Минздрав – лучший наркодиллер!

Одним из первых приказов экс-министра здравоохранения Николая Полищука был приказ от 5 апреля 2005 года (№161) о начале в Украине экспериментов по внедрению заместительной терапии для наркоманов с опиатной зависимостью. Так называемой, «метадоновой программы» сразу в 5 областях и в Крыму. А в пункте пятом этого приказа значилось: «с целью распространения на все регионы Украины». Метадон впервые в истории нашей страны «с высочайшего позволения» начал «подминать» под себя «сегмент» столь популярного среди украинской «бедноты» героина…

Главными лоббистами этого решения были Фонд Сороса «Возрождение» и структуры ООН. 2 ноября 2005 года уже новый руководитель Минздрава Юрий Поляченко сообщил, что заместительная терапия препаратом «Эднок» (разновидность метадона) проводится в семи регионах страны и в Киеве.

Метадон спасет или добьет?

Суть программы состоит в том, что наркоману назначается средство-заместитель, чтобы он не испытывал потребность в запрещенном наркотике. Ежедневно в медицинском учреждении ему будет выдаваться метадон. По утверждению сторонников этого проекта, замена нелегальных наркотиков на метадон, принимаемый наркоманом под контролем врача и без внутривенного введения, поможет стабилизировать состояние пациента и вернет его в общество. А в целом, снизит заболеваемость вирусными гепатитами и ВИЧ-инфекцией, сократит количество преступлений. Однако все эти аргументы вызывают большие сомнения…

Стоило бы присмотреться к опыту Российской Федерации, где применение метадоновых программ признано недопустимым, но в ряде научных центров лечатся сотни больных с метадоновой зависимостью, которые участвовали в метадоновых программах за границей (обучались, работали и так далее).

Ученые российской клиники психиатрии имени Корсакова Московской медицинской академии Ю.Сиволап и В.Савченков, которые в отделении неотложной наркологической помощи занимаются помощью таким людям, утверждают следующее: «…в тех странах, где разрешено применение метадона, метадоновые программы становятся почти безальтернативными. Поскольку наркотическая зависимость при этом не устраняется, а лишь смягчается и «консервируется», многие больные, способные на выздоровление, лишаются этой возможности и не приобретают полного освобождения от наркотиков».

То есть вместо того чтобы проводить профилактику наркомании, а для наркоманов создавать реабилитационные центры с программами, ориентированными на полный отказ от наркотиков, нам предлагают «пересаживать» наркозависимого с одного тяжелого наркотика на другой. Хотя сами лоббисты подобных проектов, по крайней мере, в России, достаточно откровенны в отношении их эффективности.

В статье «Лечить по-русски» постоянный представитель Программы ООН по ВИЧ/СПИДу в России Аркадиуш Майшик говорит: «Вот вопрос какой: умереть от героина или умереть от метадона — есть разница? Страшно то, что я говорю, но это на самом деле не вопрос. А то, что будет утечка наркотика, — это понятно. Во всех странах так. И надо к этому быть готовым».

Мало кто знает, что в США от передозировки метадона погибло больше людей, чем от передозировки героина!

Метадон часто приводит к остановке дыхания наркомана. «Самый вредный миф – о безвредности заместительной терапии, особенно метадона, — заявляет А.Надеждин, руководитель отделения детской и подростковой наркологии НИИ наркологии Минздрава РФ в интервью газете «Время МН». — Он дает массу осложнений. Только в начале обширного списка побочных эффектов — невропатии, специфические изменения центральной нервной системы, приводящие к снижению интеллекта. Медики сталкиваются с пациентами, которые начитались газет и с помощью метадона пытаются купировать героиновую ломку. А познав прелести препарата, начинают потреблять его как основной наркотик. Вскоре экспериментаторы узнают малоприятный факт: отменить метадон существенно труднее, чем героин».

Принимавшие метадон знают, что «переломаться» от героина гораздо проще, чем от метадона. Однажды Джон Леннон, который пытался с помощью метадона излечиться от наркозависимости, в отчаянии сказал своему доктору: «Мы отошли от героиновой ломки за три дня, а теперь уже пять месяцев не можем избавиться от метадона!»

Бизнес прежде всего

Во всем цивилизованном мире давно и широко применяются «щадящие» неопиоидные схемы, позволяющие успешно провести больного наркоманией через синдром отмены без назначения опиатных наркотиков. Почему же у нас в качестве единственной альтернативы выбрали метадон и его аналоги?

Об этом очень хорошо сказал тот же профессор Надеждин: «Все просто. Препарат постепенно теряет популярность, но на его производство задействованы колоссальные мощности. Чтобы избежать убытков от потери рынка, ряд фармацевтических компаний активно лоббируют метадон в Восточной Европе. Важно то, что их деятельность, ущемляющая национальные интересы страны, находит отклик у некоторых чиновников, представителей законодательного корпуса. Подтверждает мои слова тот факт, что концепция замещающей терапии не предполагает загрузки отечественной фармпромышленности – только ввоз синтетических наркотиков из-за рубежа».

Об этом же говорит и начальник Департамента по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Украины Анатолий Науменко: «Фонд «Возрождение» пообещал выделить много денег на «лечение» метадоном наркозависимых больных. Почему? Да потому, что этот препарат накопился на выпускающих его предприятиях, которые заинтересованы свои запасы куда-то сбыть… Хотя есть множество других препаратов, которые не являются наркотиком и вполне могут использоваться в качестве заместительной терапии».

Сегодня фонд «Возрождение» продвигает заместительные программы. Нам стоило бы задуматься о будущем и посмотреть, что подобные структуры предлагают сегодня в других странах. К примеру, в Америке. Если там все так хорошо с метадоновыми заместительными программами, то почему тогда Этан Надельман – директор основанного Джорджем Соросом исследовательского центра в области политики по наркотикам выступает за декриминализацию потребления конопли и реализацию программ по распространению героина как составной части политики, нацеленной на «уменьшение вреда»?

Пропаганда есть, гарантий и ответственности – нет

Недавно Всемирная организации здравоохранения (ВОЗ), Управление ООН по наркотикам и преступности (УООННП) и Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИД (ЮНЭЙДС) опубликовали документ под названием «Совместная позиция ВОЗ/УООННП/ЮНЭЙДС. Заместительная поддерживающая терапия в ведении пациентов с опиоидной зависимостью и в профилактике ВИЧ-инфекции и СПИДа».

В этом документе рассказывается о преимуществах заместительной терапии. В частности, сказано, что в случаях, когда метадон неэффективен, может быть с успехом применен диацетилморфин. Другое название этого вещества – героин.

Зловещий оттенок «Совместной позиции…» придает вступление, в котором указано, что ни ВОЗ, ни УООННП, ни ЮНЭЙДС «не гарантируют, что содержащаяся в этой публикации информация полна и правильна и при этом не несут ответственности за любой вред, причиненный в результате ее использования». Но, тем не менее, на эту и подобную информацию ссылаются наши чиновники…

В плане действий ЕС «Противодействие наркотикам» (2000-2004гг.) предусматривается дальнейшее изучение заместительных веществ, вызывающих менее выраженную зависимость. Там говорится: «…Ограничения, связанные с использованием метадона, привели к изучению нескольких альтернативных препаратов — LAAM, бупренорфина и легального героина».

Может, будет честнее сразу назвать согражданам конечную цель заместительной терапии – легализацию наркотиков? Только дилером (а значит, убийцей) уже становится государство, получающее наркотики у западных фармацевтических гигантов.

Борьбу с наркоманией стоило бы начать с пресечения каналов поставки наркотиков в Украину. Но поговаривают, что якобы одним из условий поддержки нынешней власти Евросоюзом было обещание перекрыть на западных границах наркотрафик, который идет через Украину в Европу. И что якобы оно было, в конечном итоге, выполнено. То есть получается, что те наркотики, которые раньше шли в Европу транзитом, сейчас практически полностью оседают в нашей стране…

Наркомафия и Украина

Во времена СССР граница была непроницаемой. Когда Советский Союз распался, появились новые государственные границы, которые не имели оборудования и не были обеспечены материальными, людскими ресурсами. Тогда же большую часть опиатов начали изготавливать в Афганистане, Пакистане, а не в Юго-Восточной Азии, как раньше. Территория СНГ с 90-х годов стала транзитной.

Героин традиционно уходил в Европу. Со временем вокруг каналов переправки наркотиков возникли рынки их сбыта и продаж, которые с экономическим ростом в транзитных странах стали расширяться. Так, по словам Виктора Черкесова, директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России, с 1997 года количество изъятого в одной лишь РФ героина увеличилось в тысячу раз, а каждый год на операциях с наркотиками в России зарабатывают не менее 10 миллиардов долларов. Можно предположить, что у нас картина аналогична, учитывая количество больших городов – основных потребителей наркотиков.

Место Украины в мировом разделении наркотрафика было очерчено в выступлении бывшего генерального прокурора Геннадия Васильева на совместном заседании Совета Министров иностранных дел и Советов руководителей правоохранительных органов государств-участников СНГ в Киеве 8 апреля 2004 года. Тогда утверждалось, что представители международной наркомафии расширяют рынок сбыта наркотиков за счет стран СНГ и непосредственно Украины. За 5 лет количество наркозависимых в нашей стране выросло в 1,5 раза. Украинские ОПГ объединяются с наркосиндикатами ближнего и дальнего зарубежья, поэтому необходимо углубление международного сотрудничества в борьбе с контрабандой наркотиков в пределах СНГ.

Представители таможенных органов стран СНГ совместно с органами правопорядка начали разрабатывать единую методику таможенного осмотра транзитных грузов. Однако после «оранжевого переворота» новые власти посчитали более важной задачей не борьбу с контрабандой наркотиков, а международный розыск оппонентов. А внутри страны – не борьбу с оборотом наркотиков, а программы якобы заместительной терапии (а на деле – усиления зависимости) для новых и новых жертв наркотиков.

Корень зла

Сегодня главный мировой производитель героина – Афганистан. Четыре года назад в этой стране началась «контртеррористическая операция» США и Великобритании. Итогом которой стало вовсе не уничтожение Усамы бен Ладена или разгром «Аль-Каиды», а печальный рекорд: производство опиума осенью 2005 года здесь приблизилось к отметке 15000 тонн в год.

По данным научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, кандидата политических наук Игоря Хохлова, «в течение считанных месяцев после начала «контртеррористической операции» США и Великобритании в провинциях Нангархар, Хост, Пактия, Гильменд, Кунар, Балх, Кундуз расположились центры переработки экстрагированного опия в морфий и героин; была развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущий урожай опийного мака, организованы промышленные поставки минеральных удобрений и прекурсоров (ингредиентов для изготовления героина) с химических заводов в Пакистане».

А американские и британские вояки могут похвастаться разве что бомбежками пуштунских свадеб да многолетним незаконным содержанием в тюрьмах по всему миру мирных афганских жителей, но никак не борьбой с наркокоролями…

Почему? Ведь посевы опийного мака очень легко заметны и занимают гигантские площади. Расположение нарколабораторий известно так же хорошо, как и химических предприятий в Пакистане, поставляющих прекурсоры. В течение суток над Афганистаном пролетают пять спутников военной разведки США, которые передают на Землю визуальную информацию в режиме реального времени, а подразделения фотодешифровки обрабатывают до 20000 снимков территории этой страны, на которых отчетливо видны и маковые плантации. Но почему-то американцы их не замечают.

Почему же крупнейшая мировая держава, решительно осуждающая терроризм, безжалостная к врагам и непримиримая ко всему, что идет вразрез с «западными гуманитарными ценностями», безразлично наблюдает за тем, как под ее протекторатом рождается крупнейший в современной истории человечества наркокартель? Можно только представить, какие бы санкции и кары обрушились, например, на Россию, если бы, к примеру, в результате ввода войск в Чечню последняя за год превратилась бы в крупнейшего поставщика опия и героина на Запад. Подобные вопросы пока остаются без ответа.

В 80-90-е годы 20 века в США разразились скандалы, связанные с участием ЦРУ в торговле наркотиками. И дело не в скудости бюджета этой почтенной организации. Для некоторых «деликатных» операций невозможно было использовать официальные средства, выделяемые конгрессом. Селерино Кастилло, один из самых успешных агентов по борьбе с наркоторговлей из американского агентства DEA, в своей книге «Кокаин, контрас и нарковойна» описывает роль ЦРУ в контрабанде оружия и наркотиков, отмывании денег, пытках и убийствах.

В 80-е годы ЦРУ финансировало никарагуанских контрас по схеме: оружие в обмен на наркотики. Дело дошло до официального расследования. Из заключения комиссии сената: «Мысль о возможности финансирования военных операций контрас за счет выручки от продажи наркотиков не вызывала отторжения у лиц, ответственных за формирование американской политики в регионе». Тогда же был грандиозный скандал с «Nugan Hand Bank of Sydney». Этот «карманный банк», зарегистрированный на Каймановых островах, полностью контролировался офицерами ЦРУ (одним из консультантов банка числился бывший директор ЦРУ Уильям Колби). С помощью «Nugan Hand Bank of Sydney» ЦРУ отмывало деньги, полученные от торговли наркотиками и оружием в Индокитае.

В 1975 году на слушаниях в комиссии Рокфеллера всплыли данные об участии ЦРУ в многолетних экспериментах с наркотическими веществами, вызывающими измененные состояния сознания. Тогда психиатром Эвероном Камероном в рамках проекта «МК-ультра» проводились эксперименты по «промывке мозгов» с помощью наркотиков не только у отдельных людей, но и у целых народов. В 1946 году в работе «Границы социальной психиатрии» Камерон писал о том, что социальная психиатрия должна способствовать разработке таких методов контроля над гражданами, которые бы позволяли формировать общественное мнение, верования и образ жизни».

Не хочется когда-нибудь увидеть мир, описанный другом доктора Камерона писателем Олдосом Хаксли в своем романе «О дивный новый мир». Это общество, где удовольствия, которыми рабы вознаграждаются за свою подневольную жизнь, сводятся к употреблению наркотиков и к телевизору с трехмерным изображением и специальными стимуляторами чувственности…

В Киеве 7 мая 2005 года под красноречивыми лозунгами «Легализируй себя», «Будь свободным — будь европейцем», «Свобода начинается с тебя» прошел «Глобальный марихуановый марш свободы» в поддержку легализации «легких» наркотиков. По мнению его организаторов, подобные акции должны подтолкнуть наше общество к пониманию того, что каждый человек имеет право на «самовыражение и внутреннюю свободу». То есть право на наркотики.

Оказывается, оранжевый Майдан Украине подарил «неполную» свободу. Для полного счастья не хватает только окончательной легализации наркотиков. И метадон становится первым шагом к этому. С помощью бывших и нынешних чиновников Минздрава, а также с помощью и «с позволения» президента. Который не высоко, но в пределах барьера проходимости в Раду оценил старания Николая Полищука – «метадонового министра». Сотый номер в списке «Нашей Украины».

Дмитрий Фомичев, специально для «УК», по материалам «2000»

Читайте также: