Легендарные драки и разборки в Риге

Речь пойдет о знаменитых побоищах, о которых долго говорил «весь город». В известном смысле в них сфокусировались конфликты своего времени — от недовольства ресторанным репертуаром в 1988-м до первых конфликтов между «риелторскими группировками» в нулевых. 

Мы надеемся, что многим приятно будет вспомнить сейчас уже почти забытые названия: «Юрас перле», «Кабург», «Сените», «Аллегро» и др.

Год 1988. Драка в ресторане «Юрас перле»

Время было непростое — впрочем, как всегда 🙂 Цены на все растут, но за доллар все еще дают 5 рублей. В Риге на улице Марсталю открылся видеоцентр, директором которого стал Марис Гайлис, будущий премьер-министр Латвии. К сентябрю этого года в городе появляются первые преступные группировки, оснащенные рациями, видео— и фотоаппаратурой, имеющие в своем распоряжении крупные суммы денег. Некоторые из наиболее мощных кооперативов для защиты своих интересов создают боевые группы. Это было очень круто (или как сейчас бы сказали — «гламурно»: парни в черных кожаных куртках на совершенно шикарных «восьмерках » и «девятках » гоняют по Юрмальской трассе.

А теперь — отправимся в «Юрас перле» 2 января 1988 года. Здесь происходит историческая драка между хоккеистами рижского «Динамо» и пока еще безымянной группой «ребят с Маскачки».

В связи с этим ЧП «за непристойное поведение и драку» задержаны: Харитонов Иван, 1954 года рождения, моторист Главречфлота; Гумба Леонид, 1950 года рождения, экспедитор колхоза «Царникава»; Елисеев Василий, 1959 года рождения, слесарь жилищно-эксплуатационного района номер 46; Минин Олег, 1962 года рождения, слесарь завода «Автоэлектроприбор»… Как минимум двое из перечисленных персон в середине 90-х будут по праву называться «авторитетами».

«Побоище преследовало одну цель — показать, кто здесь хозяин», — вспоминал чуть позже судья Микс, который судил Ивана Харитонова с группой товарищей в 1988 году.

Как писала тогда газета «Юрмала», все началось в ресторане «Русе» в Кенгарагсе, когда музыканты отказались исполнять шлягер «Любо, братцы, любо» — «для ребят из Московского района».

В ответ коллектив музыкантов был побит, а «ребята из Московского района» отправились догуливать вечер в Юрмалу.

В «Юрас перле» коллектив музыкантов оказался более сознательным и «Любо, братцы, любо» исполнил. Но плохое настроение ребят не развеялось — в ансамбль полетели салфетки и пирожок.

Ситуация осложнилась тем, что в этот вечер в ресторане отмечал свой день рождения хоккеист рижского «Динамо» Олег Знарок. Естественно, со своими товарищами. Как выразился потом судья, «хоккеист оказался парнем крепким» . Когда задели его родственников, он ответил. И понеслось. Краткие выдержки из показаний участников:

«Харитонов ударил моего тестя, а я ударил Харитонова, и тот упал» .

«Олег Минин вскочил на стол и ударил Олега Знарка в лицо ногой. Я бросила в Минина яблоком и сказала: «Какая же ты скотина». А он на меня высморкался» .

Артисты варьете в ходе процесса упоминали и такие подробности: на выходе из гримерной их встретил «парень в черной кожаной куртке, с маленькими усиками» . Он избил троих артистов сразу, а потом еще одного — в гримерной. Через некоторое время тот же парень появился в зале с телефонным аппаратом и тут же разбил его о чью-то голову, а потом добил его (телефон) об стол.

Часть свидетелей при этом утверждала, что у Харитонова были «безумные глаза» . А у Олега Минина — «зеленые и светились в темноте».

Итого: в списке пострадавших оказалось 15 человек, 5 из которых были госпитализированы.

В ходе следствия ребята из Московского района проявили единодушие и виновными себя не признавали. Хотя в остальном вели себя по-разному.

Иван Харитонов наотрез отказался давать какие-либо показания. Кроме того, он категорически возражал против того, чтобы его черную кожаную куртку (за 1500 рублей) отдавали на экспертизу — испортят химикатами.

Геннадий Валягин, которого отправили в больницу залечивать порезы от стекол, сбежал. Через некоторое время он был задержан в Москве.

Олег Минин вернул из изолятора временного содержания свой шарф — поскольку эта вещь дорога ему как подарок, и он не хочет, чтобы тот (шарф) находился в тюрьме…

Суд определил тогда участникам побоища разные сроки. В частности, подсудимый Харитонов получил 4,5 года лишения свободы, Валягина осудили на 3,5 года.

Год 1990. Драка в ресторане «Кабург »

За один доллар дают уже от 10-12 рублей (в начале года) до 20-25 рублей (в конце года). Кооперативное движение — на пике. В Риге — расцвет комиссионок всех мастей, автомобильных в том числе. Цены в Риге на «Жигули » восьмой и девятой моделей колеблются от 32 до 42 тысяч рублей. Бензин продается от 11 до 15 рублей в зависимости от марки и времени суток. Престижные проститутки в гостинице «Латвия » и ресторане «Кабург » отдаются за 100 рублей, их цена в кафе «Ленинград », «Ласите » и «Магдалена » не превышает 50 рублей, «Экспресс », «Лацитис » — до 5 рублей.

Размер взятки за аренду помещения, получение ссуды или материалов для кооперативов составлял 10% стоимости. Как минимум…
Оружие в начале года в Риге стоило относительно недорого: пистолет Макарова — 500-800 рублей за «чистый » ствол, «засвеченный » — 100-200 рублей; парабеллум — 800 рублей; кольт — 3000 рублей; «Вальтер » — 400-600 рублей; «Марголин » — до 500 рублей; АКМ — 1000-3000 рублей; газовый баллончик — 30-50 рублей. К ноябрю цены на оружие выросли в пять раз. Инфляция была отнюдь не единственной причиной этого.

 

В Риге и Юрмале уже активно работает ОМОН (отряд милиции особого назначения). Такие подразделения создавались по всему СССР, поскольку стрельбы и взрывов становилось все больше. Рижские омоновцы тогда еще не стали легендарным пугалом — «омониешами». Поначалу они сопровождали «расход» публики из ресторанов. Впечатляющее было зрелище: час ночи, парни в бронежилетах, с автоматами устраивают «безопасный коридор» к автостоянке для подвыпивших кооператоров с их дамами в перьях и блестках. Отметим, что «гламурная униформа»: шпильки-мини-перья-блестки — сформировалась уже тогда. Позже к списку добавится только силикон.

Характерный штрих: 3 апреля два военнослужащих матроса (тогда это была еще армия СССР) похитили 6 автоматов АК-74, 700 патронов и 24 магазина. Потребовалось три месяца, чтобы найти проданное. В тот год было много оружия в сводках. Появилась и взрывчатка.

А теперь отправимся в «Кабург», где впервые в новейшей истории Латвии открыто столкнулись криминальные группировки.

…В Ригу 23-летний Вадим Лукомский и 24-летний Виктор Пискунов прибыли из Гомеля. На родине их подозревали в убийстве, поэтому у белорусов были все основания сменить место жительства.

В Риге гастролеры проводили время шумно — к моменту ЧП в «Кабурге» на них уже числились грабежи, вымогательство и хулиганство. В середине мая они переместились в Юрмалу. Их любимым местом отдыха стал ресторан «Кабург».

На тот момент это было самое шикарное место Юрмалы. Даже круче «Юрас перле» (впрочем, это дело вкуса). Названный так в честь французского города-побратима Юрмалы, это был еще один советский «островок Запада», как его тогда у нас понимали. И как его изображала Рижская киностудия: кожаные диваны, зеркальная барная стойка, цветомузыка и вообще — фильм «Мираж», 1981.

В «Кабурге» все было как положено, — и так просто туда было не попасть. Нужен был пресловутый «блат» — знакомства в горкоме, горисполкоме (общепите, райкомах и пр.). Ну, или хотя бы «дать на лапу швейцару».

К моменту легендарного ЧП публика в «Кабурге» уже была весьма пестрой — вперемежку сидели генеральные директора предприятий в костюмах и кооператоры с бандитами в черных куртках и спортивных штанах. Белорусские «гастролеры» попытались установить здесь свои порядки. Но не получилось.

Стрельба в «Кабурге» стала самым громким преступлением лета 1990-го. 8 июня около 23 часов в ресторан ворвалось одиннадцать человек. Двое из них были вооружены обрезами, остальные — холодным оружием. В момент появления вооруженной группы Вадим Лукомский находился в баре с девушками. С ним отдыхал некто Мельников, который находился во всесоюзном розыске. Дальнейшее произошло очень быстро: Лукомский был застрелен первым же выстрелом из обреза карабина 7,62 мм; в зале у выхода был тяжело ранен из обреза охотничьего ружья 12 калибра Виктор Пискунов; а Мельников, получив удар нунчаками, пребывал в глубоком нокауте.

Так произошло прецедентное событие: впервые в новейшей истории Латвии совершенно открыто столкнулись криминальные группировки.

В задержании елгавских гангстеров (это они организовали отстрел белорусов) приняли участие силы Юрмальской милиции и ОМОН. Из нападавших пятеро были сразу взяты под стражу.

Позже мы получили письмо от участника этого побоища (письмо мы сохранили в нашем архиве). Он добавил несколько любопытных штрихов к ЧП в «Кабурге»:

«Я один из тех, кто применил оружие в «Кабурге» (карабин-обрез 7,62 мм). А теперь представлюсь: Кожан Дмитрий Олегович, двадцати трех лет от роду, уроженец города Елгавы, в кругу друзей употребляется псевдоним «Митяйка».

Давайте разберемся, что послужило поводом для столь плачевного исхода в тот злосчастный вечер. Незадолго до инцидента по Юрмале стали циркулировать слухи о «залетной бригаде», которая возомнила о себе. Но когда они попытались улучшить свое материальное положение за счет моего товарища, работавшего в «Кабурге» швейцаром, троим из этих «супербоевиков» пришлось просто-напросто вытереть пол своей одеждой. Моему товарищу после этого пришлось покинуть свое рабочее место, поскольку приезжие решили свести счеты.

Для выяснения отношений со швейцаром и его друзьями было назначено время и место встречи — «Кабург». Из достоверных источников было известно, что «гастролеры» вооружены — вот почему я преступил закон и тоже взял с собой оружие.

Как только мы вошли в зал, «мирные переговоры» потеряли всякий смысл, поскольку один из приезжих сразу же попытался нанести удар кастетом моему товарищу, которого спасла только собственная верткость. В этот момент я стал непроизвольной мишенью, поскольку после лавирования мой товарищ оказался позади меня. «Гастролер» начал доставать пистолет, и было ясно — или он, или я. На какое-то мгновение я опередил его и, выхватив из-за пояса обрез, выстрелил. Такова жизнь. На его месте мог оказаться я.

Не дай мы отпор — бог знает, чем бы закончились «гастроли» белорусов в республике. Я не оправдываюсь, но повторяю: кто-то же должен был им противостоять. Я не пытаюсь себя возвысить и вправе так считать. В определенных кругах существуют неписаные законы, которых приходится придерживаться. В этом смысле «преступниками» оказались «гастролеры», и это повлекло за собой два выстрела…»

Отметим и такой нюанс: «Кабург» был в то время государственным заведением. Охрана ему по штатному расписанию не полагалась, поэтому у персонала была одна надежда — на милицию, ОМОН или «крутых друзей». Швейцар «Кабурга», как мы видим, решил воззвать к последним.

В кооперативных кафе и ресторанах, которые начали тогда появляться как грибы, таких проблем уже не было.

Год 1993. Побоище на дискотеке Рижского института аэронавигации

Разгар 90-х. Отметим как характерный штрих: полиция часто вынуждена стрелять на поражение. По официальной статистике МВД ЛР, в результате применения оружия полицейскими в 1992 году погибло 8 человек, в 1993 году — 5. Среди них — двое чеченских парней, застреленных в массовой драке на дискотеке из-за девчонки.

Чеченов в Латвии тогда было еще немного. После Первой чеченской войны они сюда приезжали лечиться и учиться. Торгпредство республики Ичкерия и Беслан Круминьш со своими бизнес-проектами появятся гораздо позже.

Итак, 3 декабря 1993 года — обычная дискотека в Рижском клубе института аэронавигации (РИА). Народу не так уж много — позже выяснилось, что продано было всего 42 билета. В баре началась легкая перебранка из-за девчонки, которая вылилась в конфликт между двумя компаниями парней — местными, болдерайскими, и чеченцев-первокурсников. Через некоторое время разборку продолжили уже на улице, рядом с клубом, куда и прибыла по вызову полиция.

И тут выяснилось: приезжие наших стражей порядка всерьез воспринимать не желают.

Итог: были убиты два студента из Чеченской республики, которые недавно приехали в Латвию учиться — В.Абутеев и В.Лыков. Совсем молодые ребята — одному тогда было 19 лет, второму не исполнилось и 18-ти.

Позже Главная инспекция МВД ЛР, которая проводила служебное расследование, вынесла решение: «Действия полиции в сложившейся ситуации были правомерными».

Вот что сообщил нам тогда глава комиссии Сергей Новиков:

— В 21.30 в дежурную часть Курземского предместья Риги поступило сообщение о массовой драке в клубе РИА. Через несколько минут на место происшествия выехал экипаж подразделения оперативного реагирования ГУП Риги, который находился неподалеку. В «разборке» около клуба к этому времени уже принимало участие около 40 человек.

По словам Новикова, на появление трех стражей порядка дерущиеся среагировали по-разному: кто-то бросился бежать, а кто-то, наоборот, — «у ментов оружие, сейчас отберем». Выстрелы в воздух и окрики только подзадорили разгоряченных алкоголем и дракой парней. Один из полицейских тут же получил по голове и лишился пистолета. Только с помощью напарника оружие удалось вернуть. В общем, возникла ситуация, «угрожающая жизни полицейского». И полицейские начали стрелять.

Свидетельские показания и экспертиза позже показали: было 10 выстрелов в воздух и 2 на поражение. Один из них был сделан, когда стража порядка завалили на землю и попробовали придушить.

Драка прекратилась только после того, как подъехал еще один экипаж — мобильного полка, вооруженный автоматами.

У троих полицейских потом были зафиксированы телесные повреждения (сотрясение мозга, ушибы, ссадины), десять студентов были задержаны. Но к ответственности — за злостное хулиганство и неподчинение — был в итоге привлечен только один.

Продолжение следует.

Марина Михайлова, Игорь Ищук, KRIMINAL

Читайте также: