Записки районного опера. Мошенники: кто, почему и как нас дурит?

Сразу же договоримся: говоря о мошенниках, я имею в виду лишь вполне определённую часть преступного мира, а именно – мелких жуликов, зарабатывающих себе на кусок хлеба с маслом путём хитроумного обмана мирного населения. Политики, парламентарии, министры, чиновники всех уровней, журналисты, банкиры, предприниматели, олигархи, имиджмейкеры, ясновидцы, синоптики, цирковые фокусники, а также все прочие лгуны и обманщики станут предметом разговора в следующий раз.

Здесь же рассказано лишь о тех, кого я хорошо знаю, с кем постоянно сталкиваюсь по долгу службы, кто каждый день настойчиво мелькает у меня перед глазами…Ловкачи, аферисты, к и д а л ы, пройдохи, проходимцы… Множество имён и прозвищ, за которыми прячется примерно один и тот же типаж: хитрый, расчётливый, гибко реагирующий на окружающую обстановку, прекрасно разбирающийся во всех недостатках человеческих душ и людских пороках, с обязательным умением использовать их в своих корыстных интересах…

Психологически быть обманутым — куда обиднее, чем быть обворованным или ограбленным!.. Удача вора легко объяснима твоим отсутствием или ротозейством, а успех грабителя основывается на преимуществе в силе или внезапности, всё это даёт какое-то внутреннее самооправдание тому, что ты стал жертвой… Но когда тебя элементарно — дурят, р а з в о д я т, делают лохом, вешают лапшу на твои доверчивые уши, когда ты собственноручно отдаёшь своё бесценное имущество в бесстыжие захрапистые руки, то нет потом таких обидных слов, которые ты бы ни произнёс в собственный адрес: «Идиот!.. Придурок!.. Как я только мог поверить этим скользко-бегающим гляделкам!.. Неужели я и в самом деле — такое ч м о, что меня любой «обует» как маленького?!.»

Ну, положим – не любой… Как и в любом деле, в жульничестве тоже нужны талант, опыт, умение и старательность… Но что обмануть в принципе можно любого — это факт. Даже самых недоверчивых и проницательных к и д а ю т аж бегом, но — при обязательном условии высокой квалификации исполнителя…

Жадность и глупость — два главных людских недостатка, используемых всеми жуликами. Точней, недостаток только один – глупость. А жадность — как бы производна от неё. Глупый человек не понимает всю вздорность и тупость своих надежд на скорое и лёгкое обогащение, потому только и стремится к нему. «Наше светлое будущее — коммунизм!», «Реформируем нашу экономику – и заживём как люди!», «Отдайте нам все свои сбережения – и мы вернём Вам их обратно с огромными процентами!», — это всё явления одного ряда… Накапливать же капиталы себе долгим и тяжким трудом нашему человеку заведомо скучно, неинтересно, тягостно, да и канительно…

Ему всего хочется сразу, помногу, надолго, лучше всего – навсегда, и чтоб — без напряга, как в сказке: захотел – и исполнилось, а пока исполнялось – ты сам лишь семечки лузгал…

Что ещё характерно: никто не учится на собственных ошибках. То есть, став жертвой какого-либо из мошеннических способов и приёмов, именно на этот способ или приём данная жертва, возможно, больше и не купится, но — запросто клюнет на что-то другое, ещё более хитроумное и изощрённое… Глубинных изъянов собственных душ, делающих возможными жульнические манипуляции с широкими массами, сами массы предпочитают не замечать…

У нас вообще есть такая любопытная черта: видеть недостатки только у других. Кого ни спроси — все клеймят всех, но никто не клеймит себя, а сунешь ему зеркало под нос — ещё и обидится: «Что это за злобная карикатура?!»

КРАЖА НА ОТВЁРТКЕ

Описание действий жуликов начну с простейшего приёма, именуемого «кража на отвёртке» (имеется в виду – «отвернуть внимание») — редкий случай, когда они — крадут, а не подстраивают всё так, что жертва свои денежки и ценности отдаёт добровольно.

Итак, базарные ряды в середине дня. Вдоль них идут двое, но не рядом, а на определённой дистанции, чтобы не расшифровать своё знакомство. Первый подходит к одному из прилавков, скажем – с разложенными на нём кофточками, и с ходу начинает скандально цепляться: «Я позавчера купил у вас кофту… Такая гадость — нитки гнилые, сутки проносил — левый рукав уже начал отрываться…»

Торговка пытается доказать, что видит его впервые, и ничего ему не продавала, её глотка лужена и тренирована постоянными схватками со скорыми на критиканство покупателями, но не слабак-дилетант противостоит ей нынче, а крепкий профи, его не собьёшь…

«Как это «не покупал»?!. Люди, вы только послушайте, что она говорит!.. Да вы же мне ещё сказали тогда то-то и то-то, а я вам ответил тем-то и тем-то, и после всего этого вы утверждаете, что в глаза меня не видели!.. Во наглость…»

Вокруг мигом собираются зеваки (среди них – и напарник жулика), и все сочувствуют крикуну… Любой торговец в глазах толпы — заведомый обманщик, который либо обсчитывает, либо обвешивает, либо суёт какое-нибудь гнильё вместо первосортницы… И раз покупатель возмущается — значит, и впрямь обидели его здесь, — эвон у базарной торговки харя откормленная… Явно на украденные у народа бабки морду наела-то!..

Чуя такое настроение масс, и не желая разрастания скандала, торговка предлагает скандалисту при нести некачественную кофту обратно, а она либо заменит её другой, нормальной, либо вернёт деньги…

Но и это не устраивает привереду. «Что ж я теперь, на противоположный конец города должен за кофтой ехать?!. Живу ведь я — там, а здесь — проездом… Обманули вы меня тогда, бессовестно ограбили, всучили гниль, а теперь ещё и издеваетесь: «верни кофту»…Нахалка!.. Вот тебе за это!..» — и с этими словами (внимание, наступает кульминационный пункт всей затеянной комбинации!) сбрасывает с прилавка несколько лежащих там кофточек людям под ноги, прямо в грязь… Вопли, ругань, торговка выбегает из-за прилавка, спасать своё добро, зеваки обидно гогочут в её адрес… И пока она огрызается в их адрес, одновременно собирая и оттряхивая от грязи свои кофты, некая ловкая личность сноровисто и совершенно незаметно для окружающих стягивает с прилавка пару кофточек и прячёт в свою удобную сумочку, потом ныряет в людской водоворот – и с концами…

Крикун же спокойно остаётся на месте, ему спешить некуда, — он ничего плохого не делал, чего-либо компрометирующего при нём нет… Разорись торговка: «Ой, у меня же товар украли!», — как он сразу же «заведётся»: «Не хочешь ли ты сказать, кочерыжка кукурузная, что это я тебя обворовал?!. Люди, обыщите меня немедленно, и если ничего при мне не найдёте — то я сейчас этой кикиморе морду буду бить!..»

Опять-таки — шум, гам, крики… Появляется милиция: «Что-то украли?.. А где вор?!.» Нет вора, убежал… А что воспользовался он шумом, поднятым несправедливо обиженным покупателем, — ну так то чистая случайность, в которой оный покупатель ни чуточки не виноват… Ну, заберут человека в милицию, допросят наскоро… Свидетелей против него — нет, краденных вещей при нём — не нашли… Самое большее, что ему угрожает (и то – при очень большом желании милиции!) — это 15 суток за мелкое хулиганство (сбросил кофты с прилавка на землю)… Но чаще всего — отпускают ловкача без последствий, и снова он при делах, ещё более уверовавший в свою неуязвимость…

Но в данном случае мошеннику важно, чтобы в этом районе никто не знал его в лицо как к и д а л у, — иначе и торговки, насторожившись, будут начеку, и менты прицепятся по полной…

Опытный аферист никогда не пойдёт на промысел в том районе, где живёт, и не з а с в е т и т с я повторно там, где недавно уже гастролировал… Урвал своё здесь — и туда, урвал там — ещё куда-нибудь, — район велик, город ещё больше, а мир — так и вовсе огромен!.. Кочуй по нему и собирай свою дань с людской доверчивости и алчности…

БУМАЖНИК-ПРИМАНКА

…Классический, ставший давно уже хрестоматийным приёмчик: толстый бумажник — приманка.

Идёшь ты себе по улице, ничего плохого не думаешь, считаешь про себя окрестных воробьёв и девушек в мини… И тут пробегающий мимо парень в спортивном костюме сильно толкает тебя локтем в бок. Ты возмущаешься, кричишь ему вслед обидные обзывалки, случайно смотришь себе под ноги – батюшки!.. У самых твоих потёртых временем и расстояниями туфель лежит ОНО — голубая мечта всей твоей сознательной жизни!.. Нет, не блондинка в импортном купальнике, ещё желанней — весьма объёмистый бумажник из крокодильей (ну или напоминающей оную) кожи!.. Сколько долларов может влезть в такой бумажник: сто, тысяча, десять тысяч?.. Сказать трудно, но понятно, что вмещается в такой бумажник очень много, и непременно — доллары, совать же туда наши «деревянные» было бы как-то даже и неэстетично…

Тут ещё возможны варианты: ты можешь кричать вслед убегающему спортсмену: «Стой, паря!.. Это не твои денежки на земле валяются?!», а можешь — и не кричать. Но дальше вариантов — уж нет, в любом случае спортсмен от тебя убегает, и остановить его не смогла б никакая сила, уж ты поверь…

И что ж остаётся тебе?.. Правильно ты можешь только одно: поднять с земли бумажник, быстрым шагом удалиться на пару с ним в укромное местечко, и уж там — тщательно пересчитать оказавшиеся в твоих руках денежные ассигнации, проверяя — а хватит ли их на покупку «Мерседеса», или же придётся всё-таки удовлетвориться лишь евроремонтом твоей 2-комнатной холостяцкой берлоги…

…Но сразу же после того, как вожделенный бумажник оказывается в твоих трясущихся от вожделения дланей, перед тобою внезапно возникает в т о р о й. Хватает твою крепко стискивающую бумажник с баксами ручонку: «Э, брат, погодь… Я за этим лопатником уж полминуты наблюдаю… Не всё ж — тебе… Согласись, это несправедливо!.. Дай по-братски: мне — половину… ну хотя бы — треть!..»

Первое твоё побуждение – с ходу вмазать в морду претенденту на твоё кровное!.. Но кругом — люди, неудобно… поднимется шум… Да и плечами он широковат, не больно такому и вмажешь… А делиться с ближним — ещё Господь Бог велел. В Библии так и сказано (том такой-то, страница такая-то, третья строчка сверху): «Ежели найдешь лопатник с баксами, а кто-то просится в долю, и убежать али пристукнуть просителя невозможно — отдай просимое человеку…. Завсегда лучше расстаться с частью, чем со всем… Отвечаю!..» Ну а Господа — слушаться надо…

Вот и соглашаешься: так и быть, мол, из уважения к возникшей перед тобою личности ты готов поделиться с ним содержимым лопатника…

«Мой двоюродный брат в позапрошлом году нашёл точно такой же около «Интуриста» в Москве, так там оказалось пять штук «зелени»!..» — возбуждённо вздыхает твой новый напарник. «Отдав ему от 5 000 треть, я получу на руки ещё аж три тысячи долларов!» — мысленно ахаешь ты. И — такое ликование на душе!..

…Но — рановато радуешься… На горизонте вырисовывается вернувшийся спортсмен. «Где мой бумажник?.. Вы не видели?!. Люди, помогите найти — там огромная сумма денег!..» — громко плачется экс – владелец твоего новообретённого богатства, курсируя в некоем отдалении. Ты и твой визави тревожно на него коситесь.

Опять-таки возможны варианты. Если ты — не совсем жлобяра, то благородно предлагаешь: «Давай вернём бабки!.. Ишь, как переживает, сердешный… »

Мысля эта не только тупа как валенок, но и неосуществима. Вздумай ты броситься к спортсмену, высоко подняв над головой бумажник и вопя: «Да вот же они, ваши тысячи!..», — и он же, юморист, в упор не заметит тебя, и убежит за ближайший угол, сопровождаемый твоими криками: «Стой, брат! Эй, товарищ!.. Падла, денежки свои забери!..»

Вот почему для экономии сил лучше не вопить и не суетиться, а вслушаться в горячечный шёпот напарника: «Обойдётся, козлина… Сто пудово — бабки у него ворованные, честным трудом стока не скопишь… А давай так: спрячь лопатник у себя, а я двину к спортсмену и скажу, что его бабло нашёл и унёс какой-то мудак… Он и убежит туда, куда я ему укажу, а мы с тобою через 5 минут тут встретимся, и денежку поделим… А чтоб ты меня не надул, — дай мне что-нибудь в залог из своего, ценного… Согласен?..»

Что за вопрос!.. С превеликой радостью ты снимаешь обручальное кольцо с пальца, или – часы с руки, или — норковую шапку с головы, на худой конец – отдаёшь собственный тощий кошелёк, и он спешит вслед за спортсменом…Уже издали до тебя доносятся его горячечные толкования: «Да туда он побежал, точняк!..» Потом голоса медленно отдаляются… «Если мы случайно разминемся – бумажник с бабками останется мне… Господи, сделай так, чтоб мы разминулись!!..» — горячо молишь ты. И вот впервые в жизни Господь слышит твою персональную просьбу, и — о, чудо!.. — удовлетворяет её!.. Никогда, никогда больше не встречаешься ты ни с этим подельником, ни со своим обручальным колечком (часами, шапкой, кошельком)…

…А что же – ты?.. Некоторое время (от 5-10 секунд до двух-трёх недель) честно остаёшься на месте, ожидая возвращения подельника, а затем (не без изрядной доли радости) быстро удаляешься с поля боя, и уж в значительном отдалении от него — распахиваешь бумажник, дабы насладиться зрелищем с «зелени», да заодно уж и пересчитать её… И что же?.. Пусто!.. Ну то есть не совсем… Лежит в бумажнике и придает ему должную объёмистость сложенная вдесятеро прошлогодняя газета «Известия!» — памятный подарок лично тебе от обувших очередного лоха прохиндеев!..

И только теперь до тебя доходит горькая истина: взамен кольцу (часам и т.д.) тебе всучили бумажную «куклу» в потрёпанном кошельке из имитирующего крокодилью кожу кожзаменителя!.. Ну и что, даже после всего этого ты посмеешь называть себя умным человеком?!.

(Продолжение следует)

Владимир Куземко, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: