Законники с чертовщинкой

На примере судьи Игоря Зварича и многих других чиновников мы видели и видим, что они не чураются народа. Особенно его обычаев – засевания, колядования… Но откуда ж знать, что эта тяга происходит от наличия в трудовых буднях украинских судей… банальной чертовщины. Или фантастики – кому как нравится это называть. Я бы сам в такое не поверил, но есть живой тому свидетель – профессор Алим Заволока. И все с ним произошедшее вполне подтверждается соответствующими документами. 

Алим Андреевич еще с 2001 года вместе с единомышленниками из независимого профсоюза работников науки, производства и финансов «Гранит» Харьковского зооветеринарного института (ХЗВИ), позже — Харьковской государственной зооветеринарной академия (ХГЗВА) стал обращать внимание на то, что на должность ректора незаконно, без наличия на то необходимых документов и отсутствие какого-либо педагогического стажа министр агрополитики Украины И. Кириленко назначил Валерия Головко.

Став ректором, последний назначил себя заведующим кафедрой менеджмента – дисциплины, которая никогда в ветеринарии не существовала, и не имеет к ней никакого отношения. А сотрудники академии были ошарашены: откуда у Головко мог оказаться аттестат профессора кафедры зоологии их ВУЗа, если они его раньше в глаза не видели. Ибо в соответствии с действующим законодательством документы на ректорский конкурс от Головко могли принять только при наличии у него педагогического стажа 10 лет, на должности заведующего кафедрой – 5 лет по специализации кафедры.

На заявление профсоюза Харьковская областная прокуратура после проверки прислала ответ: «Ректор ХГЗВА В. О. Головко не имеет научно-педагогического стажа и стажа работы по специальности ветеринарного менеджмента, не работал он также на кафедре зоологии и дарвинизма ХЗВИ. Вместе с тем, на должность ректора ХГЗВА Головко В.О. назначили по приказу Министерства аграрной политики Украины № 275 от 18.09.01г.» Иными словами – все понимаем, но, выражаясь родным украинским языком, «пороблено». Соответственно, мер прокурорского реагирования не ждите.

Не меньшее возмущение сотрудников вызвало назначение В.Головком на должность проректора по научной работе иподиакона, кандидата ветеринарных наук Игоря Щетинского, который из всех своих «научных достижений» прославился причастностью к заражению бешенством в очередной раз самого себя и еще 17 человек (!), а позднее, как отмечено в Постановлении Дергачевского райсуда Харьковской области, наличием «умысла на получение в качестве взятки 2000 долларов США».

Через год пребывания Головко на должности ректора только в этом суде находилось в производстве 37 исков В. Головко к сотрудникам ВУЗа и 5 жалоб сотрудников на действия ректора. Поборы со студентов и преподавателей зашкаливали, в профсоюз «Гранит» студенты стали вступать целыми группами.

Как-то сотрудники вуза заметили, что ректор тратит грант Еврокомиссии «TEMPUS-TACIS» в полмиллиона евро, выданный под серьезные исследования, на зарплаты по 5000 евро (эта статья затрат проектом вообще не предусмотрена), на покупку бройлеров, крупорушки и тому подобного. На деньги гранта за границу ездят какие-то люди, не имеющие отношения ни к ветеринарии, ни к институту. У коллег к ректору появились вопросы.

Но вместо ответов усилились репрессии, членов профсоюза стали увольнять, студентов запугивать. При наличии действующего контракта, грамот за добросовестное отношение к работе заведующего кафедрой, координатора проекта «TEMPUS-TACIS» профессора Заволоку Головко уволил. В трудовую книжку уволенному записали «в связи с ликвидацией института» и поставили печать ХЗВИ. Причем, уволили из института в декабре, ликвидированного в октябре. Понятное дело, Алим Андреевич незаконное увольнение обжаловал в суде, и пошла тяжба, в ходе которой всплыло немало прелюбопытнейших вещей.

Заявление о восстановлении на работе рассматривала судья Дзержинского суда г. Харькова Аркатова. И хотя в материалах дела было несколько писем из Госкомстата о том, что ХЗВИ изменил название «зооветеринарный институт» на «зооветеринарная академия» (ХГЗВА), что ХГЗВА является правопреемником ХЗВИ, что ХГЗВА унаследовала также код ЕГРПОУ ХЗВИ, в восстановлении на работе истцу было отказано.

Зато из Минюста профсоюз получил письмо, в котором сообщалось, что оснований говорить о ликвидации ВУЗа не имеется. К тому же при повторном рассмотрении дела по вновь открывшимся обстоятельствам Алим Андреевич принес в суд справки о том, что ректор Головко никакие госорганы о ликвидации института не уведомлял, что никто, как того требует закон, постановления о ликвидации зооветинститута вообще не принимал. Приказ о ликвидации подписал сам Головко.

Но судья Аркатова постановила, что принесенные в суд документы «не являются вновь открывшимися обстоятельствами, а являются доказательствами», рассматривать дело отказалась. Но на поданное ходатайство о разъяснении постановления суда – какую дату следует считать датой ликвидации ХЗВИ, какую – датой создания ХГЗВА, на каких листах дела имеются документы касательно рассмотрения судом порядка ликвидации ХЗВИ, ответа не дала. В суде – тоже «пороблено»?

Профессор Заволока возвращал помощнику судьи А. Гринчук материалы дела после ознакомления. Та материалы дела взяла, но паспорт отдавать отказалась. Продолжение оказалось неожиданным даже для наших судов – профессор был избит. Первую помощь ему оказали сотрудники «Грифона», которые вызвали в суд «скорую», одновременно с которой в суд приехали милиционеры с автоматами. Они рассказали, что поступил звонок – мол, неизвестный напал на судью Аркатову и пытался из здания суда вынести материалы дела. Оказалось, что звонила сама Гринчук, причем задолго до того, как Алим Андреевич пришел отдавать ей дело и забирать свой паспорт. Оракул…

Когда профессора сопровождали к скорой, чтобы отвезти в больницу, он показал стоявшему рядом милиционеру на свежие царапины в области сердца, что уже в больнице подтвердили врачи. На второй день пребывания в больнице Алиму Андреевичу стало совсем плохо, его состоянием интересовались неизвестные ему люди. Оказалось позже, что Гринчук написала заявление — мол, профессор Заволока напал на нее и избил. Так появилось уголовное дело и обвинительное заключение за подписью следователя прокуратуры Дзержинского района г. Харькова Д. Сигала и прокурора района Е. Поповича.

Надо заметить, следствие велось весьма нетрадиционными методами. Например, прокуратура заранее официально вызывала бригаду скорой медицинской помощи, а заявку оформляли, как «обслуживание мероприятия». А когда Алим Андреевич приходил на допрос, его уже ждали врачи скорой помощи вместе со следователем, который продолжал допрос, пока подследственному не становилось плохо. А затем врачи предлагали Алиму Андреевичу прокатиться в больницу…

В деле появилась масса деталей. Например, оказалось, что у служителей Фемиды синяки и кровоизлияния появляются не так, как у нас, а строго на время прохождения экспертизы. Именно на время, а даже не на день. Иначе тот факт, что кровоподтеков и гематом у Гринчук в день конфлкта и в последующие дни не было, не объяснишь. А подтверждением тому – обследование А.Гринчук в день конфликта (30.06.2004 г.) врачами скорой медицинской помощи, врачами Харьковской городской больницы скорой медицинской помощи № 4 и в Харьковском областном клиническом центре урологии и нефрологии (ХОКЦУН) до 20.00. Общее мнение – следов травмы не наблюдается. При этом А. Гринчук, обильно нажаловавшись врачам двух больниц, от госпитализации отказалась, а из одной — сбежала, когда ей предложили пройти рентген.

На следующий день эксперт Харьковского областного бюро судебно-медицинской экспертизы (ХОБСМЭ) Е. Войтов, безо всяких формальностей вроде направления на экспертизу, распоряжения руководства ХОБСМЭ о поручении ему освидетельствования, составил «Акт судово-медичного обстеження» гражданки Гринчук, где указал, что в «правой поясничной области отмечается припухлость мягких тканей, резко болезненная при пальпации, на фоне которой имеется синюшного цвета кровоподтек с нечеткими границами, кровоподтеки в других местах». Записал, что на экспертизу были представлены медицинские документы, где записан диагноз: «субкапсулярный разрыв правой почки». В этом же документе эксперт сослался на обследование А.Гринчук в ХОКЦУН от 3.07.2004 г., где отмечено «сознание ясное, активна, кожные покровы и видимые слизистые чистые, обычной окраски. В поясничной области следов травмы не наблюдается». Иначе говоря, подтвердил, что у «потерпевшей» через 24 часа другие врачи уже не нашли ни единого признака не установленного Е. Войтовым «субкапсулярного разрыва правой почки», ни «кровоподтеков», которые, как известно науке, исчезают через 9-12 дней.

Впрочем, болезнь А. Гринчук опровергает и территориальное управление государственной судебной администрации в Харьковской области, которое сообщает, что Гринчук А. П. 30.06.04г., 01.07.04г., 02.07.04г. была на работе, отработала по 8 часов, получила за это зарплату…

Но пространственно-временные фокусы – еще мелочь. К такой мысли приходишь, глядя на акты судмедэкспертизы. Эксперты пошли гораздо дальше судей в потусторонних исследованиях, и живут вовсе в мирах параллельных. Иначе чем можно объяснить то, что на всех их актах по делу об избиении Гриневич и заверенных копиях страниц журналов стоят печати МОЗ УРСР? Не иначе как в их мире даже перестройка еще не началась.

Профессор Заволока на сей счет имеет другое мнение. Он считает, что эксперты Е. Войтов, В. Гайнанова, И. Дубовой, С. Светницкая грешат не только выдачей липовых документов, но и заверяют фальшивые документы печатями не существующего уже 19 лет государства.

Он попытался, было, заявить о необходимости привлечь судебно-медицинских экспертов к ответственности. Но прокуратура Ленинского района г. Харькова никаких нарушений не усмотрела, несмотря на наличие в материалах проверки прокуратуры более 30-и оттисков поддельных печатей УССР, и в возбуждении уголовного дела отказала. Не помогло даже решение районного суда, которым отказ в возбуждении дела был отменен – Ленинская прокуратура и второй раз отказала в возбуждении уголовного дела против экспертов «за отсутствием состава преступления»!

Так это дело и тянется по сей день. Несмотря на очередное постановление суда, прокуратура дополнительную проверку не проводит, но само решение обжалует. Не иначе, как помощник прокурора Л. Тижненко, подписавшая постановление об отказе, и сама знает о чертовщинке-фантастике. А может быть, и не понаслышке, отчего и сочувствует коллегам.

Вообще, глядя на заявления Гриневич, прокурорские постановления, судебные экспертизы, невольно приходишь к мысли, что так фабриковать официальные документы люди могут разве что в жуткой спешке, панике, когда заняты совсем другим делом. И если им беднягам приходится все время жить в параллельных мирах, то, возможно, это и будет объяснением бардаку на страницах служебных документов. А раз так – держава должна срочно им помочь.

Конечно, власть у нас занимается исключительно материальными проблемами. Но ради спасения правоохранительных структур, которые пока спасают от расправы и самую Власть, надеюсь, найдет несколько хороших экзорцистов.

 

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: