Днепропетровские «отморозки»: все ли преступники сидят на скамье подсудимых и они ли это вообще?

К 19-ти томам уголовного дела приложены 19 видеозаписей – преступники снимали убийства на камеру мобильного телефона. Продажа этих записей сейчас рассматривается как возможный мотив. Изначально государственные обвинители рассматривали корыстный мотив. «Пока что мы говорим только о корыстном мотиве, – объясняла в первый день суда государственный обвинитель Вероника Читкова, – поскольку были разбойные нападения, при которых было похищено имущество – все это будет проверяться в ходе судебного следствия».

Но корыстный мотив в этом деле не выдерживает никакой критики. Так, в одном из эпизодов похищенным имуществом оказалась «женская сережка из желтого металла», карманный фонарик и немного денег – 20-40 грн.

Сейчас суд отложили на полтора месяца – заседатели ушли в отпуск. Следующее заседание назначено на утро 26 августа. Слушания уже неоднократно переносили – перерывы составляли от нескольких дней до нескольких недель. Создалось впечатление, что его специально «затягивают». Сейчас рассмотрена только половина дела – 12 эпизодов из 29. Адвокаты потерпевшей стороны – команда из десяти человек – тем не менее, продолжают активно работать над делом.

«Забытый» эпизод

«Негативно эти полтора месяца могут повлиять только тем, что можно очень многое из рассмотренных двенадцати фактов забыть и упустить, – говорит адвокат потерпевших Лариса Довгаль. – И потом будет очень сложно найти свидетельскую базу, которую, я так думаю, не все хотят допустить».

Во время последнего заседания суда 10 июля зашла речь об эпизоде, который по неизвестным причинам оказался не включенным в дело. 25 мая 2007 года в районе школы №140 было совершено нападение на женщину – по всем признакам орудовали «молотобойцы». Потерпевшая выжила, но осталась инвалидом. Команда адвокатов потерпевших сейчас занимается этим делом.

«Во-первых, мы будем писать жалобу на прокурора Ленинского района, а потом также на областного прокурора, – говорит Лариса Довгаль. – Потому что дело, я так считаю, было сознательно прикрыто. Жалоба будет направлена в Генпрокуратуру. И я так думаю, что мы подготовим иск для этой женщины – для того чтобы она подала в суд. УВД и прокуратура области причинили ей моральный вред своими действиями – лишили ее права защитить свои интересы. Она стала инвалидом второй группы, а дело просто тормозилось, а потом и вовсе было закрыто».

Уголовное следствие допустило множество нарушений

У потерпевшей стороны также есть подозрения, что следствие намеренно скрывает некоторые моменты. Это доказывают показания Виктора Саенко: ранее он утверждал, что в некоторых эпизодах присутствовал еще один человек. Из его уст это звучит как «шли я, Супрунюк и друг», имя которого он не называл. Сейчас его показания нередко противоречат тем, которые он давал следователям. Затрудняет судебное следствие и то, что Супрунюк отказался давать какие-либо показания. Он не признает за собой вины и утверждает, что его оклеветали.

«В этом деле много нестыковок. Это заставляет нас сомневаться – все ли преступники сидят на скамье подсудимых и они ли это вообще?», – признается Лариса Довгаль.

На видеосъемках, которые стали едва ли не самой важной уликой в деле, за кадром слышен женский смех – эта деталь следствием просто опускается.

Кроме того, в руки защитников потерпевших попала видеозапись ареста Александра Ганжи – видно, что задержанный избит… А как стало известно после последнего слушания, во время ареста Виктора Саенко были допущены серьезные нарушения. Присутствовали всего двое понятых, в то время как обыск проводился в трех комнатах. Это делает улики – видеозаписи, найденные на компьютере Саенко – недостоверными.

Отец Игоря Саенко будет выступать в суде как защитник

Во время суда состав защиты подсудимых сильно изменился. Сначала у защитника Игоря Супрунюка Виктора Чевгуза случился микроинсульт и он срочно уехал в Киев. Напомним, что именно Виктор Чевгуз настаивал на повторной психиатрической экспертизе своего подзащитного. Причем проводить ее, по его убеждению, следовало непременно в другом городе – в Днепропетровске, по его словам, к Супрунюку относятся предвзято. Чевгуза сменил адвокат Александр Плахотник. Он, как и Чевгуз, не особенно охотно общается с прессой.

Кроме того, 10 июля суд разрешил выступать в роли защитников матери Супрунюка и отцу Виктора Саенко Игорю Саенко. С тех пор как подсудимые были задержаны, Игорь Саенко сделал немало громких заявлений в прессе, утверждая, что его сын невиновен, исправно посещал все слушания и общался с адвокатами потерпевших.

«Родители за мной ходят с уговорами, – рассказывает Лариса Довгаль. – Все время говорят, что их дети невиноваты. Я понимаю, что каждый защищал бы своего ребенка. И постоянно объясняю им, что если у них будут ясные доказательства невиновности их детей, то я не буду брать грех на душу и продолжать обвинять их».

Дело «молотобойцев»

В марте-июле прошлого года жертвами серийных убийц стали более двадцати человек. За специфический способ расправы в СМИ их прозвали «молотобойцами» – они насмерть забивали случайно встретившихся людей тяжелыми металлическими предметами, чаще всего молотками. Обезображенные трупы находили на территории Днепропетровской и Запорожской областей. Причина смерти у всех она и та же – черепно-мозговая травма. Так, одна из жертв, по утверждению судмедэксперта, получила не менее двенадцати ударов по голове.

Апелляционный суд Днепропетровской области 9 июня начал слушания по этому делу в отношении троих одноклассников – Игоря Супрунюка, Виктора Саенко, Александра Ганжи. 20-летние парни обвиняются в совершении 21 убийства, 8 покушений на убийство, в разбойных нападениях, жестоком обращении с животными и хранении холодного оружия. Следствие на момент начала слушаний считало 21 эпизод со смертельным исходом доказанным.

Все трое обвиняемых проживали в Днепропетровске на жилом массиве Красный Камень.

Игорь Супрунюк и Александр Ганжа на момент задержания были безработными и нигде не учились. Виктор Саенко был студентом-заочником 3 курса Днепропетровской металлургической академии, работал охранником ООО «Сокол».

Евгений ГРИГОРЬЕВ, «Левый берег»

Читайте также: