Кременчуг: судят банду «Сороконожек»

В Автозаводском райсуде начали рассматривать громкое дело «Сороконожек». После почти двух лет пребывания арестантов в СИЗО, дело расследовали и передали в суд. Теперь Фемида разбирается с первым эпизодом – избиением 28-летнего боксера, которого заставляли вступить в ряды «сороконожек». Со стороны подсудимых звучат мнения, что все это дело сделано лишь для того, чтобы лишить бизнеса Александра Немидько – главного арестанта.

Осень в Автозаводском районном суде проходит под созвездием «Сороконожек» – это название легендарной банды из 50 бойцов, которые наводили ужас на весь Молодежный и которых в декабре 2009 года задержали доблестные сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью. Из большого перечня преступлений, инкриминировались «задержанным», в суде рассматриваются лишь несколько эпизодов — все остальные, заявленные правоохранителями прессе, «отпали» в ходе ведения следствия.

На скамье подсудимых восемь человек. Четырех из них возят на заседаниеиз Полтавского СИЗО. В числе тех, кто сидит за решеткой, и главный подозреваемый, которого обвиняют во всех грехах – 45-летний Александр Немидько, которого связывают с рядом развлекательных заведений на Молодежном («Ридна хата», «Чикаго», «У болота»).

Как заявил один из подсудимых 30-летний Сергей Богачонок, он узнал о банде «Сороконожек» лишь на 20 день пребывания за решеткой — ему принесли кременчугскую газету. Все, о чем писали в прессе, по мнению подсудимого — неправда. Никакой банды, мол, нет.

На заседаниях суда председательствует судья Александр Гусач. В зале, кроме 8 подсудимых, 19 адвокатов и общественных защитников. Пострадавшим приходится ютиться небольшой группой на одной скамье.

Первый эпизод, который начал рассматривать суд — это принуждение к вступлению в банду. Этот случай «смаковали» телеканалы, о нем писали все городские газеты. Что и говорить, волосы дыбом становились на голове, когда милиционеры рассказывали, об издевательствах негодяев над Романом Гузиченко. Парень в свое время занимался боксом и имеет очень хорошую физическую форму. Этим, по мнению правоохранителей, он и соблазнил бандитов — они захотели завербовать его в свои ряды.

Теперь 28-летний Роман рассказал суду об этой трагической странице в истории своей жизни.

«Меня поставили на колени и заставляли просить прощения»

11 июня 2009 года Роман возвращался домой вместе с товарищем. Они зашли в парк Воинов-Интернационалистов и слушали как на лавочке играют ребята на гитарах. Парень увидел, как на другой стороне аллеи присели двое незнакомцев. Мимо проехали «Жигули», моргнули фарами. Когда товарищи пошли в сторону Керченской, то незнакомцы последовали за ними на расстоянии 50 метров и один постоянно разговаривал по телефону.

Они прошли «Чикаго» и вскоре на них напали люди с трубами в руках — кто спереди, кто — сзади. Товарищ Романа убежал, а нашего рассказчика повалили на землю и били ногами по всему телу. Кто именно и куда его бил он конкретно сказать не может — было темно, было давно и он думал лишь о том, как от труб уклониться. Затем Романа затащили в «Жигули» и увезли в сторону Краснознаменки.

Там вытащили из машины, продолжали бить и сказали, что «сейчас Чекист (так некоторые называют Немидько — ред.) приедет и скажет, что делать». Когда он приехал, парня поставили на колени и заставили просить прощения. После осмотра «проделанной работы» Немидько приказал везти избитого боксера в больницу. Его снова посадили в машину и выбросили у ворот 3-й горбольницы. Парень самостоятельно заполз в приемное отделение.

Роман связал избиение с тем, что за месяц до тех событий, он разговаривал с Сергеем Богачонком — тот предлагал ему «работать с нами». Боксер отказался и услышал на это, что «кто не с нами, тот против нас».

«Никто не хотел его бить, мы просто хотели поговорить и разобраться»
На предыдущих заседаниях все подсудимые выразили желание давать показания только после того, как допросят всех свидетелей и экспертов. Однако 12 октября Сергей Богачонок решил рассказать свою версию случившегося больше двух лет назад.

В мае 2009 года у него «был конфликт с Ромой» из-за двух парнишек. Роман якобы их избил, а он за них вступился и сказал «малых не трогать».

– Я не предлагал ему работы, – сказал Сергей. – Мы разобрались и разошлись.

Впоследствии Богачонок услышал, что Роман, якобы совершил дебош в «Ридной Хате» и обзывал его последними словами. Это подтвердил парню в разговоре и Александр Немидько. Сергей решил, что надо еще раз поговорить с Романом и расставить все точки над «і». Он сказал своим товарищам, если те увидят Гузиченко, то пусть ему скажут и он подъедет на разговор.

В тот вечер 11 июня 2009 ему позвонил Шеремет и сказал, что видит Романа в парке. Сергей позвонил Вячеславу Пьянову, который заведует «Ридной Хатой» — чтобы тот тоже мог «поговорить» с боксером. Они подъехали на Mitsubishi Пьянова к «Чикаго», мимо которого уже прошел Гузиченко. Вскоре Сергей увидел, как «неизвестные напали на Романа». Он «подковылял» (так как болела нога) и единственное, что сделал — заткнул рот Роману, ибо тот кричал. Кто-то крикнул «в машину его» и боксера потянули в «Жигули».

— Все спонтанно получилось, — сказал суду Богачонок, — никто не хотел его бить, мы просто хотели поговорить и разобраться … Он сел (затащили в машину — ред.) я сел на переднее сиденье. К нему двое каких-то непонятных парней сели. Я держал его за руки, потому что он нападал … ну, защищался. Просто нужно было отъехать от того места.

По словам подсудимого, когда они приехали на место, Роман просто стоял с ними, опершись на машину. Когда приехал Немидько, то был «недоволен и возмущался в сторону всех» и сказал «немедленно везти в больницу».

— Меня интересовал только собственный конфликт с Гузиченко, — говорит Бугачонок, — мы его решили и все остальное меня не интересовало. Все так спонтанно вышло, из ничего такое получилось, что уже два года сидим здесь…

Адвокаты подсудимых почти единогласно указывают потерпевшему Роману на его «забывчивость» — не помнит многих деталей, кто конкретно и по каким частям тела его бил. Также неоднозначную реакцию вызывает у защиты то, что в документах судмедэкспертизы фигурирует дата нанесения телесных повреждений 11 мая, а не 11 июня.

Роман уверяет, что это ошибка, но адвокаты непреклонны. Они предполагают, что боксер мог получить повреждения во время одного из боев без правил, которыми он, якобы занимался, а их подзащитные до тех травм никакого отношения не имеют. Они заявляют, что имеют доказательства и свидетелей, которые указывают, как Роман хулиганил в барах, когда выпивал лишнего.

Адвокаты хотели удалить прессу из зала и сделать заседание закрытым

Но судья отказался удовлетворить ходатайство защиты, заявив, что не видит причин по которым заседание необходимо проводить в закрытом режиме.

Адвокаты подсудимых по делу «Сороконожек» хотели на заседании 2 ноября удалить прессу из зала. Своё желание они мотивировали тем, что местные газеты «перекручивают факты».

– Идёт сплошное извращение и перекручивание фактических обстоятельств судебного процесса, – заявил один из адвокатов и попросил «удалить из зала всех журналистов и всех, кто причастен к прессе, которые пишут эту неправду». – Они создают негативный имидж суда, адвокатов и вообще судопроизводства. Это повредит общественному мнению в Кременчуге и Полтавской области.

Судья Александр Гусач отказался удовлетворить ходатайство защитников, поскольку судебное заседание является открытым, и на нём могут присутствовать все, кто имеет на это право, в том числе и журналисты.

– Если вы считаете, что есть обстоятельства, которые были поданы необъективно, то обращайтесь в соответствующие органы, – пояснил судья, – есть прокуратура, есть суд.

После этого один из адвокатов заявил ещё одно ходатайство – о том, чтобы проводить судебное заседание в закрытом режиме. Объяснил он это тем, что «есть неприятные моменты, которые не хотелось бы предавать огласке».

– Они неприятны их подзащитным, и они не хотели бы, чтобы эти моменты стали известны вне зала суда, – обратился адвокат к председательствующему судье. – Это касается и нанесения телесных повреждений. Потерпевшие указывают на пытки электрическим током, издевательства…

Его поддержал коллега, заявив, что в заседании будут рассматриваться факты перерезания горла:
– Будет неприятно, если пойдёт разглашение и ажиотаж по Кременчугу.

– Своими статьями и публикациями лица, которые здесь находятся (журналисты – ред.) формируют неверное впечатление и взгляд на работу адвоката, – сказал защитник. – Адвокат – это такая же профессия, как и другие и заслуживает уважения. Создаётся негативный имидж этого процесса и вообще судопроизводства. Я считаю, что необходимо работать в закрытом судебном процессе.

Судья решил отказать и в этом ходатайстве, поскольку он не видит никаких оснований для работы в закрытом режиме.
Эпизод относительно пыток и вымогания денег

В качестве потерпевшего выступает 26-летний парень, которого стали избивать после того, как он перерезал горло работнице бара «Ридна Хата».

2 ноября в Автозаводском райсуде продолжился суд по делу «Сороконожек». Началось рассмотрение второго эпизода – потерпевшим выступает 26-летний Александр Чиркун. Троих подсудимых (Александра Немидько, Вячеслава Пьянова и Александра Пискуна) обвиняют в том, что они избивали, пытали и вымогали у него под расписку $2,2 тыс.

По словам Чиркуна, 15 июня 2008 года, около 02.00, у него в баре «Ридна Хата» возник конфликт с девушкой-барменом. В чём конкретно он заключался, потерпевший не сказал, но она его «послала». После этого он вышел покурить на крыльцо и слышал, как девушка звонит куму. Вскоре у входа в бар его встретили Пискун и Пьянов. «Джон» (как называют Пискуна) спросил Чиркуна, он ли это и, получив утвердительный ответ, ударил его в челюсть. Потерпевший упал. Поднялся и снова получил удар. Ему запретили входить в бар.

О том, что случилось после этого, парень сказал не сразу… Оказалось, что он, спустя час, вернулся и хотел отомстить своим обидчикам. Не найдя мужчин, он подошёл к девушке, с которой у него возник конфликт. Она сидела на стуле и играла в автомате. Он подошёл, схватил одной рукой за волосы, а второй перерезал горло. Девушка чудом осталась жива. Что стало орудием нападения до сих пор ведутся споры (то ли нож, то ли отвёртка, то ли ручка от половника). Это стало причиной для возбуждения против Чиркуна уголовного дела, которое сейчас возвращено из суда на расследование в Автозаводский райотдел милиции.

Видео, на котором видно нападение на девушку, было подано телеканалам как один из «подвигов» банды «Сороконожек». Вот, что об этом случае говорили на «НТН»:

После нападения парень пошёл спать к другу. Утром, по его словам, он обратился в третью больницу, так как у него была сломана челюсть. Его положили в палату и стали готовить к операции (шинированию), сделали укол. В это время в палату зашёл участковый милиционер в гражданском, Пьянов и ещё двое милиционеров в форме.

– Меня Пьянов ударил в живот и надел наручники, которые ему дал участковый, – заявил суду Чиркун. – После этого они вывели меня из палаты. Медсестра кричала, куда они меня забирают, а они ответили, что в райотдел.

По словам Александра, его отвезли в бар «Ридна Хата». Здесь милиционеры оставили его на Пьянова (администратор «Ридна Хата») и Немидько (владелец). Там ему показали видео нападения. Завели в бильярдную, посадили на стул (руки в наручниках за спинкой), стали бить и пытать. Он уверен, что для этого использовали полевой телефон – к пальцам руки примотали скотчем провода и стали пропускать электрический ток.

Пытка и избиение, по словам Чиркуна длились около четырёх часов, он даже блевал кровью – его заставляли заплатить деньги на лечение раненой им девушки. Сначала требовали $5 тыс, но «сторговались» на $2,2 тыс. Он написал под диктовку Немидько расписку о том, что взял у потерпевшей девушки $2,2 тыс на развитие бизнеса. После этого в бар приехала милиция и забрала в участок на Молодёжном, брали показания.

Оттуда отец его забрал домой. 16 июня они вместе ездили в больницу, но не оказалось свободных коек. Они вернулись домой. Вскоре в дверь позвонили – к ним пришёл тот самый участковый и Пьянов (объяснить, как и кто его видел, потерпевший не смог – дверь открывал отец, а Пьянова он в лицо до сих пор не знает; в квартиру же зашёл только милиционер). Правоохранитель стал настаивать на выплате денег. Ушёл ни с чем. На следующий день Чиркуна госпитализировали в больницу и сделали операцию.

Спустя два месяца, а именно 24 августа 2008 года на потерпевшего снова напали, когда он шёл по Молодёжному. Он заявил, что его стали избивать Немидько и Пискун. Он вырвался и побежал, услышал выстрелы – пули попадали в ноги.

– За мной гнался Пискун, – сказал суду Чиркун, – я видел его, когда оборачивался. Он догнал меня, сбил с ног и стал стрелять. Немидько тоже бил. Я весь синий был.

Беглец вырвался от нападавших и снова побежал – неподалёку был милицейский патруль. Его забрал «бобик» и отвёз в отделение милиции на Молодёжном. Он просидел там всю ночь с разбитой головой на лавочке. Утром повезли в Автозаводский райсуд, но судья сказала везти его в больницу. Вместо этого Чиркуна повезли в Автозаводский райотдел милиции к следователю. Оттуда его снова забрал домой отец.

У защиты к рассказу потерпевшего Чиркуна было очень много вопросов и замечаний. Много неясностей относительно полученных им телесных повреждений и сроков пребывания в больнице. На видео нападения на девушку адвокаты подсудимых не увидели, чтобы у потерпевшего были телесные повреждения. Он утверждает, что лёг в больницу 17 июня, а врачи утверждают, что 18. В случаях госпитализации после избиения в июне и августе медики фиксировали только переломы челюстей и не констатировали наличие других травм или ран. Не смог потерпевший ответить на вопрос как он мог получить удар локтём по позвоночнику, если его руки были в наручниках и за спинкой стула.

Защита обратила внимание суда на то, что потерпевший неоднократно доставлялся в отделения милиции, дебоширил, был ранее судим за употребление наркотиков (2003 год, курение конопли).

Адвокаты нашли много несоответствий между показаниями, которые дал Чиркун в суде и теми, которые давал в прошлых заседаниях, во время досудебного следствия. Часть из них потерпевший объяснить не смог, а в остальном указал, что «в этом замешаны правоохранительные органы» и они «всё, что угодно могут написать».

– Мне несколько раз отказывали принять моё заявление, – сказал Чиркун в суде. – Что я могу сделать против правоохранительных органов.

Один из адвокатов прямым текстом спросил потерпевшего, правда ли, что сотрудники милиции пообещали ему не привлекать к уголовной ответственности за подрез бармена. Если он даст неправдивые показания в суде против его подзащитных. Потерпевший сказал, что это неправда и такого не было.

Подсудимый Александр Пискун задал вопрос Чиркуну о том, зачем ему было спрашивать, он ли это, если он его прекрасно знает и неоднократно выпроваживал из бара. На это потерпевший не смог ответить.

– Ты слышал или видел, чтобы я кого-то бил, ломал челюсти, руки, ноги?
– Не видел.
– За что ты хотел убить С. (бармена – ред.)?
– Я не буду отвечать на этот вопрос.

Где расписка, о которой так много говорилось – никто не знает, при обысках её не нашли. Пискун, Немидько и Пьянов в один голос заявили, что никакой расписки не было.

Потерпевший заявил о неправомерных действиях со стороны милиции

В ходе допроса, потерпевший 26-летний Александр Чиркун несколько раз указал на то, что сотрудники Автозаводского райотдела милиции отказывались принимать его заявления о побоях, забирали из больницы, приходили за деньгами…

2 ноября потерпевший по делу «Сороконожек» 26-летний Александр Чиркун несколько раз заявил в суде о неправомерных действиях со стороны сотрудников Автозаводского райотдела милиции. По его словам, трое милиционеров (включая участкового О.) забирали его прямо из больницы и отвезли в бар «Ридна Хата», где его пытали те, кто сейчас находится на скамье подсудимых. После пыток его из бара забрал один из милицейских руководителей Д.

– Мне несколько раз отказывали принять моё заявление, – сказал Чиркун в суде. – Что я могу сделать против правоохранительных органов?

На следующий день в дом к потерпевшему приходил тот же участковый О. и требовал уплатить часть суммы ($1200), о которой договорились после пыток.

Более всего виноватым в своих бедах Чиркун считает именно офицера милиции Д. Он заявил, что после тщетных попыток возбудить против своих обидчиков уголовное дело, обратился в Управление по борьбе с организованной преступностью в Полтавской области. Там уже дали ход делу.

Защита подсудимых потребовала предоставить документы, подтверждающие, что Чиркун оспаривал неправомерные действия милиционеров, результаты проверок и т. д. На это потерпевший ответил, что документов у него нет, но проверки были – одного из следователей понизили в звании, а участкового уволили.

Один из адвокатов заявил ходатайство о том, чтобы суд обязал провести проверку всех фактов изложенных в показаниях Чиркуна относительно неправомерных действий милиции. Судья и прокурор предложили сейчас этого не делать, а вернуться к этому вопросу после допроса свидетелей-милиционеров, которые причастны к этому делу.

ИсточникКременчуцький ТелеграфЪ 

Читайте также: