Воры выбирают украинское

Живопись отечественных художников растет в цене и пользуется спросом у грабителей. Два крупных арт-скандала случились в Украине за последние несколько дней. Краденый пейзаж работы Николая Глущенко обнаружился в экспозиции столичного Антикварного салона. Еще четыре ценных полотна увели из Ужгородского замка. Антикварный салон в Киеве, на котором выставлены картины из частных коллекций украинских политиков и бизнесменов, все глубже вязнет в скандалах. Сначала проблемы были с тем, чтобы открыть выставку. «Из помещения так и не съехала экспозиция «Великие Украинцы» под патронатом Петра Ющенко, – рассказала Наталья Заболотная, директор Украинского дома. – Петр Андреевич был против самого факта открытия Антикварного салона, говорил, мол, это собрание комодов, не имеющее отношения к украинской государственности».

Пусть на урезанной территории, но салон открыли. А на следующий день пожаловали правоохранители. Одна из работ, выставленная на продажу, оказалась ворованной.

Генпрокуратура и СБУ прямо на выставке изъяли холст украинского художника Николая Глущенко «Зимнее солнце», украденное среди прочих в начале года из Уманского краеведческого музея.

Глущенко теперь подорожает

В Украинском доме 10 сентября было людно, большинство посетителей даже не слышало об украденной картине великого украинского художника Глущенко. Не знают подробностей дела и продавцы, выставляющие тут не менее ценные произведения искусства. А может, помалкивают из этических соображений.

«Зимнее солнце» привез на продажу бердичевский бизнесмен и коллекционер Александр Красовский.

«Я купил ее по устной договоренности после одного аукциона, у частного лица. Я четвертый, кто покупает эту работу и никаких проблем с ней не было, – рассказал «24» Александр. – Я всегда покупаю картины, которые бывали в каталогах, покупаю только у состоятельных людей, ведь если вдруг что – к ним можно будет предъявить претензии. У Глущенко пять тысяч работ – откуда мне знать, как выглядит та самая, из Уманского музея». Кстати, эксперты единодушны во мнении, что работы Глущенко теперь подскочат в цене в 2 – 3 раза.

«Они практически пальцем указали на работу и вызвали меня и владельца картины. Спросили разрешение на изъятие, мы, конечно, согласились. И в присутствии понятых из Украинского дома увезли работу, – рассказала «24» Наталья Заболотная. – Владелец очень огорчен инцидентом, но если картину вернут в музей, мы будем рады. Впрочем, еще окончательно не известно – та ли это картина».

Сколько Александр выложил за картину – не говорит. Признается лишь, что продавали ее на аукционе по куда более высокой цене. И теперь он намерен вернуть свои деньги, стребовав их с продавца.

Генпрокуратура передала картину в Киевский институт судмедэкспертиз, где с ней и будут работать искусствоведы.

КРАЖИ поставили на поток

Наталья говорит, кража произведений искусства в Украине перерастает в общенациональное бедствие. «За последние два года картины наших художников подорожали почти в четыре раза, и это не предел. Людей с достатком все больше, хорошая живопись и скульптура пользуются спросом. Выросло также количество аукционных домов – в сезон проходит три-четыре аукциона, – говорит Наталья. – И потом: государство создало такие условия, в которых воровать легко: в провинциальных музея гнилые двери и нет охраны. А галеристы не знают наверняка, сколько в Украине украдено картин и что это за работы».

Стоимость картин, украденных на этой неделе в Ужгородском замке, может в несколько раз превысить сумму, которую дней за десять до инцидента Закарпатский краеведческий музей просил у областного руководства на установку сигнализации. Замдиректора музея по научной работе Павел Федака сообщил «24», что в заявке речь шла о 160 тыс. грн. Полотна же, о краже которых было заявлено позавчера утром, эксперты оценивают в 500 тыс. грн.

Из замка похитили четыре картины классиков закарпатской школы: «Водопад Лютянка» Еммануила Грабаря, «Лес» Антона Кашая, «Буковый лес» Федора Манайло и «Ворочаевские скалы» Иосифа Бокшая.

В центре общественных связей Закарпатского ОблУМВД нам сообщили, что в последние годы кражи картин стали для края обычным делом.

Ведущий специалист ЦОС УМВД Владимир Павлюк считает, что ловить охотников за картинами не удается, поскольку те хорошо организованы, имеют рынки сбыта, часто работают на заказ. Для черной работы, видимо, используют дилетантов – при последней краже картины из рам были вырезаны довольно грубо, причем в той, которая может оказаться самой ценной, злоумышленники срезали подпись Манайло, оставив ее вместе с рамкой. Продать картину с таким недочетом будет сложнее.

Реестра ворованных картин нет

Активно воровать произведения искусства начали в прошлом году, отмечают в Генпрокуратуре. «Уже в этом году тенденция стала очевидной. Дело в том, что рынок антиквариата стал бурно развиваться. Неустойчивость валюты, мировой экономический кризис, удорожание картин украинских художников – все это обусловило в Украине невиданный спрос на произведения искусства», – говорит Григорий Рябенко, замначальника следственного управления Главного управления военных прокуратур Генеральной прокуратуры Украины.

Ворованные картины в Украине можно перепродавать хоть до бесконечности. Рано или поздно прокуратура или СБУ обнаружит пропажу, но только если работа не попала в частную коллекцию, а активно перепродается на аукционах. К реестрам Генпрокуратуры и СБУ, где перечислены украденные работы, доступа нет. «Да, в этом есть проблема – законодательная коллизия», – соглашается Григорий Рябенко.

Антикварщики добавляют: никто в стране не знает полного перечня произведений искусства, украденных в Украине. «По логике вещей нужно обойти всех антикваров и показать, что украли, как это выглядит. Но нет – прокуратура заводит уголовное дело по факту кражи, а любые материалы уголовного дела по закону засекречены, и спецслужбы не спешат знакомить нас с реестрами ворованных вещей», – сокрушается Виктор Федчишин, эксперт аукционного дома «Корнерс». За границей, поясняют эксперты, принято выпускать каталоги предметов, находящихся в розыске. На сайте Интерпола такие реестры с иллюстрациями тоже есть. «А у нас нет, потому что страна такая удивительная – перепродаются ворованные работы и никто не знает, что продает и покупает», – резюмирует бизнесмен Александр Красовский.

Очень культурные следователи

Чтобы найти краденую картину, сотрудникам Генпрокуратуры и СБУ приходится вести активную культурную жизнь и регулярно посещать наиболее крупные антикварные выставки. «Но фронтально заниматься этим нет смысла. Поэтому посещаем мы только те мероприятия, относительно которых возникают какие-либо подозрения», – объяснил «24» Григорий Рябенко, замначальника следственного управления Главного управления военных прокуратур Генеральной прокураты Украины.

Прокуратура ведет следствие по делу об украденных 24 картинах из Уманского и Ямпольского краеведческих музеев. «Из них мы уже нашли уже 12 картин. Надеюсь, картина Глущенко из Украинского дома станет тринадцатой и мы сможем ее вернуть. По экспертным оценкам, общая стоимость украденных картин 1,7 млн. грн. Но учтите, что только за одну картину Николая Глущенко, выставленную в Украинском доме, владелец просил 750 тыс. грн., значит, рыночная цена всех пропавших предметов искусства куда выше».

По кражам картин есть арестованные, в том числе и сотрудники правоохранительных органов. «Сотрудники СБУ и милиции – они непосредственно были замешаны в краже картин. Они и гражданские лица на период следствия находятся в СИЗО».

Автор фото: Анатолий Степанов

Иван Шевчук, Евгения Даниленко, Олег Шинкаренко, «24»

Читайте также: