«Хождение за три моря» украинских студентов: американская тюрьма и потеря здоровья

В сентябре прошлого года было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества в отношении студентов николаевских вузов. Чье пребывание в США по программе студенческого обмена «Work&Travel USA» завершилось… американской тюрьмой и потерей здоровья. Горький опыт «искателей счастья» весьма поучителен. После 5 месяцев досудебного следствия данное уголовное дело было закрыто — из-за отсутствия состава преступления. Студенты, попавшие в такую, мягко говоря, неприятную историю, подали иск в Центральный районный суд г.Николаева, основным требованием которого было «реанимировать» уголовное дело.

Однако 20 апреля суд своим решением в удовлетворении иска отказал. Но, еще не зная о решении суда, родители студентов и сами студенты дали пресс-конференцию, на которой присутствовали представители другой стороны — ЧП Олейник О.В., субъекта предпринимательской деятельности (а не частного предприятия), через которого и оформлялись документы на выезд в США.

Рассказывать об этой ситуации чрезвычайно трудно, потому что вопросы есть к обеим сторонам. И на эти вопросы журналисты на пресс-конференции не всегда получали ответы. Возможно, из-за накала эмоций с обеих сторон. Но попробуем взглянуть на ситуацию непредвзято.

Итак, в 2005 году трое студентов — Сергей Арзуманов и Виталий Биляк, студенты НГГУ им.П.Могилы, а также Юлия Суворова, студентка НУК им. адмирала Макарова, — оформили документы по известной программе студенческого обмена «Work&Travel USA» через ЧП Олейник О.В. «Work&Travel USA» («Работай и путешествуй по США») — это известная программа, дающая возможность студентам и подзаработать в Америке денег, и посмотреть страну.

Она давно действует в Украине (и в нашем городе в частности), никаких скандалов с ней прежде связано не было. И в данном случае студенты не предъявляют претензий к самой программе студенческого обмена — все их претензии к ЧП Олейник О.В.

История первая: как Виталий Биляк и Сергей Арзуманов попали в американскую тюрьму

Оговоримся сразу: хотя в тюрьме побывали оба юноши, на пресс-конференции присутствовал только Виталий и его мама Ирина Владимировна. Поэтому о происходившем в Америке журналисты знают только от них и их адвоката.

По словам Ирины Биляк, в ЧП Олейник О.В. менеджер Виктория Мотуз и директор Олег Олейник обещали золотые горы: за полтора месяца ребята заработают денег на стройке в Чикаго, смогут попутешествовать по стране и еще домой денег привезти. Условия проживания для студентов — великолепные: отдельные комнаты для мальчиков и девочек. И самое главное — это все законно и легально.

«С самого начала Олейник и Мотуз нас настраивали, что документы — нормальные, в Америке есть координатор, который ребят встретит и устроит, сам ребят зарегистрирует» — говорит мама Виталика (по правилам, по приезду в США каждый студент должен пройти регистрацию в системе «СЕВИС», дабы визу не аннулировали — прим.ред.). Разумеется, эти заверения сыграли определенную роль, и семья Биляк с радостью начала оформлять документы через ЧП Олейник О.В. для выезда за границу.

Единственное, что тогда Виталия смутило, — по оформленным документам он должен был ехать не в Чикаго, а в г.Сент-Энн, штат Миссури. Как рассказал Виталий, он задал вопрос Олегу Олейнику: как же быть, ведь документы-то оформлены на работу в Сент-Энн? Частный предприниматель Олейник его заверил, что все нормально, так делается, есть, мол, даже пункт договора, по которому студент может менять место пребывания. Веру Виталия в слова О.Олейника и В.Мотуз не поколебал даже семинар, на котором менеджер Украинского клуба студенческого обмена (по договору с ним и работал ЧП Олейник О.В.) рассказывала студентам о том, что они должны в первую очередь сделать по прибытию в чужую страну, а именно — зарегистрироваться.

Такой пункт — о возможности изменения места пребывания студентом — в договоре действительно есть. Точнее, в Приложении №3 к договору. Но, как сейчас утверждает Виктория Мотуз (с того момента Виктория в связи с замужеством изменила фамилию, но дабы не путаться, будем называть ее по прежней), студент мог поменять место пребывания только после того, как зарегистрируется сначала на том месте, куда его направили, а также известит спонсора программы (в этом случае, по словам В.Мотуз, спонсором выступала YMCA — Христианская ассоциация молодых людей) об этих изменениях.

Относительно того места, куда ребят направили, следует внести уточнение. Билеты на самолет до Чикаго (штат Иллинойс) не покупались студентами самостоятельно, а были выданы вместе с пакетом документов.

Уже на пресс-конференции родители студентов задали В.Мотуз вопрос, почему были куплены билеты именно до Чикаго, а не хотя бы в города штата Миссури (Канзас-Сити и Сент-Луис, крупнейшие города штата, имеют международные аэропорты). Та ответила, что «так было дешевле», кроме того, в г.Сент-Энн нет аэропорта. Отсутствие аэропорта в городе — это, конечно, не показатель его «отсталости». Но на самой подробной карте США, где обозначены даже маленькие города — с населением менее 10 тыс. человек, такого населенного пункта нет. Хотя в штате Миссури Сент-Энн есть точно: несколько знаменитых американцев (по крайней мере, один космонавт, актриса и певец) родились именно там. Однако для того чтобы добраться из Чикаго хотя бы к границе штата Миссури, ребятам надо было бы проехать через весь Иллинойс, а это приблизительно 1,5 тыс. км.

Но вернемся к студентам. Виталий, памятуя об «инструкциях», полученных от О.Олейника, не поехал в Сент-Энн. Да и вообще не стал регистрироваться в системе «СЕВИС», опять же помня заверения, что за них все сделают. Что это — инфантильность, беспечность или безответственность? Для родителей, конечно, дети всегда остаются детьми, но по украинским законам в США — на другой континент! — ехали совершеннолетние граждане. И этих совершеннолетних граждан с самого прилета в Америку некоторые обстоятельства должны были насторожить.

По рассказу мамы Виталия, в аэропорту студентов встретил какой-то прибалтиец, привез в полуразрушенный дом, который был предназначен под снос, и предложил работу на стройке под своим началом. Работа на стройке была для двух-трех ребят (а приехало их человек 10), остальные маялись без работы. Спали на полу. Жили впроголодь — иногда не ели по нескольку дней, побирались на помойках. Однако все эти обстоятельства студенты предпочитали от родителей скрывать — рассказывали, что живут в доме с бассейном.

В.Биляка и С.Арзуманова такая ситуация мало устраивала, поэтому они нашли другую работу. Но заработать на ней денег не успели: через несколько недель их забрала Иммиграционная служба США — в тюрьму, за нарушение визового режима, до вынесения решения суда. Что и понятно: они же не были зарегистрированы, а значит, оказались в положении нелегалов.

Однако на сегодняшний момент и мама студента, и его адвокат Ростислав Филевский очень сомневаются, что регистрация в «СЕВИС» уберегла бы Виталия от тюрьмы, в которой он пробыл полтора месяца. Ирина Биляк говорит, что отдел по борьбе с торговлей людьми УМВД в Николаевской области, по материалам которого и было в прошлом году возбуждено уголовное дело, нашел свидетельства, подтверждающие фиктивность оформленных ЧП Олейник документов.

По ее словам, никакого работодателя Джой Смита, у которого должны были работать ребята, не существует, а соответственно, и контракта с ним тоже нет.

«Сыну в тюрьме сказали офицеры, что год назад здесь были студенты с Украины — по той же причине. Только в документах значился некий Джой Скиф. Джой Смит и Джой Скиф — это у нас, как Ваня Иванов», — рассказывает женщина.

По словам адвоката, «если обратиться к документам, которые были получены отделом по борьбе с торговлей людьми УМВД Украины в Николаевской области, то, как это ни прискорбно и ни странно, большая часть оформленных (ЧП Олейник О.В.) документов просто не подтвердилась.

Т.е. их существование на территории США, как и существование отдельных людей, на которых есть ссылки в этих документах, не подтвердилось». Наличие этих документов, присланных из ФБР США, В.Мотуз на пресс-конференции подтвердила — она их видела. Так же она подтвердила, что в этих документах сообщается об отсутствии такого работодателя, как Джой Смит. Но В.Мотуз настаивает, что «на тот момент Джой Смит работал».

Все сказанное Ириной и Виталием Биляк менеджер ЧП Олейник Виктория Мотуз (сейчас она называет себя практиканткой-стажером, хотя у студентов и их родителей сохранились визитки В.Мотуз, на которых она значится именно менеджером) называет клеветой и «наглым поклепом, а все для того, чтобы заполучить деньги».

«Эта вся компания требует от нас 10 тыс. долларов, и мать Биляка неоднократно мне звонила и угрожала. Согласно договору, их никто не должен был встречать в Америке. И все эти разговоры о том, что они спали на матрасах, что их кто-то должен был встречать — это выдумка с целью заполучить деньги», — заявляет В.Мотуз (кстати, на эту пресс-конференцию Виктория пришла с плакатом «Биляка и Арзуманова в тюрьму за вымогательство»).

По словам В.Мотуз, ни о какой фиктивности документов не может быть и речи. Документы на выезд готовил Украинский клуб студенческого обмена. В ЧП Олейник студент лишь подписывал договор, платил деньги (2,5 тыс. долларов, и не в гривневом эквиваленте, а именно в долларах, хотя расчеты в валюте по нашему законодательству разрешены только по иностранным контрактам — прим.ред.), проходил тесты, заполнял анкеты.

Собранная информация передавалась Украинскому клубу студенческого обмена, и они на своем фирменном бланке присылали контракты, подписанные или американским работодателем, или менеджером, поскольку именно Украинский клуб являлся представителем американского спонсора программы «Work&Travel USA».

Кроме этого, данные на студентов Украинским клубом отсылались спонсору программы, а от него возвращались документы на выезд, напечатанные в Госдепартаменте США. Именно американский спонсор программы должен был проверить наличие конкретного работодателя — перезвонить и спросить, ждут ли данных студентов на такие-то рабочие места. И только после этого студент мог получить визу и документ «Диез 2019», без которого студента не выпустили бы даже из аэропорта, рассказывала Виктория. Так что, говоря о фиктивности документов, студенты фактически обвиняют в подготовке фальшивок Госдепартамент США и посольство.

Что же касается ЧП Олейник О.В., то никакой ответственности за то, что происходит со студентом после выезда за границу, он не несет.

«В договоре со студентом написано, что фирма (ЧП Олейник О.В.) выполнила свои обязательства, когда он получил документы на руки. А в том, что с ним происходит в Америке, мы не можем как-то посодействовать. Мы не можем повлиять на американского работодателя, он может урезать часы, может выпасть снег, пойти дождь», — говорит В.Мотуз.

А ее адвокат Татьяна Наставшева добавляет: «ЧП Олейник предоставляло услугу консультативную — распространяло информацию о программе студенческого обмена, т.е. давало информацию в массы. С этой информацией можно было попытаться согласиться и попробовать поехать, а можно было не согласиться и не ехать, если она у кого-то вызывала какое-то сомнение. Студенты, которые приходили в ЧП Олейник и заключали договор, были, соответственно, поставив свою подпись, согласны с условиями данного договора».

Относительно того, почему же студенты попали в тюрьму, у В.Мотуз и ее адвоката есть своя версия. «Даже если бы они нарушили визовый режим, никто бы за это в тюрьму их не посадил. Надо было нарушить законодательство той страны, в которой они пребывали, и только за это они могли попасть в тюрьму. Потому что если они не нарушают закон и порядок в стране, а только визовый режим, их удаляют из страны, а не садят в тюрьму. Посадили их в тюрьму, вернее, они были задержаны, со слов другого студента, который там тоже находился, за то, что они употребляли наркотики», — говорит Т.Наставшева. А В.Мотуз добавляет: «По статистике 30% населения в Америке работают нелегально, и никто никого не садит в тюрьму за нелегальную работу. Америка — страна нелегальных работников».

Однако документальных подтверждений, что В.Биляк, С.Арзуманов и Ю.Суворова совершили на территории США какие-либо правонарушения, представители ЧП Олейник журналистам не предоставили.

Между тем, журналисты смогли ознакомиться с еще одним американским документом — «Разъяснением прав о порядке ведения дела В.Биляка №XCH0508000111», в котором четко указана причина задержания и содержания под стражей Виталия: нарушение визового режима.

История вторая: как Юля Суворова потеряла здоровье

История Юли Суворовой несколько отличается от истории Виталия Биляка и Сергея Арзуманова. Нет, у нее самой и ее родителей ЧП Олейник О.В. на этапе подготовки документов не вызвал недоверия. Им тоже рассказывали о прекрасных бытовых условиях, о координаторе, который ребят встретит за океаном.

Как говорит мама Юли, Наталья Павловна, ее очень впечатлило оформление офиса, куда они приносили деньги и где подписывался договор. Да и дети многих приятелей уже съездили по американской программе (но через другую фирму!) и остались довольны.

Так что Суворовы заняли денег у знакомых и очень радовались, что дочь поедет в США. Контракт у Юли тоже был с работодателем из г.Сент-Энн, однако билеты на самолет были взяты до Чикаго. Правда, на две недели позже, чем начинался контракт, но, как поясняли тогда Ю.Суворовой, это произошло потому, что В.Мотуз просто перепутала числа.

Юля прилетела в Америку на месяц позже, чем В.Биляк и С.Арзуманов, однако в аэропорту ее встретил тот же прибалтиец, который сразу же объяснил девушке, что он никакой не партнер ЧП Олейник, что он ничего ей не должен, а приехал ее встречать просто потому, что пожалел. И привез девушку во все тот же полуразрушенный дом, где жили другие студенты.

В отличие от В.Биляка и С.Арзуманова Юля была более ответственной, поэтому сразу же пошла регистрироваться в системе «СЕВИС».

— Ровно через неделю я получила отказ из системы «СЕВИС» – мол, меня нет в списке студентов. Я позвонила В.Мотуз: как же так? Она мне ответила, что ничего не знает, такого еще никогда не было. Я продолжила свои попытки зарегистрироваться, и через 3,5 недели получила официальное разрешение на работу, — говорит Юля.

Однако в г.Сент-Энн Ю.Суворова тоже не поехала, потому что помнила о п.16 в Приложении №3 к договору, в соответствие с которым студент мог менять место пребывания. Да и в ЧП Олейник, по словам девушки, и ее, и ее родителей уверяли, что ничего страшного в том, что она не поедет в Сент-Энн, нет. Поэтому и осталась в Чикаго.

— Работы я ждала еще три недели. Работу нам дали за 200 км от того места, где мы жили, добраться туда можно было только на машине, общественный транспорт туда не ходил, и оплата была 3 доллара в час. Это была работа официанткой — с 11-ти ночи до 2-4-х утра. В это время сложно было добраться туда и обратно, и в итоге дорога стоила больше, чем я зарабатывала. И эта работа не была предоставлена мне фирмой.

Я поменяла работ 5-6, потому что нас заставляли делать то, что мы, как студенты, делать не обязаны. И как только мы говорили об этом своим «работодателям», нам отвечали: «А кто вы такие? У вас нет никакой юридической защиты. Если вам что-то не нравится, собирайте вещи и возвращайтесь в Украину», – рассказывает Юля.

Не будем повторять уже сказанное о «режиме питания» студентов, поговорим о работе. Юле приходилось работать с токсическими веществами — мыть туалеты и умывальники в общежитии, в которое они устроились после того, как съехали из «предоставленного» прибалтийцем жилья. У девушки начались серьезные проблемы со здоровьем. И если до начала кровотечений из носа и сильной диареи Юля не тревожила родных рассказами об их жизни в Америке, то потом испугалась и позвонила родителям — проконсультироваться, поскольку они оба врачи.

Единственно возможный в данной ситуации ответ родителей — немедленно все бросай и возвращайся! И девушка вернулась в Николаев с 21 долларом в кармане. И на 20 кг легче, чем до отъезда.

«Девочка уехала цветущая, нормальная, весом 65 кг, а вернулась через 3 месяца 42 кг весом. Мы ее не узнали. Мы ее лечили целый год. У нее были стрессы — по ночам она не спала. Ее мучила диарея, аппетита не было, она практически ничего не могла есть», — говорит папа Юли, Александр Анатольевич.

На язвительный вопрос В.Мотуз «А почему же Юля не попала в тюрьму?», если В.Биляк и С.Арзуманов утверждают, что оформленные ЧП Олейник документы были фиктивными, Юля ответила, что просто уехала раньше ребят.

Но, пожалуй, этот вопрос был единственным, что могла сказать вторая сторона конфликта в адрес девушки. Хотя в ответ на справки из медучреждений об ухудшении здоровья Ю.Суворовой Виктория Мотуз продемонстрировала свои. Она заявила о нанесении вреда ее здоровью Ириной Биляк, мамой студента, после звонков которой Виктория потеряла ребенка и получила стресс. И на сегодняшний момент, по информации адвоката В.Мотуз, есть иск в суд о взыскании морального ущерба с В.Биляка и Ю.Суворовой за причиненный вред здоровью ее доверительницы. Также, говорит Т.Наставшева, предъявлен иск к начальнику отдела по борьбе с торговлей людьми облУВД.

Добавим, что на сегодняшний момент Ю.Суворова и В.Биляк требуют от ЧП Олейник О.В. возмещения материального и морального ущерба — за предоставление недостоверной информации и потерю здоровья.

Кроме этого, как выяснилось уже позже, ЧП Олейник О.В. не имел даже лицензии на трудоустройство студентов за границей. Однако соответствующих исков студенты в суд не подавали, поскольку надеялись, что правоохранительные органы разберутся в этой ситуации и скажут свое веское слово.

«В действиях О.Олейника и В.Мотуз нет состава преступления»

Когда в Украину вернулся В.Биляк и С.Арзуманов, получив сомнительное удовольствие от нахождения в американской тюрьме, мама Биляка обратилась в Центральный РОВД.

Однако в возбуждении уголовного дела ей было отказано. Тогда пострадавшие обратились в отдел по борьбе с торговлей людьми облУВД, и началось расследование.

Как сказано в постановлении об открытии уголовного дела, «настоящее дело возбуждено 14 сентября 2006 г. начальником следственного управления УМВД Украины Аркушенко по факту мошенничества в отношении Биляк, Арзуманова и Суворовой по признакам совершения преступления, предусмотренного ч.4 ст. 190 УК Украины. Основанием к возбуждению уголовного дела послужили материалы доследственной проверки, проведенной работниками отдела по борьбе с торговлей людьми в Николаевской области, в ходе проведения которой установлено, что на протяжении 2005 г. Олейник совместно с Мотуз путем обмана, используя программу «Work&Travel USA», завладели денежными средствами около 50 тыс.грн., принадлежавших Биляк, Арзуманову, Суворовой».

По мнению адвоката В.Мотуз Татьяны Наставшевой, уголовное дело было возбуждено незаконно: «Дело было возбуждено незаконно — его должны были возбуждать в отношении какого-то лица. Кроме этого, в течение 10 дней, если доказана причастность какого-то лица, предъявляется обвинение. В течение 5 месяцев обвинение так и не было предъявлено, статус моей доверительницы В.Мотуз — свидетель». И поэтому неудивительно, считает Т.Наставшева, что уголовное дело было закрыто в связи с отсутствием состава преступления.

— Если это мошеннические действия, которые направлены на то, чтобы завладеть материальными средствами и отправить людей нелегально работать в другую страну, то должна проверяться вся цепочка: Украинский клуб студенческого обмена, посольство, все спонсоры и работодатели ы нельзя подходить к вопросу половинчато. После того, как со студентами работали О.Олейник и В.Мотуз, проверялись все документы в организации в Киеве, посольстве.

«Диез 2019» выдается после того, как посольство проверяет наличие спонсора и работодателя. Если бы посольство убедилось в том, что такого спонсора или работодателя нет, то никто бы не выслал этот документ, и люди не выехали бы в США. Нахождение в тюрьме студентов не говорит о том, что В.Мотуз и О.Олейнику было об этом достоверно известно, и они заранее об этом знали. Т.е. состав преступления, который попытались вменить им, в их действиях не усматривается, – говорит Т.Наставшева.

Тем не менее, уже после вынесения постановления о закрытии уголовного дела В.Мотуз пыталась опротестовать его в суде — изменить формулировку в постановлении с «в связи с отсутствием состава преступления» на «в связи с отсутствием события». Иными словами, не было этих событий, о которых рассказывали студенты. Однако суд в удовлетворении иска В.Мотуз отказал.

Оппоненты В.Мотуз — В.Биляк и Ю.Суворова — считают, что следователь Грогаль, которая вела это уголовное дело, не полно исследовала собранные документы и не проанализировала их.

—Постановление о прекращении уголовного дела — это образчик рекламного искусства в том смысле, что рекламируется успешная деятельность О.Олейника и В.Мотуз по оформлению документов для пребывания в США. Здесь допрашиваются люди, непосредственно не связанные с тем событием, которое произошло с моими доверителями.

Постановление о прекращении данного дела основываются исключительно на показаниях Мотуз. Г-на Олейника О.В., исходя из этого постановления, даже не допросили (его и не могли допросить — как сообщила на пресс-конференции адвокат Т.Наставшева, он находится за пределами Украины, – прим.ред.). Отсутствуют любые ссылки на те документы, которые и были основанием для возбуждения уголовного дела – а это ответы на запросы отдела по борьбе с торговлей людьми, представителей Интерпола, свидетельствующие о том, что не существовало контракта.

Однако оригинала или копий этих документов получить не удалось. Они должны были быть приобщены к материалам уголовного дела, но поскольку досудебное следствие не окончено, и это есть следственная тайна, они не стали достоянием гласности. На мой взгляд, именно этим и воспользовались О.Олейник и В.Мотуз, чтобы избежать ответственности, – говорит адвокат студентов Р.Филевский. А ответственность в данном случае должны нести именно О.Олейник и В.Мотуз, поскольку «именно они брали на себя обязательства по оформлению документов, именно они получали за это деньги», убежден адвокат.

Однако уголовное дело на сегодняшний момент закрыто, и суд не вынес решения о его возобновлении. Но мама В.Биляка, Ирина Владимировна, не намерена сдаваться. По ее словам, она будет и дальше добиваться справедливости.

Вместо заключения

Безусловно, эта поездка многому научила ребят и их родителей, но многое и отняла. Сейчас можно говорить о различных суммах ущерба, причиненного студентам ЧП Олейник О.В., однако никакие деньги не сотрут из памяти пребывание в американской тюрьме, не вернут потерянное здоровье.

Возможно, пример Виталия и Юли станет предостережением и другим ребятам, которые хотят «сходить за три моря» в поисках денег и новых впечатлений. Дай Бог, чтобы стремящиеся «за бугор» были более осмотрительны в выборе фирмы, помогающей реализовать их мечту, и внимательно вчитывались в документы, под которыми они ставят автограф. В конце концов, человек должен совершать только те поступки, за которые он может нести полную ответственность.

Но и фирмы, трудоустраивающие студентов за рубежом, тоже должны нести полную ответственность за свою деятельность. А в данном случае ЧП Олейник О.В. как бы ни при чем. К счастью, ребята вернулись из США, пусть потрепанными, но живыми. А если бы с ними там случилось бы что-то уж совсем непоправимое, то ответственных тоже бы найти не удалось?

Виктория Тонковид, Микола.net

Читайте также: