Дело о заказном убийстве в Киеве: заказчик убийства пошел в народные депутаты

На днях Голосеевский районный суд столицы приговорил исполнителя несостоявшегося двойного убийства к семи с половиной годам лишения свободы. Тем временем заказчик преступления разгуливает на свободе и даже баллотировался в народные депутаты

В сентябре прошлого года произошла ошеломительная криминальная история — по сути, документальный детектив. Два товарища, узнав о том, что бывший компаньон нанял киллера и требует предъявить как доказательство их устранения видеосъемку расстрела, с помощью киношников сняли леденящий душу ролик и обвели вокруг пальца кровожадного заказчика.

Чтобы остаться в живых, жертвы кропотливо собирали доказательства спланированного против них преступления, а потом передали материалы правоохранителям. Можно сказать, преподнесли доказательную базу на блюдечке с голубой каемочкой. Однако заказчику удалось выйти сухим из воды.

"Мы не согласны с приговором. Раз сумели своими силами предотвратить убийство, то сможем найти способ усадить заказчика убийства на скамью подсудимых", — говорят бизнесмены Вячеслав Зварич (слева) и Константин Герасименко (фо­то ав­то­ра)

— Теперь, вспоминая события полуторагодичной давности, я сам удивляюсь, как нам удалось остаться в живых, — говорит столичный бизнесмен, в прошлом чемпион Советского Союза по греко-римской борьбе Вячеслав Зварич— Сотрудники милиции, занимающиеся раскрытием заказных убийств, сказали мне: «Тебе и твоему другу нереально повезло. По статистике, жертвы киллера спасаются только в пяти случаях из ста».

А я думаю, что тут не обошлось без вмешательства высших сил. Незадолго до случившегося в Киев привезли мощи святой Матроны Московской. Даже после смерти она продолжает помогать людям, дает свою защиту. Мы с Костей съездили в церковь, поклонились мощам. И Матронушка помогла нам обмануть смерть. К слову, заказчик назначил дату нашего расстрела на 10 января. В этот день родилась моя мама, а Костина мама умерла. Так десятое января объединило в себе второе рождение и несостоявшуюся смерть. Теперь мы с Костей в этот день отмечаем наши совместные именины.

Два закадычных приятеля Вячеслав Зварич и Константин Герасименко являются вице-президентами столичной федерации греко-римской борьбы и совладельцами охранного агентства. С уроженцем Донецкой области Анатолием Найденовым (имя заказчика изменено, поскольку его вина пока не доказана) их свели совместные бизнес-интересы. Вячеслав и Константин доверили принадлежавшей Найденову аудиторской компании вести финансовые дела своего охранного агентства. Но начались проблемы: то людям задерживали зарплату, то со счетов фирмы на время исчезали деньги. Понятно, что Вячеславу и Константину такое не понравилось, и они разорвали деловые отношения с Найденовым. Однако часть средств их предприятия «затерялась» на счетах аудиторской компании. Сумма солидная — 100 тысяч долларов.

— Мы пытались решить проблему мирным путем, — рассказывает Константин Герасименко. — Анатолий избегал встреч, не отвечал на телефонные звонки. Тогда мы наняли охранников и перекрыли выход из его офиса. Найденов побоялся выйти, прислал своего зама. Тот пообещал, что в ближайшее время деньги поступят на наш счет. Средства они действительно перечислили — 32 тысячи долларов, то есть третью часть долга. После этого мы еще раз встретились с бывшим компаньоном. Он изобразил удивление: «Какие ко мне претензии? Я отдал всю сумму». В общем, расстались мы врагами.

— Второго января 2013 года мне позвонил приятель-кавказец, — продолжает Вячеслав. — Когда-то мы вместе тренировались. Назначил встречу в ресторане, попросил, чтобы Костик тоже приехал. Сидим, значит, пьем чай, и тут Рустем говорит: «Ребята, вас «заказали». Мы, конечно, не поверили. Посмеялись, дескать, до первого апреля еще далековато. Рустем помрачнел: «Парни, я не шучу. Киллер — мой земляк. Через несколько дней он прилетит из Азербайджана. Чтобы создать себе алиби, Найденов с любовницей укатил на Мальдивы… Не верите? Тогда встретимся завтра. Сами все увидите».

На следующий день Константин и Вячеслав приехали на станцию техобслуживания, где им назначил встречу Рустем. Он пошептался с мастерами, и те подвели всех к «Мерседесу-Бенц S 600» серого цвета, дали ключи. «Это Найденов распорядился поставить машину на ремонт, — объяснил Рустем. — Сказал автомеханикам, что водитель, то есть киллер, заберет. Знаете, какую цену он назначил за ваши головы? Пятьдесят тысяч долларов! Не пожлобился. Видно, сильно вы ему насолили».

— Рустем открыл бардачок, вытащил оттуда пакет и отдал мне, — вспоминает Константин. — Я развернул сверток. Там лежали… наши фотографии. Снимки были сделаны в 2010 году, когда мы вместе с Найденовым баллотировались в депутаты Подольского райсовета столицы. Все материалы предвыборной кампании, включая эти фото, хранились в офисе бывшего компаньона. Из состояния шока меня вывели слова Рустема: «Включай камеру, снимай. Когда пойдешь в милицию, это пригодится. А сейчас поедем на съемную квартиру: там лежит пистолет».

До посещения специально снятой для киллера квартиры у друзей еще теплилась надежда, что это все нелепая шутка. Предвыборные фото в бардачке автомобиля — еще не доказательство серьезности намерений бывшего бизнес-партнера. Однако, увидев черный пистолет марки «Браунинг» и патроны к нему, осознали: происходящее отнюдь не розыгрыш.

— Когда эмоциональное потрясение спало, мы с Костей вспомнили о загадочных смертях людей из окружения Найденова, — говорит Вячеслав. — В 2012 году взорвался «Мерседес» совладельца строительной компании, часть которой принадлежит Анатолию. За месяц до этого в ДТП погиб третий совладелец компании. Еще одного бизнес-партнера Найденова неизвестные забили битами во дворе его дома на столичном проспекте Победы. После всего этого бывший охранник Найденова выпал из балкона своей квартиры.

Как объяснил Рустем, его земляк, киллер по имени Ашот, не хотел брать еще один грех на душу. А деньги — хотел. Поэтому попросил Рустема найти в Киеве другого исполнителя и передать ему заказ. Если все пройдет нормально, договорились, что Ашот прилетит из Баку и проверит «работу». Местный киллер получит 20 тысяч долларов, а оставшиеся тридцать тысяч Рустем с Ашотом разделят между собой.

— Мы со Славиком решили перехитрить и Найденова, и киллера из Баку, — говорит Константин. — Рустем согласился нам подыграть. Детали предстоящего убийства Рустем обсуждал с Ашотом по скайпу. Мы сидели рядом (в стороне от компьютера) и записывали разговор на диктофон. Ашот сказал: «Заказчик хочет, чтобы их расстреляли возле офиса или во дворе дома. Так, чтобы было много крови и свидетелей». Рустем убедил Ашота отказаться от такой идеи. Взамен предложил «сделать все тихо руками чеченцев». Дескать, он уже переговорил с киевской группировкой и ее члены согласились выполнить заказ.

На следующий день Рустем доложил земляку: «Их схватили на выходе из спортзала. Затолкали в машину и отвезли за город. Держат в подвале. Что делать дальше?» Ашот по скайпу передал информацию Найденову. Тот не поверил: мол, чтобы скрутить профессиональных борцов, нужны как минимум десять крепких мужчин. Рустем выкрутился: «Четверо чеченцев переоделись в милицейскую форму. Еще восемь подъехали на микроавтобусе. Спортсмены так испугались, что даже не сопротивлялись».

Чтобы убедить Найденова, что заложники действительно находятся в плену, ему прислали ролик: мы с заклеенными скотчем ртами висим на трубе, подвешенные за руки. Снять видео помогли наши сыновья. Один связывал и подвешивал. Второй тыкал в лицо дуло охотничьего ружья. Приятного в съемочном процессе было мало. Не дай Бог пережить такое по-настоящему…

Затеяв «игру на жизнь», мы со Славиком понимали, что ставим под удар свои семьи. Поэтому рассказали все близким. Организовали для жен и детей надежную охрану, а сами переехали на съемную квартиру. Машины оставили возле спортзала, где, по легенде, нас схватили. Мобильные телефоны отключили.

Просмотрев ролик, Найденов отдал приказ: «Убить их немедленно». И пожелал лично увидеть видеозапись расстрела. Мол, это одно из условий сделки. Рустем пообещал прислать ролик, но попросил сначала выдать аванс. Через два дня ему привезли 120 тысяч гривен (по тогдашнему курсу валют — 15 тысяч долларов) наличными, завернутые в полиэтиленовый пакет. Мы задумались: где взять видео? И тут Славика осенило: «Давай снимем настоящее кино!»

За помощью Вячеслав обратился к приятельнице своих родителей. До выхода на пенсию она работала гримером на Киностудии имени Довженко. Узнав, зачем понадобились ее услуги, женщина прониклась сочувствием и подключила к делу своего мужа, профессионального режиссера. Супруги отнеслись к необычной просьбе с большой ответственностью. Муж-режиссер долго репетировал с Константином и Вячеславом сцену расстрела. Учил, как падать и правдоподобно изображать убитых людей. А жена-гример, разрисовывая «актеров», превзошла себя.

Съемки проходили на заброшенном складе. Звуки стрельбы сымитировали при помощи петард. Раны от выстрелов слепили из гримерного пластика и приклеили их на головы «актеров». Сверху прикрепили искусственные сгустки крови. По задумке режиссера пуля угодила Константину прямо в лоб, а Вячеславу вошла в висок. Потом его якобы добили прямым выстрелом в сердце. Для этого в свитере вырезали дырки и разрисовали их вишневым вареньем.

Видео получилось очень реалистичным. Три выстрела — и пленники падают как подкошенные. Крупный план: голова Константина свесилась на грудь, во лбу зияет дырка от пули. Изо рта мужчины на белый свитер падают капли крови. Следующий кадр: Вячеслав лежит, уткнувшись лицом в грязный бетонный пол. По щеке струйкой сочится кровь. В районе сердца чернеет разверзшаяся рана.

Видеозапись расстрела прислали киллеру. Тот, в свою очередь, отправил его заказчику. После этого Рустему передали вторую часть денег, тоже в гривнях. Имея на руках неоспоримые, как им казалось, доказательства вины Найденова, Константин и Вячеслав обратились в Управление по борьбе с организованной преступностью столичного милицейского главка. Дальше все проходило уже под руководством опытных оперативников. Рустем заманил Ашота в Киев, а здесь его арестовали и предъявили обвинение в пособничестве в совершении умышленного убийства.

Но киллер не выдал заказчика преступления, он категорически отрицал свою вину во время досудебного, а потом уже и судебного следствия.

— Во время судебных слушаний Ашот возмущался: «За что меня судят?! За то, что два мошенника сняли фильм, как их расстреляли, и отнесли его в милицию?» — рассказывает Константин Герасименко. — По нашей информации, за молчание Найденов купил для семьи киллера новый дом в Баку. К слову, у подсудимого аж три адвоката. Я не сомневаюсь, что их работу оплачивает наш бывший бизнес-партнер. Главный свидетель по делу, Рустем, ни разу не появился в суде. Перед первым заседанием он неожиданно исчез. Его мобильные телефоны отключены. Думаю, Найденов мог подкупить его или просто запугал.

Однажды судья недоуменно спросила прокурора: «А где же Найденов? Ему посвящено три тома уголовного дела, а он даже свидетелем не проходит. Что, в розыске?» И была очень удивлена ответом: мол, следствие не нашло улик. В приговоре написали: «Показания потерпевших о том, что заказчиком их убийства является некий Найденов, коллегия судей во внимание не принимает. Потому что судебное рассмотрение проводится только в отношении лиц, которым предъявлено обвинение».

Голосеевский районный суд столицы приговорил 29-летнего гражданина Азербайджана Ашота Алиева (имя изменено до вступления приговора в законную силу) к семи с половиной годам лишения свободы с конфискацией имущества. Решением суда недовольны ни защита, ни обвинение. Адвокаты участников судебного процесса готовят апелляционные жалобы.

— Будем добиваться, чтобы дело направили на дополнительное расследование, — объясняет свою позицию Константин Герасименко. — Разве аудиофайлы разговоров о задуманном убийстве и факт передачи денег киллеру не являются прямыми доказательствами вины Найденова?

Этот вопрос «ФАКТЫ» переадресовали в столичную прокуратуру.

— Если бы потерпевшие сразу обратились в прокуратуру, все дальнейшие действия злоумышленника фиксировались бы оперативными службами, что в дальнейшем дало бы возможность предъявить ему обвинение, — пояснил гособвинитель по этому делу Павел Иваньков.

Однако потерпевших не устраивает такое объяснение. По их мнению, они сработали не хуже оперативных служб. А «самодеятельностью» занимались исключительно из соображений собственной безопасности.

— Раз сумели своими силами предотвратить убийство, то сможем и найти способ усадить Найденова на скамью подсудимых, — говорит Вячеслав Зварич. — Кстати, он баллотировался в народные депутаты по Подольскому району столицы. И, к счастью, выборы проиграл.

Автор: Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

 

Читайте также: