Записки районного опера: смерть гаишника

Противней всего — убийства, совершённые по злобности душ. Потерять жизнь человек может из-за одного-единственного неосторожного слова… Расскажу парочку подобных случаев из множества мне известных, однотипных и похожих друг на друга. Очень не повезло сержанту-гаишнику Кукую из Институтского РОВД. Но он и сам виноват. Остановил ржавый «Запорожец» без госномеров. «Запоры» гаишники никогда не тормозят — что с водил рухляди сдерёшь? Но этот совсем уж обнаглел, средь бела дня пёршись без номеров. Такое спускать — совсем на голову гаишникам сядут, вот Кукуй эту груду металлолома и тормознул. Величественно подошел к тарахтелке, а оттуда навстречу ему выполз какой-то хмырь, странно тараща гляделки. Сержанту бы обратить внимание на эту вытаращенность, понять, что шизо перед ним, да и броситься наутёк, петляя и оглядываясь. Но, начисто утратив всякую бдительность, он занудливо матюкнул отсутствие номеров, а потом привычно потребовал права. Их у хмыря не оказалось (ещё бы: кто ж психбольному их даст?!) И тут Кукуй ещё мог спастись, врезав хмырю в морду, и, поваленного лицом вниз на землю, тщательно обыскав. Сержант же снова матюкнулся и предложил неизвестному проследовать с ним в районную ГАИ на «разборку». Кому такое понравится? Никому! Однако умные в подобной ситуации – откупаются, дураки — взаправду тащатся в ГАИ и треплют там свои нервы, хмырь же соригинальничал — выхватил из кармана брезентового плаща пистолет, переделанный в боевой из газового, и дважды шарахнул Кукую в живот. После чего спокойно сел в «Запорожец» и уехал, а тяжко раненный гаишник на следующий день умер в больнице…

Как выяснилось много позднее, причин стрелять в сержанта у водителя «Запорожца» не было ни малейших. Криминалом — не занимался, в розыске не находился. Найди у него при обыске пистолет, сказал бы: «Только что нашёл – ехал сдавать в милицию…» Короче, реально ему ничего не угрожало. А просто — шизо! Не захотел ехать в ГАИ, дать на лапу автоинспектору (как все приличные люди делают) — не догадался, вот и нашёл самый простейший выход…

Как и всегда, убийцу мента искали упорно и всеми имеющимися в наличии силами. Сперва нашли свидетелей произошедшего, с их помощью вышли на «Запорожец». По гаишным бумаженциям был он зарегистрирован на некоего инвалида войны, но тот умер полтора года назад, а его машина за это время сменила несколько владельцев. Проследили всю цепочку, и последним владельцем оказался некий гражданин Гавриленко Олег Иванович, 42 года, временно неработающий.

Пробили его адрес, выяснили: страдает психическим расстройством средней тяжести, в день убийства как уехал – так до сих пор домой и не возвращался. Показали фото Гавриленко свидетелям убийства, и был ими опознан: «Он!..» Тогда объявили его в розыск, начали основательно искать…

Расклеили по городу фото, отрабатывали все связи и контакты, проверили несколько десятков адресов, где он мог оказаться. Ввиду особой опасности разыскиваемого (застрелил мента!.. без пяти минут Терминатор!), на каждый из адресов заявлялись группами по 5-6 человек, в бронежилетах, с пистолетами, при обязательном наличии хотя бы одного автоматчика. А иногда в состав таких групп (сформированных, кстати, от всех РОВД города) были включены даже кинологи с собаками.

Ежедневно о ходе поисков докладывали лично нашему генералу, начальнику областного УВД. В общем, сложилась напряженная обстановка с небольшим элементом паники. Кучу личного состава ежедневно отрывали от текущей работы. А тут ещё и мирное население будоражилось регулярно передаваемыми по телику сообщениями о поисках «совершившего особо опасное преступление» и обещаниями за его поимку немалой награды. Таким образом прошёл месяц интенсивных поисков, а результатов — никаких.

И тут в РОВД, по месту прописки Гавриленко, пришёл запрос из недалёкого государства Молдовы, где сообщалось: «У нас задержан за бродяжничество гражданин Гавриленко О.И.. Сообщите, не числится ли у вас за ним что-нибудь криминального?» Ничего себе: «что-нибудь…»! Да он сотрудника милиции «при исполнении» завалил! Всюду его ищут — бронежилеты, автоматы, овчарки… Опера холодным потом обливаются, являясь на очередной адрес его возможного местонахождения, ожидая каждый раз встречного огня. А он задержан какими-то молдавскими патрулями в качестве заурядного бомжа! Понятно, что тут же затребовали его экстренной выдачи. Молдове убийца сотрудника правоохранительных оргвнов был не нужен — молниеносно сплавили его нам. И уж тут мы встречали его, как почётного гостя, с усиленным конвоем.

САМОСТРЕЛЫ

Но что может быть глупее самострела? Человек убивает сам себя — либо случайно, по неосторожности, либо – совершая самоубийство…

Я — категорический противник предоставления гражданам права на ношение оружия. Почти нет случаев, когда во время внезапного бандитского нападения мирному обывателю удаётся успешно отстреляться из охотничьего ружья, газового пистолета или «самодельного стреляющего устройства». Зато такого, чтобы человек сам себя случайно завалил собственным же с т в о л о м — сколько угодно.

Вот одна из подобных трагедий. Некий инженер с крупного завода постоянно носил в нагрудном кармане пистолет-«авторучку». Друг увидел и попросил показать; инженер стал вытаскивать из кармана, случайно зацепился курком… Бах! Пулька-то маленькая, но угодила в грудь, в самое сердце. Вздохнул он удивленно, моргнул разок – и опрокинулся… Убит наповал!

Друзья и родичи на допросах потом рассказывали: редкостной душевности был человек! Нелепая, глупейшая смерть, но – почему? Боялся! Воров, бандитов, просто хулиганов… Страх заставил вооружиться, обращаться же с оружием – не умел, вот сам себя и убил, фактически — собственным страхом. А стоило подумать хотя бы о том, что примени он оружие против тех же уличных хулиганов, и запросто мог сесть — за незаконное хранение оружия и превышение пределов самообороны. Даже не знаю, что хуже: быть избитым уличными хулиганами или же, выстрелив в них из пистолета, несколько лет потом гнить и подвергаться оскорблениям в «зоне»!

Вот немножко другая история: очень вонючая по потенциальным последствиям. У супермаркета «Фантамас» в «Опеле» сидели двое парнишек в кожанках, из тех, кто пальцы – веером. Третий их товарищ двинул в магазин, за пивом. А рядом, с места парковки, неудачно тронулись «Жигули» шестой модели и случайно задели «Опель» правым крылом.

Один из парней выскочил из иномарки на разборку. Из «Жигулей» ответно выкатился дядя, плечами шире шкафа. Разговор сразу вознёсся до криков типа: «Козёл, я тебя сейчас урою!», «От козла слышу!», и тому подобное… Народ у нас резковат на слова. Но лучше пусть кричат, чем стреляют. Наши же людишки иногда и постреливают, что огорчительно… Второй из парнишек метнулся из салона на помощь первому (в одиночку широкоплечего дядьку не уроешь!), но при этом — зацепился курткой за дверцу машины. Дёрнулся, пытаясь высвободиться — и в кармане его «кожана» жахнул газово-дробовой пистолет импортного производства (официально купленный и зарегистрированный по всем правилам, кстати). Сам себе человек прострелил бёдро, причём так неудачно, что спустя несколько минут скончался от обильного кровотечения, ещё до приезда «скорой».

Грохот выстрела, крики, стоны, вопли… Никто не поймёт: кто стрелял?.. в кого?.. за что убили?.. что вообще происходит?! Владелец «Жигулей», смекнув, что о б р а т к а будет кровавой, дал дёру раньше, чем кто-либо догадался запомнить его номер. Примчавшаяся милиция тоже не сразу сообразила, что к чему, и попыталась обвинить двух пассажиров «Опеля» в убийстве третьего. Но потом, когда те двое представились, оказавшись уважаемыми людьми (один был чуть ли не правой рукой у д е р ж а щ е г о треть района «авторитета» «Ясеня», а его товарищи, включая и убитого, были его личными телохранителем и водилой), — обстановка сразу осложнилась. «Ясень» вполне мог представить случившееся, как запланированное заранее покушение на его людей, и начать бандитскую войну с конкурентами.

Наше начальство, чуя возможные неприятности, дало нам задание обязательно найти широкоплечего водителя «Жигулей». Чтобы он своими показаниями подтвердил случайность ЧП, успокоив этим взъярённого криминала. Что «Ясень» потом дядьку того элементарно кончит (пусть и косвенный, но виновник самострела!), наших отцов-командиров, похоже, не интересовало.

Я был на дальней периферии этих поисков. Как и прочие рядовые опера, прекрасно понимал абсурдность происходящего (мы ищем честного человека для того, чтобы бандитский п а х а н лишил его здоровья, а то и жизни!). А потому искал не так чтобы и очень… Скоро на меня накатила хоть и ослабленная незначительностью моей роли в розыскных мероприятиях, но всё же крутоватая волна начальственного гнева.

«Болей у тебя душа за райотдел — ты сейчас не сидел бы сиднем, а водилу «Жигулей» искал!» — «Но, товарищ подполковник…» — «Что?.. Возражать мне?! Молчать! Много берёшь на себя, старлей!» И пошло-поехало, с воспоминаниями про все мои служебные промашки и просчёты за последние несколько лет… Послушать начальника РОВД, так хуже опера, чем я, не только в нашем городе, но и во Вселенной не сыщешь. Я и такой-де, я и сякой, я и вообще… «Иди, работай!.. И помни, что я сказал!»

А что он такого ценного сказал — разъяснить забыл. Так и не знаю до сих пор того, что же мне вменено в обязанность помнить…

Кстати, водителя «Жигулей» в итоге не нашли. Опера не шибко старались (как их руководство ни драило!), а бандиты просто не сумели. Кишка тонка, мозгов — не избыток, навыков розыскной деятельности – никаких. Где уж им!

Ну и что ж? Обошлось как-то! Побушевал «Ясень» на понтах, что за своих пацанов душой болеет — и успокоился. А окажись широкоплечий дядька менее удачливым — пожалуй, оба плеча срезала бы с него братва бензопилой!

Упомяну и самоубийц. Не уважаю я эту публику. Слабаки! Не нравится тебе жизнь? Понимаю, и мне жизнь частенько не нравится. Но я ж не вешаюсь и не стреляюсь даже! Из самого глухого жизненного тупика всегда есть, как минимум, три выхода: смириться, вырваться на волю путем пробивания стены головою, и — капитально запить…

Грубеет, привыкает ко всякому ментовская душа. В прошлом месяце, к примеру, звонят — трупный запах из квартиры! Поехали втроём: я, участковый и дежурный; по пути прихватили техничку из ЖЭКа. В дороге вкратце рассказала она про хозяина квартиры: одинокий, неуравновешенный, из психопатов (постоянно скандалил с соседями), ещё и квасил по-чёрному… Последние месяцы — без работы, за квартиру восемь месяцев уж не плачено, а напомнишь ему об этом — в ор! Но в целом — тусклая и невыразительная личность, таких — полжилмассива.

Приехали на место, зашли в подъезд, поднялись на нужный этаж. Нюхнули у зашарпанной двери. М-да, запашок-с!.. Позвонили на всякий случай, постучали – глухо, как в могиле. Собственно, квартира с покойником в ней — могила и есть. Надо вскрывать!

Я сразу предупредил, что мне взламывать дверь на адресе нельзя. Три месяца назад я уже имел неприятности с прокуратурой по сходному поводу. Вот так же приехали «на запах», я выбил двери, а оказалось — хозяева уехали на курорт, и в отключившемся холодильнике испортились продукты. Начальство спихнуло ответственность за произошедшее персонально на меня — ох и намучился я тогда отписываться! Второго такого случая мне не простят.

«Давай — ты!» — предложил дежурный участковому, Участок и я были старшими лейтенантами, а дежурный — капитаном, и команды здесь отдавал он. Участок вздохнул поглубже, собираясь с духом, и вышиб двери ударом ноги. Вместе с техничкой и двумя прихваченными в качестве понятых соседями мы зашли на адрес. Видец — ещё тот! Грязь, копоть, окурки, пыль, полом тараканы бегают, на потолке и стенах клопы шуршат…

На широком диване – он. Покойник. С двустволкой в руках. Что характерно — практически без головы. Жалкие остатки нижней челюсти ещё наблюдались, а что выше – напрочь отстрелено картечью…

Я неосторожно шагнул вперёд, и тут же под моими ногами хрустнуло. Покосился вниз — на ковре какие-то ошмётки валяются. Вгляделся — а это осколки от разнесённого выстрелом черепа, вместе с волосами…

Понятых с непривычки замутило. Подписавшись под всеми нашими бумаженцими, они поскорей слиняли. Дежурный отправился в РОВД — вызывать следака с экспертом и договариваться о приезде труповозки, а мы остались стеречь тело, чтобы не убежало…

Техничка тоже осталась с нами — ей же ещё квартиру опечатывать. От нечего делать я осмотрелся на адресе – ничего ценного, полное запустение. Только на кухне, в шкафчике — непочатая бутылка водки. Хо, ну явно шизик здесь обитал! Разве ж нормальный мужик застрелится, не вылакав перед этим всё спиртное в доме?!

Стоим мы с участком на кухне, значит, и деловито кумекаем, как бутылку эту половчее прикарманить. Нам же ещё труп на улицу тащить, а перед этим не мешает продезинфицировать организм алкоголем. Не на свои же покупать! А если бомжей из РОВД подошлют для выноса дохляка к труповозке, то и им придется налить.

Смотрю: у стоявшей скромненько у стеночки технички глаза стали квадратными. Не выдержав, как вскрикнет она: «Тут человек мёртвый лежит, а вы – ТАКОЕ! Как вам не стыдно?!»

Тьфу, блин, а что же тут особенного? Будто покойнику все наши разговоры не по барабану… Но решили техничку не смущать. А просто взяли бутылку эту, запёрлись в ванной, и там почти всю её вылакали.

ЛИШЬ ЗА ОДНО НЕОСТОРОЖНОЕ СЛОВО…

Противней всего — убийства, совершённые по злобности душ. Потерять жизнь человек может из-за одного-единственного неосторожного слова… Расскажу парочку подобных случаев из множества мне известных, однотипных и похожих друг на друга.

Двое сопливых отморозков зашли в гости к знакомому алкашу. Он был дома не один — на диване отсыпался его приятель. Погнали базар, слово за словом: «Наливай, хозяин!», «С каких делов?.. И вообще, пацаны. я сейчас бухой и устал, так что валите отсюда, спать хочу…», «Не-е-е, останемся!», «А я говорю – проваливайте!», «Мужик, ты чё, охренел – нас выгонять?!»

А тут ещё хозяин, намереваясь вытеснить гостей из квартиры, имел неосторожность толкнуть одного из них, что оказалось роковой ошибкой. Мгновенно вспыхнула драка, а если точнее, то — зверское избивание парнями негостеприимного хозяина. Проснулся его кореш, спавший на диване, и попытался заступиться за хозяина, но парнишки и ему вломили, не дав даже толком очухаться от сна и встать с дивана. Капитально отдубасив обоих, отморозки спокойно удалились: мол, хватит с вас обоих пока что… Соседи, чуть позже заглянувшие в квартиру на шум, вызвали «скорую». Хозяин квартиры, так и не придя в сознание, через трое суток умер в реанимации. А вот его дружку повезло больше: «всего лишь» закрытая черепно-мозговая травма, внутри-черепная гематома, три ребра сломаны. Хоть живой остался.

Отморозков мы быстро вычислили и арестовали. Они ещё и возмущались: «За что?! Да эти алкаши сами первые начали, мы только защищались…» Ничего себе! Ни за что, просто так – забили до смерти ни в чём не повинного человека, «защитнички» хреновы… Дали им обоим лет по восемь, кажется. Но человека с того света уже не вернёшь!

Ещё одна сходная история. Как-то вечером 19-летний пацан и его 17-летняя подружка пришли на хату к общей знакомой, малолетке-девятикласснице, слушать музон, дёргаться под старенький «панасоник», лузгать семечки…

Мамаша у девятиклассницы была не ахти, так… полу-опустившаяся пьянь. И была у неё подружка — совсем уж трухлявая кочерыжка, кормящаяся сбором пустых бутылок. Как на грех, обе женщины в тот вечер оказались дома: на улице дождило. И они планировали, закрывшись в комнате, побулькать бутылкой и покалякать про своё, бабье…

При этаком раскладе пацан и его тёлка от нечего делать начали цепляться к подруге матери девятиклассницы: ты-де облезлая вонючка, у тебя скоро и волос на голове не останется – все вылезут… дрянь подзаборная! Ну а та, уж сорокалетняя (а видок – на все шестьдесят), чай, не в Институте благородных девиц обучалась, не на «правильных» фильмах и книжках вырастала. Образование — уличное, место постоянного пребывания — подворотня, все «звонкие» слова — знала назубок. И в ответ на нахальство желторотиков ответила залпом из всех батарей. Тут бы, побазарив, и разбежаться по комнатам, но пацану счел западло при своей тёлке терпеть поношения от рваной кошёлки. И — врезал черноротой сперва убойным справа, затем – сокрушительным слева… Аргументов против грубой физической силы у пьянчужки не нашлось, и она с жалобным верещанием бросилась к двери. Но пацан, догнав её, повалил и начал месить ногами. Молотил от души, не жалея! Обе девахи испуганно пассивничали в стороне. Мать девятиклассницы, заступаясь за подружку, пыталась оттащить парня, но он и ей навешал фитилей (всё лицо потом было синее!). Затем вернулся к уж и не стонущей бабёхе, и ещё минут пять «танцевал» на её безжизненном теле, проломив ей грудную клетку и раздавив все внутренности. А в заключение вытащил за ногу тело из квартиры и сбросил с лестницы вниз. Так и лежала она на лестничной площадке измордованной, пугая своим окровавленным видом выглядывающих на шум из дверей квартир соседей…

Ну а парнишка вернулся в квартиру, и беззаботная вечеринка продолжилась. Но танцам под «панасоник» помешала явившаяся через полчаса по вызову соседей милиция. Пацан даже и не пытался бежать, искренно полагая, что судьба опустившейся алкашки — это пустяк, совершенно неинтересный никому из окружающих.

Но это только по жизни была та бабёнка никем и ничем, практически — пустым местом. А по всем документам и государевым учётам числилась она вполне нормальным и полноправным членом общества и гражданином своего Отечества — Сизовой Анной Васильевной. «Анку-«Портную» (так все в окрестностях звали её за пагубное пристрастие к портвейну) приятно удивило и тронуло бы зрелище множества людей в форме и без, суетящихся вокруг её распластавшегося на лестничной площадке тела.

И как ни пытался возмущённый убийца объяснить правоту своего поступка, как ни вопил — «Довела меня эта короста! И вы на моём месте поступили бы точно так же!», но его не просто пристыдили и отругали, и не просто побили. А самым натуральным образом арестовали и посадили в тюрьму.

На суде пацан, наученный адвокатом, уже не качал права, выставляя себя невинной жертвой оборзевшей алкоголички. А скромно каялся, объясняя мотивы своего поведения так: «Рассердила она меня конкретно! Вот планка враз и упала…» Но суд его позднему раскаянию не внял, и срок отмотал — приличный.

И таких вот отморозков кругом — хоть пруд пруди. Не дай вам Бог однажды попасться кому-либо из них под горячую руку…

САДИСТЫ

Благодаря стараниям наших СМИ порою кажется, что маньяков наподобие Чикатило кругом — пруд пруди. Шастают по улочкам и переулкам, таятся за каждым кустиком; в какую подворотню ни шагни — там тебя уж заждались окровавленные маньяческие щупальца… На самом же деле настоящие, ни перед чем не останавливающиеся садисты встречается всё-таки очень редко. И это лишь тому, что милиция успевает отлавливать основную часть новоявленных «чикатил» ещё на начальных стадиях их душегубства.

Вот один из ужастиков наших дней. Явились в РОВД люди с заявой: из квартиры № 12 по улице Героев осады Севастополя: в их подъезде ощущается трупный запах. Сколько таких сигналов стекается к нам чуть ли не ежедневно, а начнёшь проверять – либо продукты в испортившемся холодильнике при отсутствующих хозяевах протухли, либо форточку в своей обители какая-нибудь бабулька год не открывала, и не проветривала помещение, вот запашок-то и настоялся… Прогнали заявителей прочь, но они через час с той же заявой припёрлись: запах усиливается, невозможно в подъезде находиться! Ох и обнаглел народ, думаем. Ведь ежели сейчас выедем на адрес и опять обнаружим п у с т ы ш к у — для успокоения мозгов обязательно придётся дать кому-то в морду: если не самим заявителям, то хоть кому-нибудь из числа содержавшихся в «обезьяннике». Но бить будем больно!

Короче, послали группу на адрес. Запашок действительно чувствовался! Вскрыли дверь, а там — три трупа: женщина 33 лет, её 10-летний сынишка и мужчина лет тридцати с хвостиком, по словам соседей — сожитель хозяйки квартиры. Мать и сын задушены, причина смерти мужчины на первый взгляд не определялась — никаких внешних телесных повреждений. Это дало основание нашему непосредственному начальству, контролирующему ход расследования, предположить, что этот сожитель и убил бабу с ребёнком. А затем либо покончил с собою (выпил яд, например), либо сразу же после мокрухи элементарно умер – либо от страха, либо от раскаяния за содеяное. Версия была хороша тем, что искать убийцу в этом случае не нужно – вот же он, валяется под нашими ногами! Тем более, что никаких признаков похищения каких-либо ценностей не наблюдалось. Смущало только отсутствие ключей от входных дверей. Если убивал сожитель, и с адреса он никуда не ходил, откинувшись здесь же, при запертых дверях, то кто унёс ключи? Значит, был кто-то третий. Но тогда этот третий вполне мог оказаться и убийцей всех троих. Стали ждать результатов вскрытия. Окажись сожитель умершим от яда – скорее всего, дело закрыли бы «ввиду смерти подозреваемого». Но причиной смерти оказалась перебитая гортань!

Ввиду отсутствия ключей изобразить сожителя покончившим с собою путем неоднократных ударов собственным горлом о ножку стула мы не рискнули. Стали искать в разных направлениях. И выяснили, что незадолго до гибели видели того самого сожителя в пивбаре с неким парнем. И он даже сказал знакомому бармену, что это дружок его давний, ещё со времён службы на флоте. Пробили этот след, по данным военкомата быстро нашли в нашем же городе одного из флотских сослуживцев погибшего. У того сохранился дембельский альбом со снимками членов экипажа, и в одном из них бармен уверенно опознал (профессиональная зрительная память!) тогдашнего спутника погибшего! Пробили анкетные данные; узнали, что призывался тот из соседней области. Послали туда группу. Оказалось, что за эти несколько дней наш «морячёк» успел отметиться и у себя в городе — был заключен в СИЗО по обвинению в вымогательстве с нанесением тяжких телесных. Допросили его и по нашему делу. Вначале он от всего отпирался, но уж больно его опера ударно прессовали. Тогда выдал такую байку: «Да, был в гостях у такого-то, зашибали вместе, потом пришёл в гости ещё один товарищ, я пошел за водкой. Возвращаюсь через 20 минут – дружок мой, его женщина и ребёнок — все лежат мёртвые, а товарищ этот растерянно топчется. Я ему: что ж ты содеял, зараза?!» А он мне: «Сам не знаю, как это получилось… Заклинило вдруг, и всё!» Ну, мёртвым уже не поможешь, решили мы слинять…» Хороша сказка! Но что характерно — попробуй-ка опровергнуть! Наши тамошние коллеги клятвенно заверили, что расколят его и по нашей тройной мокрухе. Удалось ли им это — не могу сказать, захлестнула текучка; и больше я о «морячке» ничего не слышал.

Но я так думаю: никакого ещё «одного товарища» не было. Этот морячок всех троих и завалил. «Заклинило»? Очень может быть… Что-то не понравилось в поведении бывшего однополчанина, бац – и трупешник! А женщину и мальчонку — убрал как свидетелей… Зверьё!

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: