Расстрел директора радиорынка. Жизнь и смерть Геши Супруненко

Недавний расстрел руководителя столичного радиорынка Геннадия Супруненко наделал много шума. Еще бы: средь бела дня в центре города киллеры дерзко расстреляли непростого бизнесмена на глазах у подчиненных. Милиция хранила молчание, пресса выдвигала самые невероятные версии. Сегодня преступление фактически раскрыто. Впрочем, не известно, понесет ли наказание заказчик. Но прежде чем рассказать о возможных виновниках смерти Супруненко, расскажем о том, как он прожил свои 42 года. И тогда яснее станет: почему и кто мог его «заказать». Теперь о том, кем был Геша «по жизни».

Родившегося в 1965 году Геннадия Супруненко старые товарищи помнили по кличке «Звездочет» (кстати, владельцем радиорынка является фирма «Звездочет-1»). Геша – редкая птица, представитель столичного рэкет-сообщества, умудрившийся не только выжить после войн за разделы киевских территорий между враждующими ОПГ и не сесть за решетку, но и сумевший превратиться в небедного коммерсанта с почти легальным бизнесом.

Геннадий Супруненко, как и многие спортсмены-рукопашники пришел в криминал в конце 80-х. Он активно занимался кик-боксингом (в том числе в клубе «Боевые перчатки», где он познакомился с Виталием Кличко), выигрывал на соревнованиях, говорят, даже побеждал на общеукраинских и даже союзных чемпионатах.

У Супруненко была малочисленная, но бойкая бригада. О его бешенстве на «стрелках» знал весь Киев. Геша с десятком товарищей разгонял противника числом в 50 бойцов. С ним мало кто хотел связываться. Даже отмороженные «фашисты» старались избегать конфликтов с Гешей. Он активно занимался спортом, не пил и боролся с пьянством и наркотиками в своем «коллективе». Настолько неудержим и резок был он на стрелках, настолько же рассудителен и деловит в бизнесе. Не почивал на лаврах, упорно руководил рынком и контролировал окружающую территорию. Чужаков не пускал, криминал на рынке не жаловал. Когда Геша пришел на рынок, к нему обратились влиятельные бандиты Мартон и Дружинин с просьбой разрешить им с братвой понемногу безобразить на рынке: вымогательства, кражи, то да се… Геша отказал и никто с ним спорить не стал.

Вскоре Геша сошелся с Гарри Джибу – одним из лидеров ассирийской ОПГ. Джибу числился начальником службы безопасности потребительского общества «Меркурий», у руля которого стояли видные товарищи – Юфа, Пресман и Габович. «Меркурий» первым в Украине открыл коммерческий рынок в самом центре города – на территории Республиканского стадиона. Здесь впервые было запущено «ноу-хау»: официальный сбор дани с торговцев в виде платы коммерческой охране рынка. Ее составляли все те же рэкетиры из группировки титулованного борца — ассирийца Виктора Авдышева. Когда начальника охраны Джибу в Берлине застрелил российский киллер, его словянский товарищ Супруненко еще какое-то время трудился плечом к плечу с Виктором Авдышевым.

Начальником службы безопасности «Меркурия» стал «откинувшийся» Виктор Кулиничев – «Пуля». Тот тоже не прожил долго на свободе. Его смерть стала личной трагедией для Супруненко: оба были сильными личностями и крепко сдружились. Пуля даже перекрестил Гешу, после того, как крестный отец Супруненко бесследно исчез. Также Пуля покрестил еще одного видного киселевца Вову Черного, который в то время держал бильярдные столы в Голосеевском парке – вотчине киселевцев.

Когда Пули не стало, Супруненко со товарищи перешел в стан иной не менее яркой личности на киевском рэкет-небосклоне: Владимира Карповича Киселя, лидера одноименного ОПГ. Это произошло по личному приглашению «Деда» (кличка Владимира Карповича). Кисель проникся уважением к Звездочету и это чувство сохранил до гробовой доски последнего. Говорят, их сближению способствовало и тюремное прошлое обоих. Кисель тянул четырехлетний срок по основательной 141-й статье УК (хоть и значился на зоне завхозом). Геша по сведениям наших источников якобы всего два года находился на «химии». Но с другой стороны – не место и статья УК красят человека…

К том же, Кисель не выносил пьяниц. В его ближайшем окружении обнаруживаем разве что двух глубоко пьющих мужчин – Трипольского и Купца. Супруненко не «злоупотреблял».

Геша пользовался авторитетом не только у таких глыб как Кулиничев и Кисель. Его многие не только боялись, но и уважали, он слыл справедливым руководителем. Известный боец и бандит Олейников, он же — Олень, прибравший к рукам значительную часть бизнеса приближенных Звездочета — Барина и Вовы Черного, никогда не конфликтовал с самим Гешей, выражая ему знаки искреннего уважения.

В 1995 году Супруненко со своим коллективом решил «прибить» едва зарождавшийся дикий радиорынок на Чоколовке, где всю жизнь прожил Геша. Но на то время в Киеве уже не осталось ничего торгового, не «прибитого» той или иной группировкой. Супруненко со своими бойцами под непосредственным кураторством Киселя взялся отбить перспективное бизнес-образование у кавказского ОПГ, костяк которого составляли «айзергуды» и «чехи» — литературно выражаясь: выходцы из Азербайджана и Чечни.

Решимости Супруненко с Киселем подмять по себя кавказскую собственность придавало также их стойкая нелюбовь к выходцам с кавказских гор.

Никто ничего не собирался отдавать просто так, но силы были неравны: киселевцы тогда были едва ли не самой влиятельной ОПГ Киева. Но даже после того, как на рынок окончательно зашли люди Супруненко, кавказцы неоднократно, с периодичностью в полгода, посылали ему «черные метки», давая понять, что обиду не простят, рынок вернут.

Рынок больше не менял хозяев, а Супруненко до последнего дня делал на нем хорошие деньги. Кстати, месть злопамятных айзергудов фигурировала как версия возможной смерти Супруненко. Хотя, спецы саркастически качают головой: звучит фантастически, захотели бы – убили много раньше.

В результате рынок оказался под единоличным контролем группы товарищей из Киселевского ОПГ. Доходы делили Супруненко, Лященко (Лящ), Потиха, Бывалый. Они руководили войной с кавказцами, им и доходы делить. А рисковать было из-за чего. По самым скромным подсчетам сегодня рынок приносит миллион долларов в месяц. Львиная доля – черный нал от неучтенной платы торговцев за павильоны, лотки и пр. Впрочем, официально рынок принадлежит компании «Звездочет-1», где в равных долях выступали два человека: Геннадий Супруненко и Владимир Лященко. Лящ значился директором рынка, Супруненко – его замом. Хотя в реальности рынком руководил Геша. По сведениям информированных людей, его доля в доходах составляла 2\3. 1\3 ежемесячно заносилась лично Владимиру Карповичу Киселю. И это заслуженный оборок: без покровительства Киселя противостояние за рынок грозило бы превратиться в кровавую бойню, в которой у Гешы со товарищи не было шансов победить и выжить.

Собственно, те черты характера, благодаря которым Супруненко заставил уважать себя весь криминальный Киев, он сберег до последнего дня, на тот момент уже полностью легализовавшись. И вот тут во весь рост встает главный вопрос: кто же осмелился поднять руку на столь мощного человечища, едва ли не ближайшего друга и соратника всемогущего «Деда»? Ведь каждому должно быть известно: Кисель такого не простит, рынок в чужие руки не отдаст, убийц покарает.

Иван Степанов, ТЕМА

Читайте также: