Записки районного опера. «Дело сенсэя»: руководство дает «добро»

В ходе уточнения поступившей «от негласных источников» информации я сумел выйти на след давно разыскиваемой супер-ямы, и теперь планирую сегодня же, по горячим следам, накрыть с поличным её организатора, «выходца из спортивной среды»! Начальник РОВД аж поперхнулся от изумления! «Добро» от руководства

…Первыми, на кого я наткнулся при входе в райотдел, были взбешённый взбучкой от только что уехавшего первого зама начгорУВД начальник РОВД, и более спокойный, но тоже озабоченый начальник районного угрозыска. Надо понимать, опять сношали их во все дырки за многочисленные просчёты… В таких ситуациях всегда хочется сорвать на ком-либо злость, а тут и я, подчинённая пешка, навстречу в самый неподходящий момент попалась… Естественно, на меня и налетели!..

«А-а-а-а-а!.. Пидараст, гондон вонючий, бездельник, конченая пьянь!. Шатается где-то неделями, водку квасит на притонах вместе с халявами!.. На двух оперативках не соизволил присутствовать, так ему некогда!.. А тут – кража на краже, гоп на гопе, весь райотдел – в заднице, а ему – хоть бы что… Уволю!.. Пиши рапорт «по собственному», пока не влепили «неполное служебное соответствие»!.. Слышишь?!. Нет, ты слышишь меня?!.» — орал подполковник с таким видом, словно и впрямь кто-то, кроме покойников, мог не слышать его в радиусе десяти километров. Лицо его багровело, глаза – лихорадочно горели. Таки достали его сегодня вышестоящие проверяющие!.. Может даже – пообещали на заслуженный отдых отправить…

Дипломатично дождавшись, пока подполковник наорётся и заглохнет на секундочку, захлебнувшись в собственной слюне, начальник угрозыска более сдержанно, но от того не менее сердито поинтересовался, где я пропадаю в последнее время?.. Почему до сих пор, вопреки его ясному указанию, не опрошена гражданка Терентьева, и не найдены свидетели по её делу — следователь уж высказывал недовольство… … Два материала по подрезам ждут меня – не дождутся… Вчера вечером случился подстрел в Тополином переулке, стали меня искать, а — «нету его, и с утра – не появлялся»… «Почему вы не выполняете свои служебные обязанности?» — чуть повысил голос майор, что для него в данной ситуации означало довольно-таки высокий градус недовольства.

Я мигом просёк, сколь для меня губительна правда. Ведь что получается?.. Пока мои боевые командиры в поте лица самолично ловили бандюганов и отбивались от вышестоящих проверяющих гондонов, я, оборзевший сучяра, вначале непонятно зачем чистил рыльники в своём кабинете схваченным без малейших оснований гражданам наркоманам, затем, сунувшись непонятно почему в школу, часами пялился там на грудастеньких старшеклассниц, ну а потом и вовсе — чуть ли не два дня филонил в машине около стандартной девятиэтажки, попивая пиво из банок, слушая веселенькие мотивчики из магнитолы, и разглядывая проходившие мимо авто симпатичные мордашки…

А что в итоге?.. Голый вассер!.. Ни задержанных, ни улик, ни раскрытий… Одни голословные подозрения, а также – гениальное предложение ещё с месяц попинать ту же балду, — «тогда, быть может, мы и изобличим наркобарыгу, хотя и это — без гарантии!»

Сказать это сердито уставившимся на меня боссам — значило харкнуть злорадным хохотом в их надоедливые гляделки! Ну не выговариваются такие вещи в подобных условиях – и всё тут… Я не самоубийца, в конце концов!..

Вот в силу каких уважительных причин, замешкавшись лишь на долю секунды, я с уверенной ухмылкой выигравшего Джек-пот счастливчика заявил, что в ходе уточнения поступившей «от негласных источников» информации сумел выйти на след давно разыскиваемой супер – я м ы, и теперь планирую сегодня же, по горячим следам, накрыть с поличным её организатора, «выходца из спортивной среды»!..

Начальник РОВД аж поперхнулся от изумления, не в силах поверить, что не ослышался, и что этот туповато-занюханный лейтенантик смог не только сказать, но и сотворить подобное!..

По насупившимся подполковничьим глазкам замечалось его желание немедленно объявить, что я — бессовестный лгун и наглый очковтиратель. Мол, «хватит дурить мудрое руководство, лейтенант, лучше иди и пиши рапорт «по собственному», пока не выкинут отсюда в шею…»

Но – не сказал этого начальник РОВД, поперхнулся булькнувшим было в его горле словом…Был он хоть и редкостный дятел, но — не слабоумец. Дурачки в милиции долго не задерживаются, и до руководящих должностей — не дорастают.

Вдруг — не вру я?.. Взаправду — напал на след?.. Не мог же рядовой оперёнок окончательно спятить, и решиться сообщить начальству в лоб легко проверяемую дезу…

Ведь если мы сумеем и вправду раскрыть крупную, доселе неизвестную я м у – это же будет лучший ответ на хоть и абсолютно справедливую, но тем не менее совершенно не заслуженную критику со стороны первого замначгорУВД! Мол — да, есть у нас ещё отдельные упущения, но у кого же их нет?.. Зато посмотрите, какого матёрого наркомафиозника мы изобличили!..

Вот поэтому подполковник сделал нечто, совершенно для него нехарактерное, немыслимое даже: он… заткнулся!..

Перестал обзываться разными словами, и в который уж раз напоминать о его якобы имевших место в прошлом половых контактах с моей матушкой, слегка убавил хмурости с физиономии… Бросил каменное: «Хорошо… Завтра утром доложите о результатах!», и – утопал к поджидавшей его иномарке. Не похвалил за усердие, упаси Боже, про такое и не мечталось, не его стиль… Но хоть ругать перестал. А это само по себе — уже поощрение, «заметь и оцени, парень!» Я и — оценил.

Позднее именно такая сдержанность в поощрении нижестоящих стала привычной и для меня…

Перестал бить ногами валяющегося на земле осведомителя в благодарность за только что услышанные ценные сведения — пусть этим одним будет доволен!.. Так — сто тумаков получил бы, а так – только двадцать… А медаль на грудь, либо премиальные в карман — этим пусть другие отмечают… Но других — и уважать не будет, «подумаешь – наградили!» А вот меня, побившего лишь вполсилы, долго будет вспоминать с признанием и нежностью… К чему я клоню? Да к тому, что любой вожак знает: нечего своих людей баловать – они от этого быстро портятся!..

…Тем временем начальник угрозыска, желавший услышать подробности столь сенсационного сообщения, повёл меня к себе в кабинет, и там досконально расспросил. И поскольку профессионал он был – не чета давно подзабывшему азы розыскного мастерства подполковнику, то сразу же всосал, что ничего конкретного в моих путанных россказнях нет, и предлагаемый мною «план действий» целиком и полностью основан на извечном «авось».

Типа: е с л и у Гайдуковского на самом деле — я м а, и е с л и при внезапно проведённом у него обыске мы найдём существенный компромат, и е с л и под грузом молниеносно собранных улик он расколется и даст «явку с повинной», то тогда — ништяк!.. А если – нет?.. Да лишь одного из этих трёх теоретически возможных «если?..» — с лихвой хватало, чтоб до выяснения всех обстоятельств отложить операцию!..

Но давать «отбой» он не спешил…

Был он, в сущности, обыкновенным человеком, со всем набором присущих каждому из нас маленьких недостатков и слабостей. Непосредственное начальство и его «достало» постоянным критиканством и требованием невозможного. Ну не мог он дать им того, чего дать объективно — не мог, и никто бы на его месте — не смог бы. Однако хоть какие-нибудь ощутимо-заметные победы над преступностью время от времени надо же демонстрировать!.. Иначе – не поймут, скажут: «Слушай, майор, а чем ты там, собственно говоря, занимаешься?!. Хотели тебе к Новому году «подполковника» присвоить, перевести в один из РОВД начальником, но раз ты упорно не желаешь хоть пальцем шевельнуть…»

И — всё, на карьере после такого сложившегося о тебе «наверху» впечатления можно ставить жирный крест!.. Не хотел начальник угро оставшиеся до пенсии годы топать с жирным крестом на спине… Вот поэтому моя идея немедленных действий против всего лишь голословно заподозренного Гайдуковского и не вызвала у него гомерического хохота, с убийственно-саркастическими комментариями…

Затеянная неопытным опером авантюра?.. Да!.. Но в случае удачи её легко изобразить результатом долгих и целенаправленных действий возглавляемого товарищем майором уголовного розыска по пресечению наркоторговли. А случись прокол — за всё ответит лопухнувшийся оперёнок!.. Ну и начальник райотдела немножко пострадает, — это же он только что самолично дал отмашку на проведение операции!..

Все свидетели: он, майор, только присутствовал, но ни словом, ни жестом своего отношения — не выражал. Так что в случае провала он ни при чём, что нисколько не мешает ему в случае удачи — объявиться одним из главных её авторов!..

Вот почему, внимательно меня выслушав и вникнув в суть, майор не стал прекословить, а лишь кротко разрешил действовать: «в духе только что полученных от начальника РОВД указания!»

Но перед тем, как давать карт-бланш, он не поленился взять письменное изложение моего «гениального» плана (пригодится на случай «разбора полётов» при провальном финале), а также посоветовал «для надёжности» заручиться санкцией прокурора на обыск у Гайдуковского.

Обычно при налётах на притоны санкцию на обыск получают задним числом. Никогда нет гарантии, что найдёшь там что-либо.

Часто так: ошмонал адрес — и ни хрена компрометирующего… А прокурор — кривится: «Зачем санкцию брали?!» Ведь это ему отвечать, в случае жалоб необоснованно обысканного, с последующим скандалом…

А так – ворвались на адрес, осмотрелись, если нашли компру — бежим к прокурору за санкцией, и он её в таких случаях с удовольствием даст задним числом, а если не нашли – делаем вид, что никакого обыска и не было вовсе… Так — гулялли мимо… решили компанией оперов наведаться в гости… А что двери после нашего визита оказались повреждёнными — так они такими и были, на соплях держались, честное слово… Кто-то из нас случайно чихнул – они и рухнули!..

Чем меньше оставляешь на бумаге следов своих действий — тем лучше и безопаснее, это любой мент назубок помнит!..

Ну вот, но в данном случае санкция прокурора нам аж никак не помешала бы, и именно – в виду недостаточной обоснованности предстоящих действий…

Наверняка у каратиста везде — связи. И окажись обыск пустышкой — крови он нам попортит изрядно!.. Всякие комиссии понаедут, и начнут проверять законность наших действий, причем первым же их вопросом будет: «А почему вы ворвались на квартиру гражданина Гайдуковского без санкции прокурора?..» Так что именно в данном случае санкцию предпочтительнее взять заранее, естественно – не предупредив прокурора о потенциально возможных осложнениях…

Но опять-таки нюансик: автоматом прокурор санкцию не даст, по первому же твоему желанию… Он же понимает, что в случае чего пострадает вместе с опером — за необоснованность своих действий… Нужно было как-то доказать прокурорским клизмам, что некие вполне конкретные основания для внезапного налёта на адрес тренера — имеются… И эти основания мы создали.

Точнее создал их я персонально: позвонил в райотделовскую дежурку из телефона-автомата за углом, и изменённым голосом сообщил, что в квартире проживающего по Мостостроительной улице дом №43 квартира №15 гражданина Гайдуковского под диваном хранится самодельное взрывное устройство повышенной мощности, и этим самым устройством он сегодня же ночью собирается кого-то подорвать!.. Потом, выждав некоторое время, чтобы дежурный успел то срочное телефонное сообщение зарегистрировать должным образом, я зашёл в дежурку, «узнал» о только что поступившем тревожном сигнале, забрал его, и уж вместе с ним — помчал в прокуратуру за разрешением на обыск у возможного террориста и взрывателя.

Что значит общественная репутация тех или иных социальных групп: насколько высмеял бы прокурор возможность наркоторговли со стороны не имевшего криминального прошлого спортсмена, настолько же сразу поверил в «заминированный» диван у того на квартире. Дескать, знаем мы этих каратистов… Дружба с преступными «авторитетами», вхождение в оргпреступность, и всё такое… А где организованная преступность — там и «самодельные взрывные устройства», так что – «вот вам, лейтенант, санкция на проведение обыска, и — действуйте!..»

(Продолжение следует)

Владимир КУЗЕМКО, специально для «УК»

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: