Крепостные в погонах

В России появились две армии – одна защищает Родину, другая обслуживает генералов. Окончательное решение о переводе вооруженных сил на профессиональную основу уже много лет находится в подвешенном состоянии. Сокращение с 1 апреля нынешнего года срока службы по призыву и увеличение числа контрактников ведут к тому, что российская армия окончательно разделяется на две части. Одна – профессиональная и вооруженная вполне современным оружием. И вторая – призывная, которой это современное оружие никто доверять не собирается. На практике призывная армия в России, по сути, существует только ради того, чтобы российская военная бюрократия могла обосновывать свое существование и получать прибыль от использования бесплатного солдатского труда.

Призывники 2007 года вернутся домой через 18 месяцев, призывники 2008-го – через 12. На официальном уровне это преподносится как прорыв в проведении военной реформы. Кроме того, руководство Минобороны в очередной раз обещает не отправлять солдат-срочников в горячие точки. Призывники и их родители могли бы праздновать победу, если бы не было очевидно, что сокращение срока службы не убережет армию от «небоевых» потерь, когда солдаты гибнут в казарме спустя месяцы, а иногда и недели после поступления на службу. И если бы эксперты в один голос не говорили, что призывная армия бесполезна и для большой войны с применением высокоточного оружия, и для локальных контрпартизанских войн.

Военная техника становится все сложнее, а времени, необходимого для ее освоения, требуется все больше. Генерал-полковник в отставке Эдуард Воробьев сообщил «НИ», что сегодня подготовка солдата должна занимать 2,5–3 года, а не полгода, как готовят российских солдат-срочников. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок и вовсе считает, что переход на годичный срок службы при двух призывах в год приведет к появлению в России «зимней» и «летней» армий. «Стрельба из танка зимой и летом принципиально различна из-за поправок на температуру. Человек, которого научили стрелять летом, и который сядет в танк зимой, никуда не попадет в принципе», – сказал «НИ» эксперт.

Война между НАТО и Югославией в 1999 году свела вместе профессиональную американскую армию и призывные армии европейских государств. Оказалось, что призывники не в состоянии воевать наравне с контрактниками и способны лишь выполнять вспомогательные полицейские функции, например, патрулировать улицы и сопровождать колонны. Военный теоретик генерал-майор Владимир Слипченко тогда писал, что контактные войны с танковыми сражениями и оккупацией территории противника сухопутными войсками ушли в прошлое. В войнах же нового поколения будут использовать высокоточное оружие для уничтожения инфраструктуры противника – аэродромов, баз, узлов связи. Выводы были сделаны, и в последующие годы европейские страны одна за другой перешли на профессиональную армию. В 2002 году призыв отменили Франция и Испания, в 2003-м – Словения, в 2004-м – Португалия и Венгрия, в 2005-м – Италия и Чехия, в 2006-м – Словакия и Латвия. Даже Украина планирует перейти на профессиональную армию в 2010 году. Президент Владимир Путин также в 2001 году дал поручение правительству подготовить программу «о поэтапном переходе к комплектованию армии на контрактной основе». В 2003 году появилась Федеральная целевая программа перевода на контракт ряда частей и соединений в 2004–2007 гг. На программу выделили 79 млрд. рублей, на которые первоначально планировалось обустроить 147 тыс. контрактников, затем чиновники сократили их численность до 138 тыс., в том числе 125 тыс. – в вооруженных силах, а остальные – во Внутренних войсках МВД и погранслужбе ФСБ.

К концу нынешнего года контрактники должны были составить 40% солдат и сержантов, а ракетные войска стратегического назначения, космические войска и экипажи подводных лодок планировалось сделать полностью профессиональными. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник Василий Смирнов в начале марта сообщил, что уже набрано 80 тыс. контрактников. Примечательно, несмотря на то, что, согласно программе, на одного контрактника ежегодно тратят 383 тыс. рублей, реальная зарплата контрактников, кроме служащих в Заполярье и горячих точках, составит не более 7 тыс. рублей в месяц.

Таким образом, миллионная Российская армия к следующему году будет состоять из 400 тыс. офицеров, 200 тыс. контрактников и 400 тыс. призывников. Руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Арбатов считает, что «создается несуразная матрешка». С одной стороны, говорит эксперт, есть большая призывная армия, где «призывников, которые будут еще меньше служить, чем сейчас, будут использовать только на хозяйственных нуждах», с другой – части постоянной готовности численностью в 200 тыс. человек, которые попросту не смогут обеспечить интересы такой крупной страны, как Россия, из-за своей малочисленности. По мнению эксперта, гораздо рациональнее было бы содержать одну только профессиональную армию численностью 500–600 тыс. человек. Это была бы пятая по численности армия в мире после Китая, Индии, США и Северной Кореи. И ее «под прикрытием мощного ядерного зонта» было бы достаточно для решения локальных задач. Причем на содержание такой армии ушло бы не больше денег, чем уходит сейчас на содержание «неорганизованного вооруженного формирования в миллион человек».

В начале 2000-х годов главным аргументом военного руководства против перехода на профессиональную армию была ссылка на нехватку денег. Тогда назывались суммы в 1–2 млрд. долларов в год, которые необходимо было бы дополнительно потратить на зарплату контрактникам. Теперь военные жаловаться на нехватку денег не могут. Расходы на оборону в нынешнем году составят 32 млрд. долларов, а на следующий год запланированы 37 млрд. долларов. Расходы на полмиллиона контрактников даже при зарплате в 1000 долларов в месяц составили бы 6 млрд. долларов, которые у России сейчас есть. Кроме того, по мнению ряда экономистов, отмена призыва могла бы дополнительно добавить 1–2% ВВП, так как призывники могли бы работать и платить налоги, а также более тщательно выбирать вуз для обучения, а не поступать хоть куда, лишь бы не пойти в армию.

Военные обосновывают сохранение призыва необходимостью иметь большое количество резервистов на случай войны. Но по мнению экспертов, настоящая причина сопротивления кроется в том, что настоящая военная реформа привела бы к сокращению числа высокопоставленных военных чиновников и лишила бы их возможности зарабатывать деньги теми способами, какими они это делают сейчас. Анатолий Цыганок говорит, что на миллионную Российскую армию приходится 1100 генералов, тогда как на полуторамиллионную американскую – 847. При этом «деятельность очень многих воинских частей является непрозрачной», когда, например, «по плану нужно иметь для кормежки полка 100 свиноматок, а на самом деле свиноматок 400, и офицеры за деньги снабжают мясом весь район». Председатель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова говорит «НИ», что сохранение призыва в армию «позволяет расхищать деньги, которые должны идти на содержание солдат по призыву». Помимо этого семьи призывников грабят, когда они платят деньги, чтобы откосить от армии.

По словам Алексея Арбатова, переход на профессиональную армию привел бы к сокращению числа генералов до 500–600 человек: «А какая организация хочет себя сокращать? Тем более с такими традициями засекречивания, когда не знаешь, сколько чего нужно». Ссылку на необходимость подготовки резервистов г-н Арбатов также считает надуманной, потому что в России попросту нет столько современной военной техники, чтобы ею можно было несколько миллионов резервистов вооружить. А «автоматами Калашникова сейчас не воюют». И если считать содержание армии неизбежным злом, которое накладывается на государство, то Россия «из двух зол выбирает оба».

НЕ ПРОСЛУЖИЛИ И ГОДА

Сокращение службы по призыву до одного года вряд ли сможет избавить армию от дедовщины, ведь по статистике, убивают и калечат многих призывников именно в первый год службы. По данным фонда «Право матери» только в апреле должно пройти 6 судебных процессов по таким делам в разных регионах России.

2 апреля в Ефремовском суде Тульской области рассматривали жалобу, поданную фондом от имени матери погибшего Сергея Белокопытова. Сергей был призван 23 ноября 2003 года на службу в ВДВ, а через девять месяцев он погиб. Матери Сергея сообщили, что он якобы «покончил с собой».

4 апреля в Волгоградском гарнизонном военном суде начнется уголовный процесс по факту гибели в армии Василия Николаева. Его призвали защищать Родину 19 декабря 2005 года, а через 6 месяцев 25 мая 2006 г. он погиб. Матери погибшего Татьяне Николаевой военные опять же сказали, что ее сын свел счеты с жизнью.

10 апреля Пресненский районный суд Москвы рассмотрит исковое заявление о компенсации морального вреда, поданное фондом «Право матери» от имени родителей погибшего военнослужащего Владимира Осетрова. Владимир был призван в армию 28 июня 2004 г. на год – успел к тому времени окончить университет. Через 9 месяцев, 9 апреля 2005 года вечером, трое сослуживцев Владимира забили его до смерти.

25 апреля в Белогорском гарнизонном военном суде (Амурская область) начнется уголовный процесс по факту гибели военнослужащего Сергея Медведчикова из Кировской области. Он был призван в армию 2 декабря 2005 года, а спустя 8 месяцев его матери сообщили, что ее сын «покончил с собой». Однако впоследствии выяснилось, что Сергей подвергался систематическим унижениям и избиениям со стороны двух сержантов.

Кира Васильева, Александр Колесниченко, Новые известия

Читайте также: