Проституция в Туркменистане: дешево и повсеместно

Нельзя сказать, что ранее, в советское время, проституции в самой южной республике СССР не существовало. Но ввиду ментальности коренного населения, строгих нравов, преобладавших в обществе, и строгой морали, прививавшейся как коммунистической идеологией, так и исламскими канонами, проституция была практически незаметна. А теперь!.. Раньше в сельской местности женщину, заподозренную в «легком поведении», презирали и ненавидели все соседи. Для близких родственников это считалось позором и они стремились отправить такую женщину куда нибудь подальше, где ее никто не знал.

Но меняются времена, меняются нравы. Сейчас «снять девочку» не проблема в любом, даже самом отдаленном уголке Туркменистана, не говоря уже о столице и крупных городах. Например, в городе Мары самое известное место, где собираются жрицы любви, это гостиница «Санджар». Договариваться о цене услуги можно непосредственно с проституткой. Торг обычно начинается со 150 000 манат (менее 7 долларов США), затем цена может быть снижена в 2-3 раза.

В Дашогузском велаяте население более бедное, там практически нет промышленности, соответственно очень высокий уровень безработицы. Именно отсутствие работы является одной из причин широко распространившейся проституции в регионе. О большом количестве проституток в Дашогузе еще несколько лет назад говорил президент С.Ниязов во время одного из своих посещений северного велаята. Правда, он предпочел не говорить о причинах, порождающих это явление.

Считается, что пышным цветом проституция как бизнес расцвела в Дашогузе с появлением в велаятском центре богатых (по местным меркам) турецких водителей большегрузных автомашин, приезжавших на север страны за хлопковым волокном. Стоянка этих машин находилась на восточной окраине города, куда по ночам приходили девчонки 14-16 лет и женщины под 30. Жители соседних домов рассказывали, что если выйти на балкон ранним утром, часов в 5, то можно увидеть, как «ночные бабочки» одна за другой покидают кабины машин и уходят со стоянки, словно возвращаются с работы после ночной смены. Впрочем, для многих из этих женщин это и была работа в ночную смену, потому что на заработанные таким образом деньги приходилось кормить семью, младших братишек и сестренок…

В сегодняшнем Дашогузе много мест, где в любое время можно «снять девочку». Прежде всего, это место напротив южных ворот центрального рынка, где даже днем всегда ждут клиентов от одной до пяти жриц любви. Много частных домов, в которых проститутки ждут клиентов, и адреса которых хорошо известны большей части мужского населения города. С наступлением сумерек также многие «ночные бабочки» выстраиваются вдоль оживленных улиц.

В этом городе цены на интимные услуги дешевле, чем в Мары. Верхняя планка – 100 000 манат (чуть больше 4 долларов), но ввиду большого выбора у клиентов цена снижается. Цена зависит, конечно, и от того, каких услуг требует клиент. Дешевле всего так называемый быстрый секс– 25 тысяч (около 1 доллара).

Дешевле всего оценивают свой «труд» проститутки-наркоманки. Они готовы удовлетворить любые потребности клиента за дозу наркотика, т.е. 10-15 тысяч манат (около 50 центов).

Проституция молодеет на глазах. Сегодня школьницы старших классов выходят на панель, и это перестает удивлять людей. Учительница одной из Дашогузских школ, чей возраст близок к пенсионному, рассказала: «В моем классе есть две девочки. Обе – из малообеспеченных семей; у Майсы работает только мать, отец сидит дома, наркоман к тому же; у Маи работает только старший брат и содержит всю семью.

Девочек учеба интересовала мало, а вот отличаться внешне они всегда стремились, только не получалось – ходили в платьях из дешевой ткани и в старой обуви. И вдруг Мая стала появляться в обновках, на которые вряд ли ей давал деньги брат. Я, честно говоря, ни о чем плохом даже не подумала, пока они с Майсой не стали пропускать уроки. Спрашиваю у ребят, почему девочки ушли с уроков, а те многозначительно переглядываются и молчат… Как-то раз у меня было «окно», и я вышла на улицу. Смотрю, к школе подъезжает крутая иномарка, сигналит, тут же из-за угла выходит Майса, садится в машину и уезжает.

Время 11 утра, а девочка куда-то едет! Только через несколько недель я выяснила, да и то по чистой случайности, что Майса и Мая ездят на квартиру, где обслуживают клиентов и получают за это деньги и вещи. По словам учителей, в нашей школе, да и в других есть ученицы, которые бывают как в притонах, так и ловят клиентов, стоя на дорогах… «

Проституция, изначально считающаяся спутником городов, пришла и в сельскую местность, где все друг друга хорошо знают. Но теперь уже родственники не высылают женщин легкого поведения, наоборот, родители торгуют телами своих дочерей, устраивают в своих домах притоны и при этом не оглядываются на соседей, не стыдятся людской молвы, как это было ранее.

Для многих – это шаг отчаяния, когда подняться со дна жизни можно, только продавая себя или свою несовершеннолетнюю дочь. В Тахтинском, Губадагском этрапах, в Куняургенче есть дома, к воротам которых в любое время дня и ночи подъезжают машины, сигналят, и тут же из дома выходит девушка, садится в машину и уезжает туда, куда ее везут. Родители-сутенеры – это что-то совершенно новое для Туркменистана, но уже не редкость!

В одном из сел живет семья: мать-пенсионерка и 5 дочерей. Из пяти дочерей три побывали замужем, развелись и вернулись домой. К ним в любое время суток может подъехать машина, один-два сигнала, и тут же выходит одна из дочерей, садится в машину и уезжает в неизвестном направлении. Одеваются все женщины очень хорошо, модно, а недавно снесли старый дом и теперь строят самый настоящий кирпичный дворец! Но есть подозрение у соседей, что без реализации наркотиков здесь не обходится, на одной продаже своего тела, пусть даже нескольких молодых тел, такую стройку не потянуть.

К сожалению, наркотики и проституция в стране часто связаны между собой. Те, кто держит притоны, должны предоставлять клиентам не только женщин, но и наркотики. Так выгоднее, хотя и риск большой. Чтобы поддержать хорошее настроение клиента и «раскрутить» его на дополнительные расходы проститутка также вынуждена принимать наркотики вместе с ним. Люди в состоянии наркотического опьянения не контролируют себя, и зачастую в притонах происходят преступления. Год назад в Дашогузе в Восточном микрорайоне в 305 квартале была убита женщина, содержавшая притон.

Куда смотрит полиция? Хотя в Уголовном кодексе Туркменистане существует статья, карающая за занятие проституцией, но она практически не работает. Правоохранительные органы закрывают глаза на этот сомнительный бизнес, дабы не прибавлять себе работы, а главное не испортить статистику по снижению уровня преступности в стране. К тому же, работники правоохранительных органов сами часто пользуются услугами проституток, естественно бесплатно.

Что же произошло в стране за 14 лет ее независимого существования, в течение которых туркмены и узбеки, презиравшие некогда женщин легкого поведения, сейчас делают из своих детей проституток и наркоманов? И почему пропасть, в которую летит страна, официальная пропаганда окрестила «Золотым веком»? На эти вопросы нет ответов даже в книге «Рухнама»; в ней наоборот неоднократно повторяется, что в традициях и обычаях туркмен высокая нравственность и чистота помыслов…

Хроника Туркменистана

Читайте также: