С паперти в тюрьму. Цыганам — сидеть — не пересидеть…

Депутаты решили очистить улицы от малолетних «просителей» нетрадиционным способом. Тех, кто отправляет детей за милостыней, ждет лишение свободы до 10 лет. Соответствующую поправку к Уголовному кодексу принял парламент.

С миру по нитке

Жителю Конотопа Максиму 16 лет, а подаяние он просит с десяти. Самое страшное, что на «заработки» парня отправляют мать и ее сожитель. Утром родительница говорит, какую сумму хочет увидеть вечером, а если у подростка не получается выполнить заказ, домой он может не возвращаться.

— Максим — средний ребенок в многодетной семье, — рассказывает начальник сектора по связям с общественностью УМВД Украины на транспорте Марина Котенко, — всего же детей восемь. Их мама ни дня не работала, жила за счет малышей, на пособия. Но когда в доме появился очередной мужчина, с первого дня невзлюбивший Максима, мальчика стали выгонять на вокзал — нищенствовать. Взрослые члены семьи всегда сыты, хорошо одеты, а дети — хуже беспризорников. Соседи рассказывают, что ребята голодные бегают по домам, просят поесть.

Ничего зазорного в таком образе жизни мать не видит. В магазине она покупает два яйца, 200 г колбаски, чего-нибудь сладенького для себя и гражданского супруга. А дети, по ее словам, для того и нужны, чтобы приносить деньги в дом. Кормить их?! К чему такие излишества? Они сами должны заботиться о себе и приносить доход.
Два года назад горе-мамашу привлекли к ответственности, правда, административной. И только теперь правоохранители возбудили уголовное дело по ст. 304 УК «Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, попрошайничество и т.д.».

Женщина может схлопотать до 5 лет ограничения либо лишения свободы. Но помочь детям вернуться к нормальной жизни и влиться в общество теперь вряд ли получится. Максим отстает в развитии и ничему не научился, кроме как просить милостыню. Его младшие братья запуганы и не идут на контакт со взрослыми. Все могло быть иначе, если бы соседи и знакомые забили тревогу раньше и сообщили в милицию о том, что творится в семье.

Беседы не приносят результата

До последнего времени привлечь к уголовной ответственности людей, использующих малолетних детей для попрошайничества, было практически невозможно из-за пробелов в законодательстве. Ведь сам по себе сбор милостыни — не преступление. Родителей предупреждали, проводили профилактические беседы, в крайнем случае — штрафовали и лишали родительских прав, но мало кого отправляли за решетку. Ведь в статье 304 УК Украины речь идет только о несовершеннолетних, то есть о подростках от 14 до 18 лет. А если с протянутой рукой ходит маленький ребенок или «мама» использует грудного малыша, применить статью следственные органы и суды не могут.

В прошлом году правоохранители выявили 127 случаев вовлечения детей в попрошайничество. Но это вершина айсберга, потому как возбудить уголовное дело в отношении взрослого, заставляющего ребенка просить подаяние, можно только после двух предупреждений. На практике это означало, что за каждым юным «собирателем» нужно неотступно следить, что в принципе невозможно.

Несколько лет назад киевские власти пытались составить своеобразный реестр нищих. Но начинание ни к чему не привело: попрошайки — народ мигрирующий, откуда они берутся и куда деваются, проследить крайне сложно.

Испугает ли тюрьма?

В этом году парламент принял изменения в Уголовный кодекс, дополнив его статьей 150-1 «Использование малолетнего ребенка для занятия попрошайничеством». Отныне мамашу, просящую копеечку с младенцем на руках, можно отправить за решетку и лишить родительских прав. За два последних месяца правоохранители уже возбудили 25 таких дел. Но как поведут себя суды, не известно. Выбор у слуг Фемиды огромный: статья предусматривает от трех до десяти лет тюрьмы.

Есть надежда, что изменения развяжут руки стражам порядка, и они смогут эффективней работать. Впрочем, злые языки утверждают, что милиционеры попросту игнорируют проблему маленьких попрошаек. Нередки случаи, когда привлечь детского «работодателя» можно было даже без законодательных нововведений — за жестокое обращение с ребенком или злостное невыполнение родительских обязанностей. Но правоохранители предпочитали не замечать преступлений. Фактически такими ребятами занимается только уголовная милиция по делам детей, хотя по закону каждый милиционер, заметив нарушение прав маленького гражданина, обязан адекватно отреагировать.

В одном из поселков на Киевщине отец семь лет заставлял своего здорового сына ездить в инвалидной коляске и клянчить подаяния. Даже соседи были уверены, что мальчик — инвалид, никто никогда не видел, как он ходит. В конце концов ребенка у родителя все-таки забрали, хотя психическая травма подростка оказалась настолько глубокой, что специалисты всерьез опасаются за его здоровье.

Сегодня закон позволяет пресечь преступные действия родителей в отношении детей. Нужно лишь, чтобы правоохранители выполняли свою работу, а простые граждане были небезразличны к чужому горю. В столичной службе по делам несовершеннолетних надеются, что нововведения напугают эксплуататоров. Возможно, детей-попрошаек на улицах станет меньше.

Копейка толкает под поезд

Все чаще беспризорники и попрошайки, облюбовавшие вокзалы, гибнут на железной дороге. По данным УМВД Украины на транспорте, за два месяца текущего года под поезд попали шестеро детей, трое погибли: большинство из них — малолетние нищие. В 2007 году травмировано 73 ребенка, погибло — 28.

Буква закона

Согласно новой ст. 150-1 Уголовного кодекса, за использование ребенка для попрошайничества можно схлопотать ограничение или лишение свободы до трех лет. Если малыша насильно заставили просить милостыню или угрожали ему, виновному светит до 5 лет ограничения или 3–8 лет лишения свободы. Если же эти действия совершены организованной группой или если ребенок получил телесные повреждения, «работодатели» могут лишиться свободы на срок от 5 до 10 лет. Иногда вместе с этой статьей могут применяться другие — «Торговля людьми», «Незаконное лишение свободы», «Жестокое обращение с детьми».

Правило протянутой руки

Женщине с маленьким ребенком на руках всегда охотно дают мелочь. Срабатывает инстинктивное желание помочь крохе, просыпается жалость к несчастной матери.

Но, как утверждают правоохранители, в действительности это бизнес, построенный на человеческих эмоциях. Есть две основные схемы, по которым он действует. Практически всегда существует хозяин, которому попрошайки отдают большую часть денег. Если женщины, нищенствующие с ребенком, местные — они делятся с бригадиром, контролирующим место работы, но имеют и свою долю. Хозяин гарантирует, что «несчастную мать» не прогонят конкуренты. По слухам, у бригадиров налажены контакты и с милицией.

Вторая схема более распространена. Женщин с младенцами или без них привозят из глубинки и селят целой «коммуной». Недостающих малышей зачастую арендуют у неблагополучных семей или попросту воруют. Одолжить или купить ребенка — проще простого. Если мать не зарегистрирует малыша, он для государства не существует, и никто не заметит его исчезновения. Каждое утро псевдомамаш в «затрапезном образе» развозят по рабочим точкам, а вечером весь их заработок перекочевывает в карман «бизнесмена». Живых денег такие попрошайки практически не получают — они работают за еду и кров.

Но как бы то ни было, хуже всего приходится именно малышам. Грудничков, чтобы они крепко спали, подпаивают алкоголем, дают наркотики или психотропные вещества. У таких детей очень скромные шансы выжить. Попрошайки постарше, которых заставляют самостоятельно стоять с протянутой рукой, не получают нормальной еды, мерзнут. К тому же с самого раннего возраста они употребляют спиртные напитки. К 10 годам многие наживают цирроз печени, проблемы с легкими, сердцем, желудком.


Елена Розвадовская
, ВВ

Читайте также: