Скинхеды: кто такие и кому нужны? Часть 1

Идеологов и лидеров бонхедов — не больше нескольких сотен. В Москве их не более ста. Они выпускают самиздатовские журналы («Под ноль», «Уличный боец» (Москва), «Русский кулак» (Санкт-Петербург), делают Интернет-сайты, готовят и распространяют учебные пособия по уличным дракам. Показательны названия: «Хулиганский стиль рукопашного боя», «Используй то, что под рукою», «Драка, как она есть»… Бонкхеды – всего лишь одна из разновидностей скинхедов.Предисловие

В последнее время и с экранов телевизоров, и со страниц газет и журналов много говорится о «скинхедах» (берем это слово в кавычки, так как реальная субкультура скинхедов сильно отличается от того их образа, который навязывают СМИ). Причем, из рассказов журналистов, больше направленных на разжигание эмоций, чем на правдивое и подробное разъяснение, трудно понять: кто они такие, сколько их, какую реальную опасность они представляют для общества?

Между тем, субкультура скинхедов довольно хорошо изучена российскими и зарубежными учеными – психологами, культурологами, социологами, политологами (вот только суждения этих специалистов в электронных СМИ не освещаются и широким массам не известны). В Интернете размещено немало подобного рода обстоятельных исследований. Назовем хотя бы работу М.В. Вершинина «Молодежные субкультуры: скинхеды», которая содержит подробный рассказ об истории и современном этапе развития скин-движения. Ознакомившись с ними не устаешь удивляться: как далек тот образ скинхедов, которые создают СМИ от реальности и поневоле задаешь сакраментальный вопрос: кому это выгодно?

Кто такие скинхеды?

Скинхеды (от английских слов skin head — буквально: лысая голова) – направление в западной, а затем и международной молодежной субкультуре, возникшее в 60-е годы ХХ века и существующее до сих пор. Следует сразу заметить, что субкультуры молодежи – это не политические и даже не идеологические организации, хотя иногда они и бывают связаны с отдельными партиями и движениями. Субкультура – это своеобразный образ жизни, который предполагает определенные модели поведения: стиль одежды, музыки, прически, свой жаргон, непонятный другим. Субкультуры возникают стихийно и как правило противопоставляют себя миру взрослых. Примеры субкультур, кроме скинхедов – хиппи, панки, реперы (поклонники музыки в стиле RAP («ритмическая американская поэзия»), «металлисты» (поклонники музыкального стиля «тяжелый металл») и т.д.)

Движение скинхедов имело несколько этапов, каждый из которых характеризовался своей спецификой. Первоначально скинхедами называли движение молодых людей, выходцев из рабочих кварталов, которые сами работали в доках или на заводах, а то и обивали пороги бирж труда (послевоенный экономический кризис в Англии регулярно поставлял все новых молодых людей для движения скинхедов). В отличии от других молодежных стихийных движений – например, стиляг, они не стремились подражать одеждой и манерами молодежи буржуазных классов. Наоборот, скинхеды культивировали своеобразную «пролетарскую гордость», стремясь подчеркнуть, что они – дети фабричных, заводских и портовых рабочих. Отсюда и короткая прическа — длинные волосы рабочим носить небезопасно, может затянуть в станок, обязательные подтяжки и ботинки — как у английских докеров, страсть к «пролетарскому напитку» пиву — тогда как «мажоры» или «хиппи» предпочитали крепкий алкоголь, марихуану и химические наркотики, культ «пролетарских видов спорта — прежде всего, футбола (скинхеды и прославились потасовками после футбольных матчей). Самая большая вольность, которую себе позволяли скинхеды – короткие юбки у своих подруг (скин-герлс), тоже просто и аккуратно одетых и коротко стриженных. Первые скинхеды слушали американскую музыку в стиле ритм-энд-блюз, затем – пришедшую с Ямайки музыку регги. Уже по этому видно, что первоначально скинхеды не имели ни малейших расовых предрассудков, ведь и то, и другое – музыка «цветных». Более того, в рядах скинхедов 60-х было немало парней и девушек с черным цветом кожи!

Тогдашние скины были в большинстве своем аполитичны. Если они и проявляли интерес к политическим идеологиям, то, скорее, к левым, как и полагается представителям пролетарской молодежи. Так, среди них была популярна татуировка с распятием, под которой была надпись: «Его распяли капиталисты». Те из скинов, кто все же участвовал в политике, отдавал предпочтение лейбористской партии как рабочей.

В 70-е годы приходит вторая волна скин-движения. Немного изменяется одежда: теперь это джинсы и куртка американских летчиков, музыкальная мода – на место регги приходит панк, музыка в стиле «Oil». Но самое главное, начинается политизация движения, оно раскалывается на правых, с которыми сегодня обычно отождествляют всех скинхедов (и совершенно ошибочно!) и левых. Рождение правых или коричневых скинов было результатом усиленной пропаганды в среде уличной молодежи английских ультраправых нелегальных партий – прежде всего, «Национального фронта» и Британской национал-социалистской партии. Неонацисты из таких скинов начали формировать уличных бойцов неофашистских партий для драк с коммунистами и анархистами и для нападений на «цветных». Именно эти «новые скинхеды» стали наносить татуировки в виде свастики или кельтского креста, использовать нацистские приветствия, речевки расистского и антисемитского содержания. Поскольку своими действиями – избиениями и убийствами черных и азиатов, они привлекали наибольшее внимание СМИ, их обыватель и принимал за скинхедов как таковых.

Гораздо меньше замечали и замечают чуть позже возникшее левое крыло скинхедов – так называемых «красных скинов» (редскинс). При схожем внешнем виде – военизированная форма, короткая стрижка, они исповедуют анархо-коммунистические взгляды. Их лозунг: «скинхеды против расизма и капитализма». У них часто бывают потасовки с коричневыми скинами и не всегда в пользу коричневых. Красные скины участвуют и в движении антиглобалистов, его уличные бойцы сражались на баррикадах в Сиэтле, в Генуе, в Давосе. Требования красных скинов – прекращение грабительской эксплуатации стран Третьего мира странами «золотого миллиарда» как минимум и мировая социалистическая революция как максимум. Естественно, вступать в красные скинхеды могут не только люди с белым цветом кожи. Красные скины считают себя – и не без оснований – истинными продолжателями движения скинхедов 60-х, так как видят в нем выражение энергии и мировидения пролетарской молодежи. «Коричневых скинов» они воспринимают как маргинальные группки, которые не имеют право присваивать себе имя и внешнюю атрибутику скинхедов.

К красным скинам близки SHARP-скины (SkinHeads Against Racial Prejudice — «скинхэды против расовых предрассудков»), движение, возникшее в Нью-Йорке в 80-х годах. Не будучи анархо-коммунистами, они выступают также против расизма, за равноправие всех народов.

Надо заметить, что классические, аполитичные скинхеды, «зубры» 60-х годов и их молодые сторонники тоже не признали ультраправых и стали их называть не иначе как «бонхеды» («костяные головы», или в вольном переводе – «тупоголовые», «безмозглые»). Специалисты по молодежным субкультурам также считают, что между бонхедами и скинхедами нет ничего общего, кроме некоторых элементов одежды (так для молодежных субкультур наиболее важным атрибутом является любимая музыка, но бонхеды и скинхеды слушают разную музыку: бонхеды – тяжелый металл, скинхеды – регги или Oil-панк). Поэтому не случаен вывод специалистов, что бонхеды – это искусственно сформированное и чужеродное направление в движении скинхедов, тогда как настоящее скинхеды, как и полагается молодежной субкультуре, возникли стихийно (М. Вершинин). Кстати, среди специалистов понятие «скинхед» принято применять ко всей этой молодежной субкультуре, а тех, кого СМИ называют «скинхедами», то есть неонацистов именуют бонхедами.

На постсоветском пространстве скинхеды появились в 1991 году, в среде учащихся столичных ПТУ и техникумов, вообще молодежи «спальных районов» Москвы и Ленинграда. В отличии от Запада, наше скин-движение возникло не совсем естественным путем (хотя экономический кризис, подобный тому, что разразился в Англии после войны, а то и похлеще, тоже был), а под влиянием западной масс-культуры. Именно поэтому дети московских и питерских токарей и слесарей носят ботинки и подтяжки английских докеров, а не кепки и комбезы, как их отцы. Если же они и кричат что-либо о России и русских, то чаще на английском языке, размахивая или немецким флагом или флагом американских конфедератов (конечно, имеются в виду бонхеды). В России представлены также все направления скинов. Есть красные скины (они даже выпускают свой журнал – «Взорванное небо» и имеют сайт в Интернете – «Redskins.ru»), есть скины–антифашисты (которые неоднократно организовывали скин-секьюрити – своеобразную скиновскую охрану концертов реперов – извечных врагов неонацистов). Но про них мало кому известно. Официальное телевидение РФ, как и на Западе, на словах выступающее против расизма и неонацизма, старательно замалчивает существование скинхедов-антифашистов и фактически своими сюжетами «пиарит» бонхедов…

Одежда, взгляды, любимая музыка российских скинхедов – все это повторяет западные образцы. Единственное отличие – российские бонхеды считают арийскими нациями не только народы зарубежной Европы и англо-саксонское белое население США, но и славян и в частности русских (увы, им неизвестно, что их западные «братья по расе» с такими выводами абсолютно не согласны и относятся к славянам как к «расово неполноценным»). Точно также как и на Западе российских бонхедов «опекают» «взрослые» ультраправые организации вроде Народной национальной партии Иванова-Сухаревского, пытаясь превратить их в своих штурмовиков. Естественно, часть бонхедов вливается в ряды ультраправых организаций, но бон-движение как таковое остается все же достаточно автономным образованием.

Российские скинхеды в целом и бонхеды в частности не имеют единой организации. Они представляют собой совокупность разрозненных и не связанных между собой групп (в среднем по 10-15 человек в каждой), которые не всегда и не везде промышляют избиениями и убийствами, часто дело ограничивается распитием пива и слушанием тяжелого рока и также легко распадаются, как и возникают. Правда, в ноябре 2002 года в столице бонхеды пытались произвести российский съезд, приуроченный в дню рождения культовой фигуры западных коричневых скинов Яна Стюарта (на съезд прибыло 400 человек), но эта попытка была пресечена милицией. Количество бонхедов в России вообще невелико. По данным 2003 года их было 15 000 человек на всю Россию, на 7 – миллионную Москву – около 5 000, в Санкт-Петербурге – около 3 000 (к нынешнему, 2006 году их количество, конечно, выросло, но не принципиально и вряд ли превышает 20 000 по России). Как правило, бонхеды у нас — учащиеся старших классов школ, ПТУ, реже – вузов. Подавляющее большинство – так называемые «пионеры», уличные боевики, которые не очень искушены в идеологии и годны только на то, чтоб пить пиво, слушать рок, шляться по улицам и устраивать драки. Без идеологов движения они не представляют большой опасности, потому что сам по себе их пыл может легко рассеяться и движение распадется.

Идеологов и лидеров бонхедов не больше нескольких сотен. В Москве их не более ста. Они выпускают самиздатовские журналы («Под ноль», «Уличный боец» (Москва), «Русский кулак» (Санкт-Петербург), делают Интернет-сайты, готовят и распространяют учебные пособия по уличным дракам. Показательны названия: «Хулиганский стиль рукопашного боя», «Используй то, что под рукою», «Драка, как она есть», а также цитаты из них: «…Наносимые бритвой удары по своей траектории напоминают скользящие удары кулаком…. …глаза, кожа лба (сильно кровоточит — ослепляет), шея, крупные артерии рук и ног, живот…. …мышцы брюшины, нередко покрытые толстым слоем сала, пробиваются мощным круговым ударом… …для бритвы нет неуязвимых мест… …а заживает медленно, в отличие от ран, нанесенных тупым оружием…».

Следует также отметить, что в основном бонхеды сгруппированы в двух столицах – Москве и Санкт-Петербурге (там находится около 90% коричневых скинов). Свои акции они проводят регулярно, но на фоне общей криминальной статистики, совершаемые ими преступления – как говорится, капля в море (что, естественно, не отменяет необходимости нравственного осуждения каждого такого деяния, тем более, что для родственников и близких пострадавших эта статистика – слабое утешение).

Это видно, например, по данным сайта Полит.Ру («Радикальный национализм в России и противодействие ему в 2005 году (ежегодный отчет информационно-аналитического центра «Сова»») За весь 2005 год бонхедами (которых аналитики-антифашисты неверно именуют скинхедами) было совершено 366 избиений, приведших к ранениям и 28 убийств. В то же время по данным электронных СМИ (статья «Криминальная Россия» на сайте Пермского отделения КПРФ) согласно докладу Генпрокурора Устинова об уровне преступности в стране, в 2005 году в Российской Федерации было совершено около 30 000 убийств (необходимо заметить, что реально их было, конечно, больше: как утверждают электронные СМИ, регистрируется меньше половины преступлений).

Итак, из 30 000 убийств, совершенных в РФ в 2005 году (по данным МВД, которые явно заниженные) лишь 28 совершены «скинхедами» (по данным правозащитников, которые заинтересованы, напротив, в завышении «градуса» экстремизма). Это составляет около одной тысячной доли процента – величина, которую социологи как правило не учитывают в силу ее статистической ничтожности (она входит в так называемый «процент погрешности»). Тем не менее, эта тысячная доля процента постоянно находится в поле зрения СМИ, тогда как все остальные преступления не то, чтобы замалчиваются, но и особо их никто не «пиарит».

(Окончание следует)

Р.Вахитов, contrtv.ru

Читайте также: