Татарстан: Путаны нашего времени. Интервью с проституткой

Проституция считается аморальным занятием и является нелегальным бизнесом во многих странах мира. Тем не менее, ее масштабы только растут. Готово ли общество к такому расширению, и какова его реакция на деятельность коммерческих секс-работниц, решили выяснить журналисты. «Ночные бабочки» на ветру

За окном осенний вечер. В машине — тепло. На переднем пассажирском сиденье сидит Диляра — блондинка с распущенными волосами до плеч и в яркой куртке. Рядом со мной Александра, невысокая брюнетка. Эти девушки сами себя называют коммерческими секс-работницами.

Они согласились встретиться с корреспондентом, однако Сашу вскоре «победил наркотик». Она замкнулась в себе, думает о чем-то своем, только изредка без причины мотает головой. Разговор веду с Дилярой, взгляд у нее более осмысленный, чем у подруги.

— Расскажи, кто ваши клиенты?

— Они разные. Есть и порядочные, и извращенцы, и даже трансвеститы. Вот недавно был случай, когда меня «снял» один порядочный с виду мужчина. Оказалось, что на самом деле это женщина.

— Подожди… У тебя есть дети?

— Да, двое (улыбается). Алине семь лет, в школу пошла недавно. Марселю год и семь месяцев. Живут с мужем, который раньше и не подозревал, где я работаю. Когда узнал — перестал со мной общаться. Хорошо еще, что с детьми разрешает видеться.

— Как к вам относятся милиционеры?

— Как бы сказать… Часто забирают нас в отделение и заставляют там убираться. Недавно вот в одном отделении ремонт был, где мы красили и штукатурили. Когда пьяные, могут беспричинно избить. Подъезжают, выходят из машины и просто начинают мутузить. Иногда заставляют добыть нужную им информацию по какому-нибудь убийству, совершенному в нашем районе.

— Опиши свой обычный день.

— Выхожу в девять утра и работаю до часа дня. Потом — домой. Посплю, поем, и где-то с шести вечера и до последнего клиента снова на обочине.

— Если не секрет, сколько зарабатываете?

— В день от двух до трех тысяч рублей. Почти все деньги уходят на наркотики. И лишь небольшая часть — на еду, шмотки, косметику и детей…

— Чего боишься больше всего?

— Что меня могут лишить родительских прав. Менты часто пугают этим. Еще боюсь возвращаться из-под кайфа в реальность. Мир кажется ужасным. Осознаешь, что ты никто. Я понимаю, что все дело в наркотиках. Именно из-за них пришлось встать на панель, но ничего не могу с собой поделать.

— Чего бы ты хотела больше всего?

— Наверное, чтобы дергали нас поменьше, а то менты и всякие отморозки уже вот здесь (проводит большим пальцем по горлу). Раньше у нас хотя бы крыша была, которая разбиралась со всякими нежелательными гостями. Да и наркотики сейчас слишком дорогие. Ладно… Нам работать пора.

Диляра открыла дверь машины. Сразу пробрало от осеннего ветра. Саша вышла «на автомате». После девушек в машине остался лишь густой дым от сигарет.

Вдоль по Южной

Каждые выходные Айрат Файзуллин после работы садится в свою бежевую «шестерку» и начинает объезд по уже привычному маршруту: вдоль Южной трассы от остановки Сахарова до проспекта Победы, потом направо и до станции метро «Горки». Он аутрич-работник некоммерческой организации «Новый Век» — человек, который совершает рейды помощи коммерческим секс-работницам.

— В основном, раздаю презервативы. Это реальная помощь, в которой нуждаются девушки. Стараюсь поддержать словом. Беседую с ними об их проблемах, пытаемся вместе придумать, как быть. Но сразу предупреждаю, многие из них на контакт с незнакомыми людьми идут крайне осторожно и неохотно. Лучше сделаем так: вы мой приятель, а не журналист, хорошо?

Киваю головой. Айрат согласился взять корреспондента «МТ» в свой рейд. Говорит — лучше один раз увидеть.

Проезжаем перекресток рядом с ТЦ «Южный». Около киоска рядом с дорогой стоят две девушки.

— Обычно, завидев мою машину, они сразу подходят. Этой работой я занимаюсь два года и многих знаю лично. Но вот эти не из таковых. Подождите немного, — с этими словами Айрат выходит из машины и подходит к ним. Вскоре они втроем возвращаются.

— Так, девочки, можно ваши коды? — достает блокнот и начинает отмечать. — Зе-пять-вэ-три…

Многие девушки не хотят называть свои настоящие имена. Айрат и не настаивает. По кодам, с одной стороны, проще.

— Какая буква последняя? Все, спасибо. Держите, — достает из пакета по три пачки презервативов на каждую. — Какие-нибудь проблемы есть?

— Да вот вчера подъехало трое на иномарке, — прокуренным хриплым голосом говорит одна из них. — Двое — с дубинками. Потребовали, чтобы нас через три минуты здесь не было. Серьезные такие ребята, не было их раньше. Наши рассказывали, что недавно они Аню до полусмерти битами избили…

Айрат принял информацию к сведению. Кажется, особо не удивился. Все-таки «профессия» не из разряда спокойных.

— Почти все девушки, стоящие на обочине, наркоманки и вышли на панель только из-за своей зависимости, — поделился Айрат, когда девушки вышли из машины.

— А какие у них отношения с милиционерами? «Крышуют»?

— На Южной трассе — нет. Здесь девушки сами по себе. Вот на улице Восстания такое явление, скорее всего, есть. Правда, более конкретно ничего не могу сказать. Сам понимаешь, о таких вещах на скамеечке не рассказывают.

— Сейчас, говорят, врачи подрабатывают тем, что обследуют девушек с обочины на венерические заболевания, лечат их.

— Может быть, но я не слышал. Наша организация выезжает в рейд с врачами, которые берут у девушек анализы на ВИЧ.

У Айрата звонит телефон. После двухминутной беседы он заявляет:

— Эти парни, которые прогоняют девушек с обочины, «первогорские». Судя по всему, они открыли свой досуговый центр и считают уличных коммерческих секс-работниц конкуренцией. Но ведь и дураку понятно, что эти девушки — не конкуренция.

В этот вечер Айрат объездил еще несколько точек. Раздал десятки презервативов. Возможно, кому-то из девушек они спасут жизнь.

Из оперативной сводки

Прочитав объявление в одной из казанских газет о приеме на работу официантками русскоговорящих девушек в испанский ресторан, Маргарита Львовна (женщине было около 50 лет) без раздумий позвонила в кадровое агентство. Ей пообещали выслать билеты до Испании и сообщить подробности на месте по приезде. Женщину нисколько не смутило, что билет ей выдали сначала до Украины, объяснив это лишь тем, что так дорога обходится дешевле. Выехав из Казани в 2004 году, Маргарита пропала.

Как впоследствии выяснили сотрудники милиции, у женщины в Казани остались взрослый сын и пожилая мать. А сама Маргарита находится в Испании в публичном доме, где работает до сих пор. Связь с семьей ей установить удалось, даже помогает материально. Но домой вернуться не может, сказав, что «слишком много знает, чтобы уехать оттуда живой». Официального заявления в милицию о ее розыске не поступало.

Наше оружие — беседа и смешной штраф

Если раньше «охотниц за легкими деньгами» суд мог арестовать на 15 суток, то теперь это невозможно. Сотрудникам милиции приходится изобретать все новые методы борьбы со злом.

— Вызываем девушек под видом клиентов, — делится с корреспондентом «МТ» сотрудник криминальной милиции Айдар Хитдиков. — После этого доставляем в ближайшее отделение милиции, составляется административный протокол по ст.6.11 КоАП РФ (занятие проституцией). В результате с девушек взимается штраф в размере от полутора до двух тысяч рублей — в зависимости от решения суда. Часто проводим с ними профилактические беседы, грозимся сообщить родным и знакомым. Некоторые, испугавшись, бросают занятие проституцией, но в большинстве случаев это не помогает.

— Сколько девушек задерживается в неделю за занятие проституцией?

— В среднем пять-шесть девушек. Но эта цифра очень условна, потому что бывает так, что мы за одну неделю совершим несколько рейдов, а потом недели две-три не выезжаем. Если делать это систематически в одно и то же время, то толку не будет никакого.

— Грозит ли девушкам уголовная ответственность?

— Самих секс-работниц можно привлечь только к административной ответственности. Уголовно наказуема деятельность сутенеров. Но здесь трудности с доказательствами. Нужны показания самих девушек и лица, предоставляющего жилье для занятия проституцией. А их получить, как сами понимаете, нелегко. «Мамочки», стоящие за девушками на улице, как правило, организаторами не являются. Они могут быть привлечены только к административной ответственности по ст.6.12 КоАП РФ (получение дохода от занятия проституцией другим лицом). А организаторов «рядовые» проститутки не знают.

— Нет ощущения, что «ходите по кругу»?

— Так и есть. Мы забираем девушек, а они отделываются крошечными по сравнению с их прибылью штрафами и опять выходят на панель. Нужно кардинально менять сознание людей. Может, стоит создать специальный отдел нравов. Чтобы они занимались только этими проблемами. Тогда и нам будет проще. Еще мы хотим попросить граждан, чтобы сообщали нам обо всех подозрительных квартирах, в которых может находиться притон для занятия проституцией. Вся информация поступает анонимно (телефон: 052). Тогда у нас появятся реальные факты.

— Ведется ли дозвон по номерам «Досуг», чтобы любители ночных похождений не смогли дозвониться?

— Сейчас таких телефонов стало слишком много, и подобная процедура перестала приносить плоды. К тому же, телефоны эти действуют буквально несколько суток.

Вот вам букетик

— У всех тех, кто занимается проституцией, существует букет болезней, передающихся половым путем — ВИЧ, гепатиты, гонорея, сифилис, герпес и другие. Встречаются и заразные кожные заболевания, — прокомментировали специалисты в ГМУ «Республиканский кожно-венерологический диспансер». — Все они опасны и дают осложнения. Мы раз в месяц выезжаем на Южную трассу и улицу Восстания, где и обследуем представительниц коммерческой секс-службы. При обнаружении болезни назначается лечение. Некоторые приходят сами. Обратившимся назначается ускоренный метод лечения.

Клиенты у нас — интеллигентные люди

Объявления «На высокооплачиваемую работу требуются девушки» встречаются часто. Решив узнать, как же нанимают на такую работу, корреспондент «МТ» позвонила по первому номеру — тишина. Второй звонок остался тоже без отклика. А вот по третьему номеру поднял трубку на редкость приятный (судя по голосу) молодой человек.

— Добрый день, я по объявлению.

— Добрый. Меня Алексей зовут. Вы где объявление видели? А вы не против, я перезвоню через час?

Через час раздался звонок.

— Мне кажется, судя по вашему голосу, это не совсем то, что вам подходит, — зондировал почву Алексей. — Эта работа связана с обеспеченными мужчинами….

— Понимаю. А сколько можно заработать?

— Работают девушки по два-три дня несколько часов и получают тысячи полторы-две за день. В неделю примерно шесть выходит.

— А безопасность вы обеспечиваете?

— Конечно. Инцидентов у нас не было. Работать надо в дневное время, а то вечером мужчины часто пьяные и не совсем адекватные. А так интеллигентные люди, как правило, женатые. А вы учитесь? На дневном? А вы раньше этим занимались? Или просто деньги срочно нужны?

— Я, если честно, еще не совсем решилась….

— Понимаю. Обычно девушки с подругой на пару звонят. А вы одна? Правильно, не стоит об этом рассказывать. С родителями вместе живете или отдельно? Кстати, а рост какой? Волосы длинные?

— 170! Очень! — бойко врала претендентка. Оказывается, попала в точку:

— Нам надо с вами обязательно встретиться, посмотреть…

После этой фразы я решила, что пора сматывать удочки…

Из оперативной сводки

То, что Алсу исчезнет внезапно, никто и предугадать не мог. Вместе с матерью она жила в частном доме в Арском районе, воспитывала пятилетнего сына. Резкие изменения в поведении девушки удивили всех: стала скрытной, предпочитала проводить все свободное время дома. Потом заявила, что хочет уехать на заработки. Место работы никому не сообщила, сказала только, что поедет в Казань или в Марий Эл. Покинув родные места в 2005 году, девушка домой больше не вернулась. Родственники написали заявление в милицию, Алсу объявили в розыск. Однако поиски результатов на дали.

Но совсем недавно знакомые заметили девушку на улице Восстания. Что заставило Алсу заняться проституцией, и какова ее дальнейшая судьба — неизвестно.

Молодежь Татарстана

Читайте также: