Судьба рязанской банды «Слоны»

Лихие девяностые ещё долго не выветрятся из нашей памяти. То и дело к нам долетают пули оттуда. Хотя по сравнению с нынешним криминалом люди тех времён обладали, пожалуй, более устойчивыми понятиями, были, можно сказать, духовно скреплены. Такие мысли приходят при ознакомлении с текущей криминальной хроникой. В Мособлсуде вынесен обвинительный приговор по делу об убийстве мебельного магната Михаила Кравченко. В контексте мелькает и легендарное название – «Слоны».

 Но сначала несколько слов о высоком.

elekill3

Есть такой скетчком «Реальные пацаны». Один из его героев – бывший авторитет из девяностых, который переквалифицировался в легальные предприниматели. И вот однажды у него случилась тёрка по поводу лесного угодья. Экс-бандит решил разобраться «чинно, благородно, по-старому». Позвал нескольких пацанов из прежнего коллектива.

Те отозвались и на стрелку приехали. Все такие плечистые, грузные, мордастые. Навстречу им вышли прилизанные московские мажоры, помахали бумажками, назвали пару серьезных имён и лес-таки отжали. Бывшие братки остались у разбитого корыта.

Конечно, это кино. Но и в жизни героям минувших лет всё чаще не везет. Что и показала история с убийством владельца холдинга «Фабрика мебели 8 марта» Михаила Кравченко. У которого зимой 2012 года случились серьезные разногласия с деловым партнером Алексеем Прониным.

Всё началось, как и обычно, из-за денег. Пронин посчитал, что он может распоряжаться средствами Кравченко как своими собственными. И по своему усмотрению купил несколько помещений Рязанской кинокопировальной фабрики. Мебельщику это активно не понравилось. И тут включились рефлексы 1990-х. Сейчас трудно сказать, вынашивал ли Кравченко какие-то убийственные планы в отношении Пронина, но тот решил нанести превентивный удар.

elekill2

Схема была классической. Пронин нанял двух исполнителей – сотрудников одного ЧОПа. Привычный сценарий не нарушался даже в частностях. Оружие и автомобиль предоставил заказчик. Всё остальное делали исполнители, которые майской ночью 2012-го в окрестностях одного из элитных подмосковных поселков совершили автоподставу и заблокировали «Мерседес» Кравченко. Стреляли из 9-миллиметрового пистолета-пулемета – 14 выстрелов, 6 попаданий. Смерть наступила практически мгновенно.

Убийцы скрылись. Но, как оказалось, ненадолго. Видимо, потеряли квалификацию так же, как и заказчик. Словом, аресты начались уже через неделю. Первым взяли Пронина, затем – киллеров.

Расследование шло со скрипом. Сами обвиняемые ушли в глухую несознанку. Кроме того, то пропадали важные документы, то от допросов прятались свидетели, которые боялись мести со стороны обвиняемых. И им было чего опасаться – в своё время Алексей Пронин входил в состав легендарной рязанской ОПГ «Слоны» и даже мог похвастаться судимостью.

Эта группировка, сколоченная таксистом Вячеславом Ермоловым (за физические данные он был прозван Слоном, и постепенно кличка распространилась на всю группировку) в своё время прославилась на ниве рэкета, грабежей и других криминальных тем. Одно время в середине 1990-х «слонов» резонно называли хозяевами Рязани.

Но на переломе 1990-2000-х статус группировки понизился – одни стали жертвами разборок, другие попали в руки правоохранителей, третьи ушли в легальный бизнес («Слон Первый», как говорят, теперь предпринимательствует в Евросоюзе). Постепенно сообщество ушло глубоко в тень и даже стало подзабываться. И вот, очередной проблеск памяти. Пронин получил в суде присяжных 16-летний срок, исполнители чуть меньше.

elekill1

Кстати, судьбы «слонов» Петербургу не совсем безразличны. Они известны на берегах Невы. В знаменитом уголовном деле о покушении на совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» Сергея Васильева проходили братья Андрей и Олег Михалёвы. Оба рязанцы, оба бывшие «слоны», оба осуждены на долгие сроки (Андрей на 20 лет, Олег на 18 лет 6 месяцев). Обоих жёстко, физически «кололи» на признания, добиваясь показаний на Владимира Барсукова.

И кое-чего добились – на известных финансовых условиях. Андрей Михалёв, ранее называвший заказчиком покушения на Васильева другого персонажа, вдруг вспомнил про кого-то «Усатого». После того, как с Олегом Михалёвым обсудили сумму: «Это два миллиона… Ты должен сказать про Кумарина, про Чудного, чтобы всё было четко, чтобы не врубать «заднюю». – Всё будет четко».

Говорят, Питер город тесный. Но криминальный мир – ещё теснее…

Автор: Николай Кольский, «В кризис.ру»

Читайте также: