: Пальмасола, женская тюрьма

Пальмасола – это деревня за решеткой. Четыре сотни осужденных женщин свободно разгуливают по оживленным улочкам. Здесь же играют дети, а иногда можно увидеть и приехавших на свидания мужчин. Многие отбывают здесь наказания вместе со своими малолетними детьми, отцы которых слишком бедны, чтобы взять на себя заботу о малышах на свободе. А у некоторых ребятишек отцов и вообще нет.

«Здесь не преступники, здесь лишь бедняки, – говорит одна заключенная, – а богатые покупают себе свободу».

«Мне дали 10 лет за фальсификацию документа, – рассказывает 37-летняя Клара. – А я не просто могла ослушаться моего начальника. Да я даже не знала, что это называется коррупцией. Он-то заплатил и на свободе, а я здесь… И муж мне теперь не доверяет и очень редко приезжает навестить. К счастью, мой 17-летний сын по-прежнему любит меня…»

В женской тюрьме, которая называется Санта-Круз, жизнь женщин протекает организованно. Здесь можно найти камеры-магазины, нечто вроде своеобразных ресторанов, телевизионные залы и общий умывальник. Все здесь находится под управлением самих женщин.

Распределение должностей зависит не от того, какое преступление совершила та или иная дама, и не от того, на какой срок ее сюда определили. Положение в местной иерархии зависит исключительно от покупательной способности той или иной осужденной. Каждая прибывающая сюда женщина обязана купить себе место в камере. Ну а степень комфортности камеры зависит от ее покупательной способности. По закону, конечно, это все запрещено, но администрация тюрьмы, молчание которой также продается, закрывает на все глаза.

Здесь правит та, кто богаче других. В течение двух последних лет «рынок недвижимости» (распределение по камерам) находится в кризисе, так как численность заключенных сократилась. Хотя плата остается достаточно высокой (между 250 и 2500 долларами), цена за камеру упала на 30%.

Самые богатые живут в просторных и светлых камерах, в самом безопасном секторе. Ну а те, кто беднее, вынуждены спать вместе со своими детьми в камерах, где отсутствует всякая гигиена. Однако между женщинами, имеющими детей, существует некая солидарность, основанная на обеспечении безопасности малышей.

У Жаклины, например, есть сын. Но сообщить отцу ребенка о том, что он является папой, она не может, так как этот самый папа тоже сидит в тюрьме, но во Франции.

Женщины и здесь, в тюрьме, умудряются забеременеть. Некоторым это дает надежду, что исполнение наказания отложат и выпустят на волю. Рожать им приходится за пределами тюрьмы, в городской больнице, где после родов они остаются лишь на трое суток и под охраной двух сотрудников тюрьмы.

Ежегодно выделяемые государством деньги на содержание тюрем не покрывают даже расходы на питание. В пищу заключенным добавляются успокоительные средства и контрацептивы. От местной воды женщины часто заболевают, но оказываемая медицинская помощь явно недостаточна. Те из женщин, которые не получают помощи из-за решетки, стараются найти хоть какую-то работу на местном, очень маленьком, производстве или, чтобы выжить, занимаются распространением наркотиков. Кстати, алкоголь и наркотики здесь дешевле, чем на воле, и очень распространены.

Все это результат недостатков системы, отданной в полное распоряжение заключенным. Государство не заботится о своих узниках, оно и не охраняет их, и не занимается ими. По всей видимости, с женщинами-заключенными грубо обращаются и во время предварительного следствия в полиции. Судьи – коррумпированы, адвокаты – некомпетентны и занимаются вымогательством денег у семей этих женщин.

Жизнь в Пальмасоле – отражение боливийского общества, в котором ничтожная часть от всего населения использует богатства страны к собственной выгоде. А тюрьма является лишь инструментом наказания, в которой нет места проектам по реабилитации. После своего освобождения одни женщины хотели бы работать, другие – продолжить образование или обучиться художественному ремеслу, ну а большинство из них попросту мечтают о том, чтобы больше не попасть в тюрьму.

Справка составителя

Пенитенциарная система Боливии

В 67 пенитенциарных учреждениях по состоянию на июль 2010 года содержалось 8700 заключенных, в том числе: подследственных – 78,7%, женщин – 12,2%, несовершеннолетних – 9,1%, иностранцев – 6,8%. Количество заключенных на 100 тысяч населения – 87 человек. Наполняемость тюрем, по официальным данным, составляет 165,5%. Смертная казнь отменена за общеуголовные преступления. Условия содержания очень тяжелые: тюрьмы переполнены, качество пищи и медобслуживания низкое, распространены инфекции. По местным законам, дети до шести лет имеют право жить в камере вместе с родителями. В результате в целом по стране за решеткой находится более 1000 детей. Жены и мужья имеют право посещать супругов в тюрьме в любое время и ночевать в камере.

Самое известное пенитенциарное учреждение – тюрьма Сан-Педро, Ла-Пас, построенная в период колониализма в 1952–1954 годах. Прозвана городом в городе – камеры без решеток больше похожи на обычные квартиры. С арестантом заключается официальный договор на проживание и оплату жилплощади. В зависимости от финансовых возможностей арестант может иметь от пары метров в «коммунальной» камере до нескольких комнат, образующих тюремную квартиру.

Существует рейтинговая система, по которой камеры получают от 0 до 5 звезд. Питанием заключенный обеспечивает себе сам: может покупать продукты и готовить еду в камере или питаться в одной из тюремных забегаловок. Многие заключенные и члены их семей занимаются мелким бизнесом. Дети дошкольного возраста посещают два тюремных детсада. Подавляющее большинство в Сан-Педро – подследственные по делам о наркотиках. Самый известный заключенный – Амадо Пачеко, осужденный за транспортировку 4,2 тонны кокаина на персональном самолете. В тюрьме он прославился тем, что достроил второй этаж к своей камере, чтобы обеспечить привычный уровень комфорта.

Шедевры Лувра в тюрьме

Впервые в истории репродукции шедевров музея Лувра выставлены в прогулочном дворе тюрьмы Пуасси, недалеко от Парижа. Эта выставка продлится три месяца.

Выставка, названная «По ту сторону стен», является своеобразным плодом сотрудничества между Лувром и этим пенитенциарным учреждением строгого режима, в котором содержатся заключенные, приговоренные к длительным срокам отбывания наказания.

Десять осужденных-волонтеров отобрали по одному шедевру Лувра из списка полотен, представленного музеем.

Арестанты для своего просмотра выбрали следующих художников: Мантенья, Мурильо, Жерико, Ла Тур, Ле Лоррен.

Затем выбранные картины были воспроизведены в натуральную величину, с высоким разрешением и вставлены в старинные рамы. С их появлением прогулочный двор сразу же преобразился. А когда наступают сумерки, эффект усиливается еще больше, так как все картины подсвечиваются.

С помощью одного писателя десять заключенных, выбиравших картины, снабдили каждый «свою» небольшим текстом, вывешенным рядом с произведением искусства. При размещении картин, так чтобы выставка в прогулочном дворе приобрела некую целостность, заключенные воспользовались помощью дизайнера.

Во время открытия этой выставки, предназначенной исключительно для заключенных, президент-директор музея Анри Луаретт напомнил собравшимся, что призвание Лувра состоит в том, чтобы его шедеврами могли любоваться все.

Тюрьма Пуасси, располагающаяся в старинном монастыре, насчитывает 230 осужденных. У 80% из них сроки лишения свободы превышают двадцать лет.

«Эта тюрьма – очень грустное место. А эта выставка – своеобразный способ вырваться из нее, очутиться на воле», – сказал 30-летний Джованни, выбравший картину Клода Желе, более известного как Ле Лоррен.

«Когда я вижу эту выставку, серые стены как будто бы пропадают», – объясняет другой заключенный, 57-летний Патрик.

Жан-Мари, которому недавно исполнилось 44 года, выбрал картину Теодора Жерико, которая называется «Скачки», потому что «скачущие лошади символизируют обещания путешествия. И потому еще, что финиширующие лошади означают начало новой жизни», – подумав, добавил Жан-Мари.

Каталог выставки, созданный совместно Лувром и Министерством юстиции, уже напечатан и снабжен текстами, написанными заключенными.

Бельгия: проект по привлечению военнослужащих в охранники тюрем провалился

Почти сто военнослужащих стали тюремными охранниками за два с половиной года. Этот результат очень далек от поставленной цели…

Все начинается с констатации двух фактов: 1) Министерство обороны должно сократить свой персонал; 2) Министерство юстиции испытывает большой некомплект пенитенциарных сотрудников.

Казалось, все очень просто. Заинтересованные министры – юстиции Стефан Деклерк и обороны Питер Декрем – в апреле 2008 года подписали соглашение о взаимодействии. По этому соглашению только в 2008 году предусматривалась переаттестация пятисот военнослужащих в тюремные охранники. За два с половиной года всего лишь около ста солдат решились сменить службу…

Если быть точным, то в 2008 году таких желающих было 83 человека. В 2009 году, по подсчетам газеты De Morgen, численность переаттестовавшихся сократилась до 15 человек, из которых трое – резервисты. А в 2010 году? Цифры до сих пор неизвестны (чиновники, занимающиеся этим вопросом, якобы находятся в отпуске). Но, по словам представителя профсоюза военнослужащих Патрика Десси, «практически ни один солдат не принял это предложение».

Причина: последние изменения статуса тюремных офицеров, которые предопределяют, что «замещение их постов более недоступно для лиц, имеющих категорию D (солдаты и матросы)», объяснил министр обороны, отвечая на письменный парламентский запрос. «И в то же время армейский персонал категории С (унтер-офицеры), к которому, согласно званиям и возрасту, предъявляются более высокие требования, в Министерстве обороны выполнял обязанности, которые требуют большей ответственности, чем та, которая предписывается тюремным охранникам».

Есть и другие факторы, объясняющие провал проекта. «Военнослужащий и тюремный охранник – две совершенно разные профессии, – утверждает представитель профсоюза тюремных служащих Мишель Якобс. – Некоторые военнослужащие к концу стажировки все же привыкли к новой работе, но большинство решило вернуться в Министерство обороны».

Военнослужащие предпочитают участвовать в операциях за пределами страны, воспринимая такие командировки как некий подарок. Такие командировки позволяют им получать тройное жалованье… Ну и наконец: обещание, что каждый из перешедших на службу в тюрьму, получит работу вблизи от постоянного места жительства, не выполнено.

Алжир: условия в тюрьме Эль-Хара не отвекчают международным стандартам

Катрин Доп Аноко, президент комиссии по пыткам и член рабочей группы по экономическим, социальным и культурным правам в Африке, заявила, что количество заключенных в тюрьме Эль-Хара превышает 2100 человек, что не соответствует международным нормам. Она добавила, что перелимит в этой тюрьме составляет 900 человек.

Госпожа Доп также указала на то, что, несмотря на усилия, предпринимаемые государством с целью улучшения условий содержания заключенных, эти условия все еще далеки от требуемых международных норм. В кулуарах конференции Катрин Доп заявила, что поставила в известность членов африканской комиссии по правам человека о том, что в тюрьме Эль-Хара она видела женщин-заключенных с малолетними детьми.

Она также обратила внимание на малый размер камер и сделала запрос, соответствуют ли условия содержания в заключении, медицинское обеспечение и качество пищи международным нормам. Во время своей пресс-конференции она указала на то, что Алжир нуждается в строительстве новых центров заключения и выразила удовлетворение, что эти проекты уже находятся в стадии реализации. И действительно в стране в настоящее время строится 91 тюрьма, две из которых будут открыты в ближайшее время.

По словам госпожи Доп, «этот вопрос касается не только Алжира, поскольку многие другие страны также испытывают нехватку мест в тюрьмах». Она уточнила, что вопрос предварительного задержания и его продолжительности обсуждался во время ее встречи с Министром юстиции Тайебом Белаизом.

Африканская делегация, которая находилась с визитом в Алжире в течение недели, констатировала, что в стране достигнут большой прогресс по сравнению с предыдущими годами в области прав человека и наличествует политическая воля алжирского правительства по улучшению условий содержания заключенных. Относительно практики применения пыток, делегация подчеркнула, что они в Алжире запрещены, и в стране принимаются необходимые правовые положения с целью их полного запрета.

Африканская делегация также отметила полную отмену смертной казни в Алжире. Представители делегации обсудили права женщин и детей и потребовали запретить всякую их дискриминацию, введя в законодательство статью, позволяющую женщинам в полной мере участвовать в политической жизни.

Необходимо отметить, что африканская делегация посетила множество учреждений, в том числе тюрьму Эль-Хара, комиссариат полиции города Биртута и центр приема женщин, находящихся в трудной жизненной ситуации, города Бусмаила. Члены делегации имели встречи с министрами юстиции, внутренних дел, иностранных дел, национальной солидарности и председателем Верховного суда.

Страсбург: косметические процедуры в тюрьме

«Приятель придет ко мне сегодня на свидание, так что сделайте меня красивой», – говорит Алиса, заключенная следственного изолятора, расположенного в Страсбурге, в котором открылся первый во всех французских тюрьмах салон красоты.

«Подобных примеров во Франции больше нет», – убеждает журналистов Арман Перего, президент регионального отделения общества Красного Креста, по инициативе которого и при поддержке пенитенциарной администрации (ПА), был реализован этот проект.

«Что-то подобное есть в тюрьме Флери-Мерожис, но это совсем не то, что здесь. Мы переоборудовали неиспользуемое помещение, предназначенное для грудных детей, в самый настоящий салон, где можно отдохнуть и расслабиться», – уточняет представитель ПА.

В конце коридора, в который выходят двери от 18 камер, предназначенных для тридцати заключенных женщин, находится комната площадью в 20 кв. метров. Помещение выкрашено в успокаивающие светлые тона, а красивая люстра и зеркала делают атмосферу какой-то душевной.

Раз в месяц на 45 минут женщины могут довериться опытным рукам косметолога, которая сделает им массаж, глубокую очистку кожи и косметическую маску. В течение еще 15 минут заключенная займется своей прической, так как здесь же есть и небольшой салон-парикмахерская.

Директор следственного изолятора Ален Реймон считает, что все это дает женщинам возможность «восстановить свое достоинство, которое они, как многие из них считают, потеряли».

«Конечно, все это бесплатно», – уточняет г-н Периго, подчеркивая, что Красный крест вложил в организацию этого салона, где шторы скрывают решетки на окнах, 4000 евро.

Жюли Вог, 32-летняя косметолог из пригорода Страсбурга, работает здесь бесплатно. Ее целью является «изменить» не только физический облик этих разных по возрасту обитательниц женского отделения тюрьмы, но и моральный.

«Как я здесь оказалась? Увидела телепередачу о том, как сюда уже в течение трех лет приходят парикмахерши и помогают здешним женщинам ухаживать за волосами, я обратилась к их руководителю Яннику Кремеру, – рассказывает г-жа Вог. – А он направил меня в Красный Крест, в котором он является активистом, и проект воплотился в реальность».

Г-ну Периго нравится утверждать, что «достоинство женщины зависит от рук парикмахера и ухода за собой» и что важно показать «женщинам, которые рано или поздно выйдут на свободу, что гражданское общество их не забыло».

Этот следственный изолятор расположен в западной части города Страсбурга, и в нем содержится 673 заключенных, тогда как мест здесь всего 444. В 2008 году здесь впервые во французской пенитенциарной системе был реализован необычный проект, по которому заключенным предлагалось на регулярной основе заботиться о голубях, морских свинках, кроликах и других животных, которых они приручали и которые помогали им переносить тоску и одиночество.

В 2011 году в Иране казнят более 1000 человек

По данным Human Rights Watch, в Иране в 2011 году должны казнить рекордное число заключенных – более одной тысячи человек.

Казнь Сахры Бахрами, имевшей двойное гражданство – Ирана и Нидерландов, является последним примером, показывающим «абсолютное отсутствие прозрачности» в Иране относительно постоянного увеличения применения смертной казни. Об этом говорится в заявлении HRW.

Ури Розенталь, глава внешнеполитического ведомства Нидерландов, заявил, что он «глубоко потрясен» казнью Сахры Бахрами, и назвал эту казнь «актом, предпринятым варварским режимом». Нидерланды заморозили все контакты с Ираном. По сведениям многочисленных неправительственных организаций, уровень казненных в Иране на душу населения является самым высоким в мире.

По данным Международной амнистии, в 2009 году в Иране было казнено не менее 388 человек и страна находилась на втором месте в мире по числу казненных, после Китая.

Неправительственные организации полагают, что в 2010 году число казненных в Иране по сравнению с 2009 годом значительно увеличилось.

Учитывая повешение Сахры Бахрами, HRW полагает, что с 1 января 2011 года в Иране уже было казнено не менее 74 заключенных. А по подсчетам агентства Франс Пресс, основывающимся на публикациях в иранских средствах массовой информации и несколько отличающимся от данных HRW, в этот период было казнено не менее 66 человек.

«В подобном темпе власти страны легко могут казнить более 1000 человек до конца 2011 года», – заявила Сара Ли Ватсон, директор представительства Human Rights Watch на Ближнем Востоке.

По данным этой организации, смертные казни в Иране демонстрируют «обострение кризиса в области прав человека после сомнительных президентских выборов 2009 года», когда Махмуд Ахмадинежад получил мандат на второй президентский срок.

46-летняя Сахра Бахрами была арестована в декабре 2009 года в Тегеране, когда она участвовала в протестных акциях против переизбрания Махмуда Ахмадинежада, и была приговорена к смерти за хранение и продажу кокаина. Родившаяся в Иране, Сахра Бахрами натурализовалась в Нидерландах, где прожила многие годы. Но Иран не признал ее двойного гражданства.

Швейцария: стать тюремным надзирателем

Камерная перенаселенность, которая преследует швейцарские тюрьмы и время от времени является причиной массовых волнений, как следствие требует все большего числа тюремных работников. Репортаж из тюрьмы Шан-Доллон, в которой располагается Женевская школа по подготовке тюремного персонала.

Комплекс зданий тюрьмы Шан-Доллон, служащей следственным изолятором, располагается в предместье Женевы таким образом, что случайно в него не попадешь. Так что все, кто сюда стремится добровольно, знают, зачем им это нужно. Знают и тюремные работники. «Еще когда я была маленькой, я хотела работать в полиции или в охране. Я выбрала эту профессию потому, что это »живая» работа и не надо сидеть на одном месте. Есть и социальный аспект, который меня привлекает», – замечает 24-летняя ученица школы Ясмина, у которой сейчас идет первая неделя практики.

Это решение может показаться странным, если принять во внимание, что работать придется в переполненной тюрьме, а сами условия труда довольно тяжелые. Однако претендентов вполне хватает. «В прошлом году мы изучили 841 досье кандидатов на службу. 35 человек были отобраны для январского курса обучения и 20 – для сентябрьского», – объясняет Жерар Марийе, сотрудник, ответственный за подготовку персонала.

Чтобы попасть на учебу в Женевскую школу по подготовке тюремного персонала, необходимо пройти жесткий отбор. Собеседования, интеллектуальные и личностные тесты… Используется и однодневная стажировка. Прошедшие все испытания лица должны пройти медобследование и представить заверенную полицией обширную анкету. «Важно понять, подходит ли эта работа для кандидатов и нет ли у них страха перед заключенными», – подчеркивает Жерар Марийе.

***

В эту сессию было набрано всего 17 учеников, из них – только две девушки. «Этой работой интересуются многие женщины, но набор осуществляется по мере надобности», – замечает Жерар Марийе. Априори женщин всегда отбирают меньше. Но существуют ли реальные трудности, мешающие женщинам выполнять такую работу?

«Я не чувствую, что есть какие-то проблемы, мне кажется, что пол не имеет значения, и я никогда не испытывала страха», – утверждает Ясмина. Это мнение разделяет и Мэрилин, надзирательница из Шан-Доллон с семилетним стажем.

С точки зрения заинтересованных лиц, должно царить равноправие. Не важно, мужчина ты или женщина. Важен принцип: не позволяйте страху одолеть себя и сохраняйте хладнокровие. «Не всегда можно управлять эмоциями заключенных, но именно мы должны уметь их успокоить. Нужно быть одновременно и не очень снисходительным и не очень сварливым», – говорит 28-летний Александр, который работает на практике четвертый день, один из них он уже провел в непосредственном контакте с заключенными. «Как мне сказали, участок, на который меня поставили работать, не является самым легким. Но все прошло хорошо. Достаточно немного улыбаться, умело обращаться с дверьми камер и не обходиться грубо с заключенными».

Раньше Александр был поваром. «Профессия надзирателя меня привлекала все больше и больше, я консультировался во многих ассоциациях, занимающихся социальными проблемами, и я решил, что мне подходит роль наставника людей из неблагополучных слоев общества. И потом здесь очень четкий распорядок, знаешь, когда работа начинается и когда она заканчивается. В общем, не как на кухне». Впрочем, Александр намерен служить здесь 30 лет, чтобы занять высший пост в системе охраны. Провести почти всю жизнь d тюрьме – он этого не боится, видно, что у молодого человека есть амбиции.

«Как раньше воспринимался тюремный надзиратель? Ключник, с огромными ручищами и пустой головой. Сегодня так уже никто не считает. Придавая огромное значение безопасности, мы все же в первую очередь обращаем внимание на человеческие качества», – замечает Жерар Марийе. Безусловно, и мужчины, и женщины, которые обеспечивают порядок в тюрьме, никоим образом не похожи на «тюремного Терминатора». «Поначалу я ожидала, что увижу что-то похожее на телесериал »Побег из тюрьмы», разные там камеры с решетками, но быстро поняла, что все совсем не так», – улыбается Ясмина.

Шан-Доллон – конечно, не панамская тюрьма, даже если учесть, что здесь на 270 мест приходится 451 заключенный, бывает, что в камерах содержится вдвое больше человек, чем положено. В коридорах первого этажа охранники спокойно разговаривают, провожая по камерам заключенных, послушно возвращающихся с ежедневной прогулки. «Все вполне спокойны, видимо, очень замерзли», – улыбается Александр, сопровождавший сегодня заключенных.

«Случаи агрессии, конечно, бывают, но вовсе не каждый день. Чтобы их не допустить, надо постоянно быть бдительным и держать заключенных на расстоянии. Но, как правило, мы всегда ощущаем наличие напряженности в тюремном блоке или в отдельно взятом заключенном, и нам удается эту напряженность снять. Молодым сотрудникам всегда оказывают помощь те, кто служит давно и у кого большой опыт, – мы всегда можем на них положиться», – подчеркивает Жерар Марийе. Во время подготовки и обучения персонала тактику подавления беспорядков преподают инструкторы швейцарской полиции, у каждого из которых имеется, как минимум, «черный пояс» в области боевых искусств.

В тюрьме Шан-Доллон, для которой 2010 год стал весьма напряженным (случались и массовые беспорядки, а в октябре произошло нападение на пятерых охранников), сейчас, кажется, царит спокойствие. Время 11 часов 30 минут, и заключенные тянутся за обедом, который теперь раздается не по камерам, а на этаже.

На третьем этаже северного крыла Александр наблюдает, как заключенные мужчины готовятся обедать, он перебрасывается с ними двумя-тремя словами, желает приятного аппетита, улыбается. В соседнем отделении женщины тоже ожидают, когда им принесут обед. Обыденная сценка из жизни тюрьмы. Изучение искусства тюремного работника теперь не кажется таким уж тяжким. Конечно, мы всё это видим с нашей стороны, через окна, которые приглушают и маскируют шум, и поэтому видим не всё…

Справка составителя

Женевская школа по подготовке тюремного персонала готовит сотрудников для всех тюрем кантона Женева. В западной части Швейцарии это самая большая подобная школа.

Осуществляется набор стажеров в возрасте от 22 до 35 лет.

В 2010 году по причине значительной нехватки персонала школа решила добавить еще один учебный курс – в сентябре. Если для январского набора обучение длится шесть месяцев, то для сентябрьского оно сокращено до четырех месяцев.

После принятия присяги новобранцы закончат свое обучение в Швейцарском центре по подготовке пенитенциарного персонала во Фрибурге. Там они получат федеральный диплом тюремного работника.

Практический курс стажеров в Женевской школе проходит в различных секторах тюрьмы. Задачи надзирателя: осуществление надзора за прогулками, приемом пищи, принятием душа, за работой в мастерских и за работой обслуживающего персонала из числа заключенных.

Тюремный надзиратель обеспечивается медицинской страховкой, и ему оплачиваются все медицинские расходы. Он имеет право на пенсию по достижении 58 лет.

В 2010 году во всей Швейцарии только 128 человек получили федеральные дипломы тюремного работника. В этом году учебу начали 158 человек.

Франция: тюрьма будет окружена третьей стеной

Центральная тюрьма для осужденных к длительному тюремному заключению, расположенная в городе Мулен-Изер (Франция), вскоре будет окружена третьей стеной безопасности. На сегодняшний день эта тюрьма и так считается самым продвинутым в этом отношении пенитенциарным учреждением Европы.

Это строительство обойдется в 1,6 млн евро. Правда, представители профсоюза пенитенциарных работников пенитенциарного центра города Мулен-Изер (в который входит центральная тюрьма и следственный изолятор) считают, что все это не более чем «пыль в глаза».

Ровно два года назад Кристоф Кидер и Омар Эль-Хадж совершили побег из этой тюрьмы, взяв в заложники двух охранников. «Они заставили заложников открыть центральный вход, который выходит прямо на парковку. С помощью принадлежавшего охране оружия преступники прошли два пояса безопасности. При тех же условиях они смогут пройти и третий. Тем более что новую стену не планируется снабдить передовым постом, в котором бы находился охранник».

И этот новый пояс безопасности планируется построить вокруг центральной тюрьмы, предназначенной для заключенных двух типов: осужденных к длительным срокам лишения свободы и относящимся к категории особо опасных. А вообще в этом пенитенциарном центре сейчас содержится: в централе – 89 осужденных (всего мест 126), в следственном изоляторе – 157 заключенных (всего мест 146).

Это будет стена, устойчивая против машин, предназначенных для тарана. Кроме того, на стене будет установлена и высокая решетка. Эта стена будет выше, чем две внутренние стены, сделанные из армированного бетона, окружающие помещения, в которых содержатся осужденные. Похоже, этот третий пояс безопасности будет эффективен прежде всего против перебросов извне различных пакетов. А это часто случается. Например, в октябре 2008 года между вышками был обнаружен вещевой мешок, в котором находился резак и пилы по металлу.

Три пояса безопасности должны быть во всех подобных центральных тюрьмах, подчеркивают в Межрегиональной пенитенциарной дирекции региона Рона-Альпы (Овернь). Как, впрочем, и высокие смотровые вышки, возведенные в Мулен-Изер в прошлом году.

Межрегиональная пенитенциарная дирекция озвучила и другие цифры, связанные с затратами на реконструкцию этого пенитенциарного центра: «300 000 евро будут потрачены на переоборудование комнат свиданий (после побега), 350 000 евро – на реконструкцию крыши, чтобы сделать ее полностью непроницаемой, 250 000 евро – на лифты, 150 000 евро – на спортивный зал, 50 000 евро на реконструкцию корпуса »Б», 750 000 евро – на учебный центр для сотрудников в следственном изоляторе».

Но денег все равно не хватает. Застопорился проект строительства нового корпуса для несовершеннолетних. Работы должны были начаться еще 15 декабря. «Внедрение этого проекта не подвергается сомнению», – уверяют в Межрегиональной пенитенциарной дирекции. Но пока что нет ни графика строительства, ни плана финансирования.

Составил и перевел с французского Юрий Александров, Альманах «Неволя»

 

Читайте также: