Постсоветский бандитизм: банда Устюгова или Голова на коленях

В конце июня 2002 года в Челябинске огласили приговор устюговской банде. Эта группировка, которую сравнивают со знаменитой «уралмашевской», в середине девяностых совершила десятки дерзких разбойных нападений на квартиры обеспеченных граждан. В 1999 году бандиты были осуждены и получили длительные сроки заключения, но… Они были мастера заметать следы, ряд преступлений оставались нераскрытыми долгое время. Нескольким членам банды, находившимся в бегах, тогда удалось избежать суда, но от наказания они не ушли. Бандиты, числившиеся в федеральном розыске, были задержаны, и вот спустя годы удалось доказать их участие в налетах. В ходе следствия вскрыто и немало (целых 33!) новых преступных эпизодов. В том числе — три убийства, совершенных с особой жестокостью и цинизмом.

Угол падения

Главарь Михаил Устюгов с младых ногтей проявлял задатки будущего лидера банды: часто давал волю кулакам, верховодил во многих проделках доваторской шпаны. Рос без отца, в неблагополучной семье, мать пила, а потом попала за решетку. Михаила определили в спецшколу. Там он еще больше озлобился, связался с дурной компанией. И в 16 лет был впервые задержан за кражу. Тогда парня пожалели, дали срок условно. Но вскоре он сколотил шайку из таких же непутевых подростков и стал «бомбить» продуктовые ларьки и киоски «Мороженое». Получил три с половиной года — уже реально.

В СИЗО Михаил принял участие в нашумевшем бунте зеков, когда они, взяв в заложники маленькую девочку, захватили здание следственного изолятора. Их еле утихомирили, прибегнув к помощи спецназа.

На зоне Устюгов сошелся со своим сверстником Дмитрием Бочаровым, осужденным за хранение и сбыт наркотиков. Тот был слаб характером и быстро попал под влияние властного, привыкшего командовать дружка. После освобождения Михаил, пригрозив расправой, «предложил» приятелю стать подручным и наводчиком в разбоях. Вскоре Устюгов познакомился с Александром Машаровым — громилой, не отличавшимся выдумкой, но очень мощным и готовым идти на все ради шефа: он командовал боевиками и стал ближайшим помощником главаря. Так сформировался костяк банды.

Михаил любил пускать пыль в глаза и пользовался успехом у девушек определенного сорта. Поначалу жил с соседской девчонкой Мариной, у них родилась дочка Аня. Но потом папаня встретил другую. Наташа, оставив в Миассе мать-учительницу, приехала в Челябинск в поисках приключений. И нашла. Устюгов, оставив первую подругу с ребенком у своей матери, стал жить со вчерашней школьницей, у них родилась дочь. Бандит дарил Наташе дорогие вещи, что приносил домой после очередного налета — шубы, золотые украшения. А та, хотя и видела, что дом, который они снимали с суженым, давно стал бандитским логовом, на все закрывала глаза.

Золото «от Мительмана»

Одной из первых операций банды стало разбойное нападение на квартиру Ильи Мительмана — сына известного предпринимателя и депутата Законодательного собрания области. Наводку получили через знакомую самого Ильи, от ее водителя, который однажды побывал в той квартире. Бандиты прихватили два обреза, надели маски. А для прикрытия использовали подружку Бочарова Оксану Колисниченко, она обычно просила отворить дверь. Бандитам открыли. Приказ «на пол, лицом вниз!», побои. Девушку, находившуюся в квартире, связали, затащили в кладовку. Хозяину, бросив его на пол, связали руки электрическим шнуром, ноги — галстуком, сорвали с него золотые часы, браслет и цепочку. Угрожая убийством, потребовали деньги и ценности. Избив Илью, налетчики забрали две тысячи долларов, вещи и документы, похитили его «Жигули» (угнали потом в Чебаркуль, где разукомплектовали). Общий ущерб — более 67 миллионов неденоминированных рублей. Наводчика-водителя спрятали в Чебаркуле у знакомых девиц, откуда позже увезли в неизвестном направлении. С тех пор об этом человеке никто не слышал.

«Пальцевая» дисциплина

Преступники всегда действовали по одному и тому же сценарию: врывались в квартиру, когда хозяева были дома, и, угрожая оружием, грабили их. План нападений тщательно разрабатывали, распределяли роли. Но порой случались осечки. К примеру, как-то ворвались к одному известному коммерсанту — владельцу сети автозаправок, а вместо хозяев застали… милиционеров, студентов-заочников юридического института, которые приехали в Челябинск на сессию. Студенты пытались сопротивляться, но оружие — серьезный аргумент… Пожива оказалась мизерной, но бандиты забрали форму и потом использовали ее в налетах.

Бандиты действовали во всех районах Челябинска, часто выезжали и на «гастроли» в Копейск, Златоуст, Миасс, Троицк. На их совести более полусотни разбойных нападений, грабежей, краж, фактов вымогательства, незаконного лишения свободы и мошенничества.

Устюгов требовал соблюдения в банде строгой дисциплины и жестоко наказывал нарушителей. Так, есть данные, что он ликвидировал своего же подельника Олега Королькова: его куда-то увезли на машине — и человек исчез… Однако труп найти не удалось, и Олег числится без вести пропавшим.

Угроза ликвидации висела буквально над каждым. Подельники ненавидели и боялись главаря: по словам осужденных, он всех держал в ежовых рукавицах, часто распускал кулаки. И жестоко наказывал за малейший проступок. Обычной мерой устрашения и психологического воздействия стало… отрубание мизинца. Шофер банды Сергей Базан лишился пальца по причине чрезмерного увлечения алкоголем: был пьян и не явился на разбой. Было и такое: сочтя, что наводчик Валерий Гусев (он раньше торговал золотом на рынке и «сдавал» клиентов банде) плохо выполняет указания шефа, тот предложил ему самому отрубить себе палец на левой руке. Иначе, мол, за ошибку с наводкой на квартиру (со студентами-милиционерами) лишится руки. Когда парень отказался, главарь самолично отрубил ему мизинец топором. Палец врачи пришили, но неудачно.

А «мягкотелого» Дмитрия Бочарова Устюгов приказал за ослушание приковать к батарее и пытать электротоком. Пройдя через эти мучения, Дмитрий, прихватив Оксану Колисниченко, бежал на Украину. Позже их и взяли: Дмитрия осудили в 99-м на девять лет лишения свободы, а тогдашний свидетель Оксана выступает в роли подсудимой только сейчас.

Или такой факт. Автомастеру из села Кайгородово бандиты поручили отремонтировать машину, а он запил. За это его наказали, отрезав мочку уха. Испуганный ремонтник сбежал, долго прятался в Бакале.

Подсадная утка

Из-за жестокости главаря банду покидали. Но вместо ударившихся в бега вербовали новых, и набеги продолжались. Когда деньги подходили к концу, устюговцы шли на очередной разбой.

В числе активных боевиков банды был Евгений Шайгасумов, настоящий отморозок, не останавливавшийся даже перед убийством. Он долго был в розыске, а в 98-м, когда его задержали, внезапно скончался от разрыва сердца. Под стать ему и проживавший нелегально в Челябинске гражданин Казахстана (там он оставил жену и ребенка) Николай Виниченко, у которого, как оказалось, руки тоже по локоть в крови. Но обычно его использовали подсадной уткой, показывая облаченным в милицейскую форму, перед дверным глазком.

Раз от разу бандиты действовали наглее, циничнее, порой учиняя сущий разгул насилия. Они грабили, не считаясь ни с чем, потрошили даже квартиры криминальных авторитетов. И «воры в законе» не могли найти управу на молодых да ранних конкурентов, не признающих ни «крыши», ни неписаных законов братвы. А под конец устюговцы вовсе сошли с тормозов. Уже после первого суда вскрылись новые, кровавые эпизоды их деятельности.

Квартира или жизнь

Устюгов с приятельницей задумали обзавестись собственной квартирой. Они снимали одну из комнат в квартире супругов Морозовых и, зная, что те беспробудно пьют, решили завладеть хозяйской «двушкой». И вот парочка стала «прорабатывать» Морозовых, уговаривая их продать жилье, обещая взамен «полуторку» и крупную сумму. Спаивая пьющую чету, они не брали денег, а потом вдруг заявили, что те им должны. Испугавшись угроз, супруги согласились на обмен. Но Устюгов вместо договора обмена жилья заключил другой — купли-продажи, оформил квартиру на сожительницу. Завладев квартирой, мошенники и не подумали сдержать обещание. Выселив прежних хозяев в халупу в Советском районе, Устюгов в срочном порядке продал чужую «двушку» за 10 миллионов неденоминированных рублей, а деньги присвоил.

Однако выселенцы подали в суд иск о признании сделки недействительной, и Михаил решил принять меры. По разработанному Устюговым плану бандиты должны были под видом милиционеров вывезти Морозовых на квартиру одного из подельников.

И вот как-то ночью четыре «мента» (Виниченко был в форме) подъехали к их дому по улице Блюхера, потребовали открыть дверь, но хозяева отказались. Просидев ночь в машине, налетчики, представившись сотрудниками милиции, убедили Морозовых отворить и увезли их якобы в РУВД «для выяснения обстоятельств».

Выселенцев доставили вовсе не в милицию, а домой к лжемилиционеру Виниченко. Пленников заперли в ванной. Вскоре пришел Устюгов, передал подельникам нож… Морозовой хладнокровно перерезали горло в ванной, а ее супруга (после неудачной попытки усыпить эфиром) задушили на кухне. Бандиты для сокрытия улик расчленили тела, головы сожгли, а останки трупов закопали в лесопосадках.

По той же схеме бандиты завладели квартирой другой пьющей гражданки — Марины Мошкиной.

Голова на коленях

Но выселенке Мошкиной еще повезло. Беспредельщики легко могли убрать живую помеху. К примеру, узнав, что троицкий коммерсант Сергей Бичуркин взял в Машбанке кредит на 150 миллионов неденоминированных рублей, главарь решил «брать» его квартиру. К налету подготовились основательно. Надели перчатки, маски, прихватили обрез, пистолет ТТ и газовый, переделанный в боевой. Когда хозяин открыл бандитам, ему, угрожая пистолетом, заломили руки. Сергея с женой бросили на диван лицом вниз. Оборвали телефонный провод, связали электрошнуром, заткнули рты. В соседней комнате спали двое детей и мать хозяйки, их тоже связали, накрыли головы одеялом. И стали требовать денег.

Но денег не оказалось, и налетчики решили поквитаться. Завели хозяина в ванную, достали нож и… Уже мертвому Сергею отрезали голову. И положили на колени трупу, который усадили в ванной. Когда после ухода бандитов родные освободились от пут, они были в шоке и едва поверили собственным глазам.

Налетчики упивались насилием, всякий раз демонстрируя презрение к слабым. Их не останавливало ни присутствие детей, ни беременных женщин. После их визитов многим жертвам пришлось обращаться к психиатру, с одним парнем случился сердечный приступ. Женщина, проживавшая в квартире ограбленных торговцев с Кавказа, сообщила, что подверглась групповому изнасилованию в извращенной форме. Но обидчиков узнать не смогла: те были в масках…

Порой бандиты проявляли хитрость. В расположенную на втором этаже квартиру коммерсанта Шапошникова, когда им не открыли, они проникли через окно соседней, купленной хозяином для расширения жилплощади и соединенной с первой.

Прослышав об умении устюговцев заметать следы, к ним стали обращаться другие группировки. К примеру, незадолго до задержания по заказу приятелей-убийц они сделали «уборку»: за двое суток сожгли дотла «чужой» труп. От него остался один ноготь. Потом оказалось, что это тело исчезнувшего коммерсанта, бывшего подполковника милиции Алксандра Штэня. Так деятельность банды попала в поле зрения сотрудников ФСБ, и скоро весь ее костяк взяли «в железа».

«Я снова буду убивать»

После первого суда над бандой Устюгов и Машаров получили по 14 лет заключения, остальным тоже пришлось отведать тюремной похлебки. Но с тех пор воды утекло немало: трое подельников — Виталий Широченков, Константин Фасхутдинов и Сергей Полицинский, осужденные на четыре года отсидки каждый — уже освобождены «по отбытию срока», а Виталий Машков по амнистии.

Все эти годы главные обвиняемые Михаил Устюгов и Александр Машаров просидели в одиночках СИЗО. Они играли в молчанку, инсценировали суицид — разрезанный живот, вскрытые вены. Но они не раскаиваются: заявили следователю, что, как только выйдут на свободу, снова будут убивать.

— Во время следствия Устюгов отрицал вину, но собранные доказательства уличают его полностью, — говорит следователь по особо важным делам областной прокуратуры Максим Сапожников. — Подсудимым предъявлено обвинение в убийствах, вооруженных разбоях, грабежах, мошенничестве и незаконном лишении свободы.

По делу проходит 15 обвиняемых, но двое наводчиков, Михаил Богданов и Михаил Гущин, дав подписку о невыезде, сбежали во время суда и находятся в розыске. Суд длился почти полгода: устюговское дело — одно из наиболее объемных за последние десятилетия. Оно насчитывает 59 томов, да еще 38 томов старого дела, 1999 года.

И вот приговор. Областным судом главарь банды Михаил Устюгов, исполнители Александр Машаров, Николай Виниченко, Андрей Ломовцев и другие подсудимые признаны виновными в убийствах, разбоях, грабежах, мошенничествах и прочих грехах и осуждены на длительные сроки заключения. Михаил Устюгов получил максимальный для УК РСФСР (по которому по времени совершения преступлений судили бандитов) срок — 15 лет лишения свободы.

По материалам газеты «Уральский курьер»

Читайте также: