Записки районного опера: шприц, фомка и любовь… Как поймали «Колоса»

…Вернувшись в райотдел, надолго застыл у телефона в своём кабинетике. «Не дождешься сигнала о появлении «Колоса» — ночуй здесь, а завтра по любому нагрянем к ним с обыском!» — распорядился начальник угрозыска. И как накаркал: никакого сигнала я так и не дождался… Спал прямо в кабинете, на сдвинутых вместе столах. Вообще-то ночевать в РОВД мне приходилось регулярно, на суточных дежурствах. Именно на этот случай хранились в комнате вещдоков персонально мои матрас с одеялом и подушка. Но в ту ночь – спалось плохо, мысли давили на психику, мозг не желал расслабиться, лихорадочно просчитывая возможные варианты и комбинации. «Выгорит — не выгорит», «поймаем Колоса – не поймаем», «окажется он «Ромео» — не окажется…»

Уснул только перед рассветом.

Утром встал в начале шестого, перед появлением в отделе нашенских. Сходил в туалет, отлить и умыться. Случайно глянул на себя в зеркало — морда осунувшаяся, под глазами синие круги, белки покраснели… Так от переутомления и загнуться недолго!..

К шести собрались наши. Обсудили всевозможные ситуации, и затем — двинули на адрес группой оперов в штатском, прихватив с собою из РОВД помощника дежурного в форме и при оружии. Старшим группы начальник райугро послал меня. (Его самого срочно вызвали на какое-то совещание в столицу).

Дежурившие всю ночь в подъезде опера вышли навстречу нам и доложили, что Колос так и не появлялся. Плохо. Не окажись сейчас Колоса при нашем появлении — и сам факт визита ментов в отцовский дом насторожит Витюху. Бросит всё и стремглав бежит из города, пожалуй… А не хотелось бы!..

Но воздержись мы от обыска, продолжай своё наблюдение, — уйти на это может и день, и неделя, и месяц… Ну не в состоянии районная уголовка столько времени тратить на какого-то даже и не обвиняемого в кражах и гопе, а всего лишь — подозреваемого в них! Спугнув же «серийника», мы хоть и упустив его, но и — автоматически прервём его затянувшуюся на нашей «территории» серию!.. А что он, сбежав, натворит в соседнем районе или даже городе – про то пусть болит башка у тамошних оперов… Решено — идём…

…Впрочем, на всякий случай я всё же решил подстраховаться. Сбегал к жившему по соседству сексотику, мелкому воришке и наркоману Яше Пельменю, попросив («Как это – «не могу»?!. А в рыло не хочешь?!») пойти на хату Сапога, которого он лично знал, под каким-либо благовидным предлогом. Если Сапог — один, то пусть сексот не позднее чем через 10 минут выйдет на улицу и предупредит нас, а если дома — и Колосков — младший, то пусть не выходит, а мы тогда — ворвёмся через 20 минут…

Почему не сделать наоборот: чтобы Пельмень вышел и предупредил в случае присутствия Колоса? Но тогда Витёк заподозрит, что именно вышедший на улицу Яша его и заложил. А так Пельмень, увидев Колоса на адресе, после этого никуда не выходил, и м а я к а кинуть ментам не мог, следовательно – и не с т у ч а л!.. Ну а что мусора вскорости после появления Яши на квартиру ворвалась – то случайное совпадение, доказать противоположное не смог бы и Всевышний…

Впрочем, всё равно до конца жизни Колос подозревал бы Пельменя в «ментовстве». — заматеревшие в схватках с державой уркаганы «случайным совпадениям» доверяют туговато… Прекрасно понимая эти нюансы, Пельмень идти вообще не хотел, но кто ж интересовался его хотениями?..

Поднялся Яша на нужный этаж, а мы остались ждать у подъезда. Проходит 10 минут — нет его. Для верности подождали ещё минуту, потом одного из наших оставили у подъезда, другого послали подежурить под окнами с противоположной стороны дома (вдруг в окно что-нибудь выкинут, или попытаются по верёвке спуститься, — есть и такие ловкачи!), а сами двинулись ордой на адрес.

Постояли минуточку у дверей квартиры, прислушались… Какие-то тихие голоса слышатся, но слов не разобрать… Что на адресе происходит — хрен его знает… Ладно, понадеемся на «авось»!.. И, вышибив дверь могучим ударом принесённой с собою кувалды, ворвались вовнутрь с жутким воплем: «Стоять на месте!.. Милиция!.. Руки верх!..»

Первое, за что зацепились мои глаза — перекошенная харя Пельменя. Боясь быть заподозренным в стукачестве, он изображал «объятого ужасом от появления стражей порядка» в сто крат натуральнее, чем если бы снимался в голливудском триллере. Но, как и почти все в этой истории — переигрывал, пережимал конкретно… Ну зачем глаза таращить?!. Лопнут же запросто!.. И нижней челюстью свисать до мошонки вовсе не обязательно…

Стрельнув взглядом в сторону, обнаружил и Сапога. Матёрый, многократно бывавший в подобных передрягах, и хорошо знавший правила игры, при нашем внезапном появлении он почти мгновенно встал к стене с поднятыми к потолку клешнями, не дожидаясь, пока «для профилактики» по обыкновенной ментовской привычке его ошарашат «парализующими» — по почкам и в солнечное… Причём — оставался абсолютно спокойным и невозмутимым как скала, в этот раз — ничуть не наигрывая… Ага, значит — при данном раскладе он- не при делах, и твёрдо убеждён, что ему не за что стискивать гениталии дверью… Ну, при большом желании за что стиснуть – всегда найдётся!.. Но в одном он прав — нам сейчас Сапог совершенно не интересен….

А вот чья ж это до боли знакомая по фотографиям мордяха выглядывает из-за его плеча?.. Ба, какие люди, и пока что без охраны!.. Это же и есть ОНО — Виктор Михайлович Колосков дорогой, собственной персоной!.. Вот у этого гляделки — обеспокоенные… Ясен перец, — не ждал!… Внутренне готовил себя к аресту, понимая его неизбежность, но в то же время — постоянно убеждал, уговаривал, убалтывал себя: «пронесёт», «успеем скрыться», «если и заметут, то — через месяц — два, а то и через год»… Не пронесло!..

Так-так… Ещё видение из спальни… Женская физия… Глубоко запавшие глаза, характерная для усердно ш и р я ю щ и х с я бледная кожа, нервно вцепившиеся в дверную притолоку девичьи пальчики… Беременна, как минимум — на 7-м, а то и на 8-м месяце… Я ж по этим вопросам не эксперт, не гинеколог со стажем, но и мне заметно: пузо — зримо и весомо… «Ромео и Джульетта»?.. Неужто действительно – они?!. Неужто поймали нашу неуловимую парочку?!.

Мои товарищи сноровисто обыскали присутствующих, включая и Яшу, громче прочих хныкавшего, жаловавшегося на произвол, и чуть ли не требовавшего немедленно предоставить ему наилучшего в стране адвоката!.. Нет у сексота чувства меры, постоянно пережимает…При таком уровне работы его скоро раскроют, подрежут или о п у с т я т. Ну и хрен с тобой, бракодел!..

Топали по квартире тяжёлые шаги оперов, звенела посуда на кухне, с грохотом передвигались стулья, табуретки, прочая мебель. Быстренько организовав пару соседей в понятые, начали обыск.

«А что такое?.. А какое вы, собственно говоря, имеете право?!» — опомнившись, вслед за неумолкавшим ни на минуту Яшей сдержанно хабуровился и Витёк. Отвечать ему никто не собирался. Если ничего не найдём, и всё окажется лажей, то извиниться никогда не поздно. А найдём доказательства вины — засунем его вопросы в его же задницу, и чем больше он будет спрашивать сейчас, тем больше потом и засунем, — чтоб не борзел!..

Ходили по комнатам, разбрасывали в разные стороны содержимое шкафов и ящиков, искали компромат: орудия преступления, наворованные вещи, оружие, наркотики…

Сапог пялился отрешенно, кривил рот в сдержанной усмешке. А ему — что?.. Посадят зарвавшегося сыночка – хорошо, одной обузой на шее меньше, а не посадят – тоже неплохо, что менты в очередной раз с носом остались… Яшка дёргался, бормотал жалобное, сотрясался внутренней дрожью… Не обращая на него внимания, вошёл в спальню, осмотрелся. Шкаф…Дверцы — заперты на внутренний замочек. Зову Сапога, зову Колоса, киваю на шкаф: «Что там?» Оба пожимают плечами, — не знаем, мол… Бывает. «А где ключ от шкафа?» Нет ключа, потерялся… Очень может быть. Почти при каждом обыске видишь подобную рассеянность хозяев.

Два-три удара ломиком — и дверца отскакивает в сторону. Шарю по полкам. На одной из них нахожу фомку и перчатки, на другой – какие-то свёртки, пакеты, мешочки… Вывалил содержимое на стол: немного денег, кое-что из золотишка по мелочи, две остро заточенные финки, ш и р к а в пузырьке, мелко истолченная ш а л а в бумажке…

Они!… «Ромео и Джульетта»!..

Но, может, хоть и воры, да – не те?..

Схватив понурившегося Колоса за грудки, нагнул его мордой к столу: «Говори, сучяра, это ты с тёлкой разбойничали по квартирам последние два месяца?!. Если — ты, то свидетели тебя всё равно потом опознают, но сейчас ещё не поздно оформить явку с повинной!..»

«Да, мои гопы…» — после долгой паузы со вздохом («прощай, воля!») признался Колос.

Всё, он – мой!

«Ромео и Джульетта» – вот они, перед нами!.. И такая меня радость охватила… Честно, без балды, — столько нервов они нам истрепали за последнее время, столько мы из-за них набегались, наслушались всякого, натерпелись, что казалось раньше: поймаем гадов – разорвём на кусочки!.. А поймали – и на душе лишь радость!.. Наконец-то всё закончилось, и можно сбавить темп, отдохнуть, вкусить заслуженные плоды победы…

Ещё бы: около 60-ти квартирных краж, и более десяти квартирных грабежей и разбоев теперь из «висяков» переходили в число раскрытий!.. Чуть ли не месячный план по раскрытиям для всей районной уголовки!..

Так была поймана эта парочка. Ну а после — началось следствие, вся эта кропотливая работа по оформлению уголовного дела, и дальнейшей передачи его в суд.

СЛЕДСТВИЕ

Только теперь мы пробили личность «Джульетты» — Юрченко Елена Осиповна, 19 лет, наркоманка, в картотеке районного угрозыска ранее не фиксировалась.

Из показаний обоих (многословных, хотя и не всегда искренних) эта история теперь раскрывалось нам другой, ранее неведомой стороной…

…Итак, жил на свете парень Витя. Не дурней многих, хоть и не шибко умный. Стоек в жизненных передрягах, твёрд характером (отцовские гены!)…Жить хотел хорошо, но вкалывать не любил, вот и подался в воры. Сперва — с коллективом подельников, затем, ожёгшись несколько раз — волком-одиночкой, надеющимся только на себя, ни от кого не зависящим (во всяком случае, он сам так считал), никому ничего не должным…

Но, при всех ощутимых плюсах одиночества, оно ж и утомляет с годами… Хочется понимания и сочувствия, требуются восхищённо пялящиеся на тебя глаза… Короче, — любому, даже и самому матёрому, волку нужна волчица…

Не отцу же в жилетку плакаться — другого поколения человек, да и слишком уж крутым себя перед ним не поставишь… Было в жизни Колоса немало и женщин, можно даже сказать, что липли они к нему, на одной из них в молодости — женился. Пожили пару лет, родился сыночек, но потом Колоса посадили, а жена тотчас с ним развелась, даже не подав на алименты. (Да и какие алименты — с вора?!). Уехала в другой город… Колос её никогда не пытался найти, может – уже и забыл про неё, про своего сына…

Все другие бабы в его жизни – из «одноразовок». Мелочь, шалашовки, употребил и выкинул, перед такою душу не раскроешь…

И тут появилась ОНА… Если спросите моё,опера, личное мнения о ней, то, на мой придирчивый взгляд, в свои 18 лет и 10 месяцев была Ленка Юрченко заурядной халявой. С 14-ти лет водилась со взрослыми мужиками, в 16-ть — сделала аборт, тогда же начала ш и р я т ь с я… Мужики шли в её жизни косяками, но всё – не то и не так, — хиляки, мелочники, без бабла и серьёзного авторитета…

Но однажды на притоне в толпе гнилушных шустряков она увидела ЕГО. Дерзкий, уверенный, бесстрашный, с орлиным взором и острым ножиком в кармане… Так вот же ОН, сказочный принц из её полудетских мечтаний!..

О, и у халявы есть свои мечты и идеалы, в этом смысле ничуть не отличается шалава от любой порядочной девушки. Но если всяких породистых леди тянет к спортсменам, эстрадным звёздам, дипломатам или, на худой конец, к брюхатым и уродливым, но чертовски богатым олигархам, то «низовые чувихи» з а п а д а ю т на финкасто — фиксатых отморозков… В принципе мужской типаж — тот же, но — в иной упаковке…

Она мгновенно влюбилась в НЕГО, а он — в НЕЁ!.. Так они и снюхались, сошлись, слились в одну семейно-бандитскую ячейку…

По-своему оба — сильные, незаурядные, хоть и изрядно траченные жизнью натуры… Понятно, что теперь ш и р я л и с ь — совместно. Витя благородно угощал ш и р л о м даму. А чтоб хватало на «дурь» — привычно домушничал.

Но занятие это хлопотно. Беготня с утра и до вечера, суетиловка сплошная… Домой порою забегаешь лишь поспать и перекусить, а потом снова — на д е л о!.. Лена же не могла без него и минуты, ей хотелось быть с ним постоянно, 24 часа в сутки, и её первое соучастие в квартирных кражах состоялось естественно и оправданно…

Сперва она ш у х е р и л а, но деятельный характер требовал большего. Тем более, что рядом с НИМ лна чувствовала себя Амазонкой, и ей так хотелось быть д о с т о й н о й!.. Вместе они начали залазить на чужие адреса, именно её волнительное присутствие вдохновило его на первый грабёж, ну а там до совместно осуществлённого разбоя оставался только шажок… Завершающим штришком стало, когда нож у горла жертв держала уж она, пока он собирал добычу… И её не смущала собственная беременность… Она считала, что будущий ребёнок может только гордиться такой бесстрашной матерью!.. Ну и — ИМ, разумеется, своим неуловимым и мужественным как Штирлиц папаней!..

Что любопытно где-то она прочла, что у беременных женская плацента не пропускает вредных веществ в кровь вынашиваемого ребёнка, следовательно — если беременна наркоманка, то на ребёнке это не отразится… Но если наркотики не принимать вовсе, и довести себя до л о м к и, то будущий ребёнок начнёт мучиться вместе с матерью!.. Так вот, она вполне сознательно и расчётливо решила до родов регулярно ш и р я т ь с я, чтоб дитя чувствовало себя хорошо!.. Ну а сразу после родов — немедленно бросить наркоту, чтобы через грудное молоко она не поступала в детский организм… Не хотела, чтобы её дитя стало наркоманом… Хитрая!..

План у них был просто как всё гениальное: наворовать вагон с маленькой тележкой в придачу, потом — уехать в деревню, купить там дом и, родив ребёнка, зажить честной жизнью сельских тружеников. Тем более, что по поднятому уголовкой в районе кипежу они уж прекрасно чувствовали, с какой неутомимостью их ищут, и понимали, что не долго музыке играть……

Каждый божий день говорили себе: ещё одна разбомблённая хата — и финиш, всего не украдёшь, пора и честь знать… Но потом она (если не он) начинала стонать: «Ой, что-то мне плохо сегодня… Надо купить лекарства!» Ну а на лечение — нужны деньги. И три-четыре хаты бомбились исключительно с благородной целью лечения своих столь бесценных для человечества организмов… Хвори проходили ( наркоманы сплошь и рядом – твари исключительной живучести!), и тогда говорилось другое: «Ладно, ещё немножко поработаем… Надо же на приличный домик в деревне накопить, да и ш и р к а в нычке кончилась!..

Как-то сунулись на одну квартиру, загадав: «Попадётся знатный куш — всё, завязываем!» И куш попался неплохой, еле в трёх узлах уместился.

«Класс!.. А давай ещё один разок… На этот раз – действительно последний… Авось тоже обломится!» Полезли, но там — полный г о л я к, холодильник на кухне – и тот пустой, лишь отощавшие тараканы по кухне бегают…

Ну а такое — как моральная травма, «Надо немедленно отбомбить ещё хату, иначе удача отвернётся!..» Лезут тут же ещё куда-нибудь (бывало – что и в соседнем подъезде), но там сосед спугнул, или собака из-за двери залаяла…

Пошли на соседнюю улицу, сунулись в форточку на первом этаже, а там — практически голые стены, «блин, как только люди живут в такой нищете?!» К концу «трудовой смены» решали: «Ладно, на сегодня достаточно, но завтра ещё пару хат побогаче ломанем, и тогда уж точно — финиш…»

Даже и многие намного более умудрённые блатняки «горели» на том, что не умели вовремя остановиться, этих же я и просто умными назвать не решусь, но что оба были хитрованцами первостепенными – этого не отнимешь!..

Им дьявольски везло, особенно когда они от заурядных кражонок перешли к молодецкому разбою. При безоглядных налётах очень легко загреметь в ментуру, или нарваться на зубосокрушительный отпор, им же удавалось обходиться без осложнений… Обильную добычу сбывали за треть цены, и всё равно на круг выходило немало. Хватало ш и р я т ь с я, питаться прилично, одеваться как нормальные люди (под «нормальными» подразумеваются людей с баблом), но – без излишеств… Ни золота, ни особенных украшений, — лишние приметы, одно небезопасное баловство…

И денег в момент ареста мы нашли у них совсем немного. Думаю: где-то у них была не обнаруженная нами нычка… Квартирный пор «со стажем» всегда прячет заначку на случай ареста. Кому ты нужен, когда уж за решёткой?!. А так — во время свиданки шепнул про нычку ближним родичам, распечатали они её, что-то забрали себе (бескорыстно нынче и родная маманя тебе стакан не нальёт!), но что-то ж и на дело пойдёт!.. Адвоката наймут, передачи будут в СИЗО носить, как белому человеку…

Долго б они ещё бесчинствовали, не случись промашки с Шаманом. Не того человека отбомбили!.. То ли не знали, чья хата, то ли понадеялись, что Шаман имён обидчиков не узнает… Но их кто-то усёк с узлом барахла у шаманова подъезда, вот п р е д ъ я в у им и сделали…

В тот день, когда мы с участковым на адрес к Сапогу наведались, у Колоса с подружкой как раз т ё р к а с Шаманом была. Извинялись перед ним очень, — мол: «Прости, брат!.. Промашка приключилась! Не ведали, какой исключительной замечательности брателла на той хате чалится!.. А то разве б поднялась рука?..»

Короче, чуть ли не растрогали они б л а т н о г о до слёз, и сошлись на том, что не гоже своим в доску б р о д я г а м враждовать из-за вонючей видушки!.. Стоимость которой, впрочем, Витёк обязался Шаману компенсировать, с небольшими процентами. (Дело нехитрое – грабанул ещё нескольких лохов – вот с ч е л о в е к о м и расплатился!) Довольные, припёрлись Витюха с Ленкой домой, тут Сапог и «обрадовал»: «К вам уголовка наведывалась!.. Гнали они п у р г у, что — просто так, а вы — не при делах, но я — то ч у в с т в у ю!..»

Колос испугался, вдвоём со своею кралей — побежали на чердак и затаились. Но через пару часов, успокоившись («вдруг пахан на п о н т берёт, чтоб мы с его хаты поскорее свалили?!»), спустились обратно в квартиру, и завалились спать до утра, решив назавтра рвануть с адреса куда подальше.

Причём Витёк в базаре с паханом и Ленкой сильно грешил на Шамана: «Не пидор ли этот ментов подослал?!. За видик мстит, не иначе!», и твёрдо решил никаких бабок за сброшенный налево видеомагнитофон тому не отдавать, — «Обойдётся, с т у к а чо к ментовский!..»

Забавно, что позднее так и не удалось установить, где же во время описываемых событий оттирались приставленные наблюдать за хатой Сапога опера. Оба они упрямо твердили, что глазели за объектом в четыре глаза, строго по инструкции, и что касаемо Витьки с тёлкой, то не появлялись они у подъезда… Может, предположили задумчиво опера, они в свою квартиру взобрались по спущенной из окна с противоположной стороны дома верёвочной лестнице?.. От этих бандитских морд дождёшься чего угодно!..

Плюнул я от досады, но решил хлопцев не наказывать, хотя явно преднамеренно — т у п и л и… Но главным было то, что всё ж поймали мы супостатов, а что при этом кто-то из наших лохнулся, так кто из нас – без греха?..

Следствие по делу Колоскова и Юрченко шло три месяца, и не было сложным.

Для серийных воров не свойственно запираться, отрицать очевидное. Какой смысл?.. Что одна, что сто одна кража, взятые вором на себя в рамках одной и той же статьи УК, — на сроке заключения это уж никак не отразится, зато каждая признанная кража идёт в актив угрозыску, за что угодивший в камеру домушник щедро отблагодаривается г р е в о м: чаем, сигаретами, жратвой, а главное — изредка дают р а с к у м а р и т ь с я… Витёк – не враг себе, чтобы это не секти!..

Основную часть всех эпизодов, кстати, Колос благородно взял на себя, оставив на долю подружки лишь мизер. В числе которого, впрочем, все равно оставались те задокументированные нами ранее случаи разбоя, когда девица держала нож у горла своих жертв, — мы же не могли откровенно похерить показания пострадавших!

Так что в конечном счёте тёлке на её приговоре наша «химия» сказалась мало. Но психологически её легче сидеть за 5 краж и 4 разбоя, чем за 50 краж и 8 разбоев (имеются в виду только те случаи, где они действовали совместно)… Вообще же, без таких «сделок» преступников со следователем и операми, ни одно мало-мальски сложное и многоходовое дело не обходится. Но только на Западе это разрешено законом и регулируется им, у нас же всё — «от фонаря»: ты обещаешь бандиту то-то, абсолютно не будучи уверенным, что обещание удастся выполнить, он же — вынужден верить на слово…

Какой-либо личной симпатии к Юрченко у меня так и не сложилось. Хитрая шлюшка, вот и всё. Хотя с Колосом у неё действительно — срослось… В тюремной больнице родила она мальчика. Наши ездили посмотреть, докладывали: вполне здоровый ребёнок…

На суде Виктору Колоскову дали 10 лет особого режима, а Елене Юрченко — шесть лет — общего…

Больше я о них ничего не слышал.

В тюремной больнице родила она мальчика. Наши говорили – вполне здоровенького.

Потом состоялся суд. Витьке Колоскову дали 10 лет особого режима, а ей — 6 лет общего. Больше о них обоих я ничего не слышал.

Рассказ сотрудника угрозыска, не пожелавшего называть свою фамилию, записал Владимир Куземко

Начало, «Записки районного опера: квартирные воры и как их ловят» в предыдущих номерах

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: