Про «это», или особенности сексуального воспитания

Журналисту всегда хочется, чтобы его материал был дочитан до конца. В данном случае не могу не предупредить читателей: события, которые вошли в материалы уголовного дела и о которых пойдет речь, могут, как минимум, вызвать омерзение. Вечером 9 августа в полицейский участок Лода явился 14-летний Сережа (здесь и далее все имена изменены) и рассказал о том, как с ним обращаются мама Юлия и ее сожитель Виктор, появившийся в их доме более года назад. В тот же вечер полиция явилась по указанному подростком адресу и арестовала мужчину и женщину, подозреваемых в издевательствах над несовершеннолетним, а также в совершении преступлений на сексуальной почве. Правда, стражам порядка пришлось немало потрудиться, чтобы разбудить спящих в пьяном забытье 37-летнюю Юлию и 33-летнего Виктора.

Показания подростка и признание матери легли в основу обвинительного заключения, предъявленного сожителям в мировом суде Тель-Авива.

Сережа постоянно терпел издевательства от матери и ее сожителя. Последней каплей в чаше терпения подростка стали события двух дней, предшествовавших его визиту в полицию.

Проблема полового воспитания всегда была и остается актуальной, и для того, чтобы не возникали ситуации, подобные описанным ниже, необходимо освещать ее во всех, в том числе и самых неприглядных, аспектах.

***

Итак, 7 августа, примерно в 6-7 часов вечера, Виктор позвал в спальню, где находился вместе с Юлией, ее сына-подростка и усадил его на край кровати.

— Сейчас мы займемся сексом, — сказал он Сереже, — а ты будешь смотреть, как это делается. И только посмей мне уйти или вообще сдвинуться с места!..

Далее Виктор приказал Юлии раздеться донага и лечь на кровать, разделся и сам. Затем велел Сереже погладить свою мать по груди. Подросток отказался, и тогда Виктор, осыпая его бранью, силой схватил руку Сережи и стал водить ею по груди женщины. Парень сопротивлялся, пытался выдернуть руку, умолял отпустить его, но в ответ слышали только угрозы: «Убью, если сдвинешься с места! Убью, если выйдешь из комнаты!». По-прежнему крепко сжимая руку Сережи, Виктор стал водить ею по гениталиям женщины.

После этого пара занялась сексом. Подросток отвернулся. Виктор, не отрываясь от занятий, орал: «Смотри, не то изобью! Убью!..».

В данном эпизоде обвинение усмотрело бесчеловечное отношение сожителей к подростку во имя удовлетворения собственной похоти. Им предъявлены четыре статьи обвинения: «издевательство над беззащитным несовершеннолетним», «развратные действия», «последствия развратных действий», «угрозы физической расправы».

***

На следующий день мать и ее сожитель снова решили показать подростку, «как это делают взрослые». В обеденное время Виктор вновь позвал Сережу в спальню и снова, угрожая, приказал ему смотреть, как они занимаются сексом. Но на сей раз урок сексуального воспитания приобрел новые формы. Теперь Виктор решил перейти от наглядности к практике и приказал Сереже раздеться самому.

— Иначе я тебя сам раздену! – пригрозил он.

Услышав отказ, мужчина стал срывать с сопротивляющегося подростка одежду. Сереже удалось вырваться, и он побежал в сторону двери, но Виктор догнал его, схватил за голову и несколько раз ударил о шкаф. Мать тем временем принялась помогать сожителю, избивая сына.

Когда у Сережи из раны на голове показалась кровь, его отпустили, и он стремглав выбежал из спальни. Вслед ему Виктор крикнул:

— Вздумаешь пойти в полицию – убью!..

По данному эпизоду против сожителей выдвинуто, помимо тех же статей, что и в предыдущем эпизоде, также обвинение по статье «преследование».

Всего в обвинительном заключении — четыре эпизода. Помимо упомянутых, остальные два связаны с физическим насилием над несовершеннолетним. В одном случае фигурантом является только Виктор, в другом – также и мать подростка. Каждый из этих случаев «запугивания расправой наносил душевные и физические травмы несовершеннолетнему», как говорится в обвинительном заключении. Эти эпизоды обернулись для обвиняемых статьями о преследовании, нанесении телесных повреждений и угрозах.

Сразу после ареста Виктор отказывался сотрудничать со следствием, мотивируя, что это – «семейное дело». Однако, разговорившись, стал утверждать, что поначалу все члены семьи находились в салоне. Он и Юлия листали порножурналы и рассматривали «картинки с обнаженными женщинами, чтобы сравнивать, какие у них могут быть формы». Мальчик, по его признанию, только бросил взгляд на журналы, но разглядывать «картинки» отказался. Затем взрослые удалились в спальню. Мальчик явился к ним по собственной инициативе: хотел посмотреть телевизор. По словам Виктора, Юлия как-то рассказала ему, что Сережа постоянно интересовался у нее, откуда берутся дети. Вот они, взрослые, и постарались удовлетворить его любопытство.

— Его никто не заставлял смотреть, — сказал Виктор. — Да и оставался он в спальне совсем недолго. Побои, угрозы, развратные действия — этого Виктор не припоминал. Также он не мог вспомнить, что пил водку, потом — сколько выпил. Однако спиртное, по его словам, неспособно замутить ему рассудок.

И все же под напором фактов, изложенных следствием, Виктор вынужден был признаться, что велел Сереже смотреть на «сеанс секса»: «Это было только один раз. Он отказался смотреть на нас, но я ему за это ничего не сделал». Виктор также утверждал, что никогда не избивал мальчика и только однажды, когда тот не сумел сам починить велосипед, накричал на него.

Юлия не сразу, но призналась, что сын рассказал правду. По ее словам, Сережа вошел в спальню и стал смотреть телевизор. Мальчик оставался здесь около получаса, и все это время они с сожителем занимались сексом.

— Мой сын всегда и во всем со мной делится, — заявила женщина. — Он говорил, что никогда не видел, как это делается. Мы с Виктором хотели, чтобы он узнал, какие бывают отношения между мужчиной и женщиной, как рождаются дети. Я хотела всего-навсего научить его сексуальной жизни, а он не хотел учиться.

— С этой целью вы показывали сыну порнографические журналы? — спросил следователь.

— В журнале – это просто фотографии, — прозвучало в ответ. — Он должен был увидеть, как это делается по-настоящему!

— Вы с сожителем были раздетыми? – уточнил следователь.

— Смешно заниматься сексом в одежде, — отреагировала Юлия.

По поводу того, что сын касался рукой интимных частей ее тела, мать недоуменно воскликнула:

— Ну и что с того, что трогал?! Он же так скорее научится! И трогал, потому что он должен быть заинтересован в том, чтобы научиться!

Далее мать посетовала, что в свое время Сережа задавал ей много вопросов «про это». Но так как он в последнее время перестал говорить на данную тему, она стала беспокоиться, что сын не сможет встречаться с девушками.

— Я бы не хотела, чтобы он стал гомосексуалистом, потому и заставляла его смотреть на нормальный секс.

По поводу избиения сына женщина сообщила:

— Я занималась сексом и не отвлекалась, а Виктор кричал на Сережу. Уже после того я дала сыну пощечину, толкнула его в сторону шкафа — за то, что он не смотрел на нас. И Виктор его за это побил.

Мать призналась, что сожитель бил ее сына и в других случаях, когда тот не слушался.

— Почему вы захотели раздеть сына? – спросил следователь.

— Чтобы увлечь его, потому что он ничего не хотел. Но он упрям, как осел, все отдергивал мои руки.

— Кого вы больше любите, сына или сожителя? – поинтересовался следователь.

— Обоих, — ответила женщина.

Когда обвиняемым продлевали содержание под стражей, автор этого очерка отправилась в суд, чтобы по возможности познакомиться с кем-либо из близких людей этой, мягко говоря, странной пары. Возле зала суда, не решаясь войти, стояла лишь родственница Виктора.

— У нас всегда были с ним проблемы, — сказала мне женщина. — Агрессивный, неуправляемый, выпить не прочь… Но такое учудить? Я думаю, он просто был пьян до беспамятства и не соображал, что творит…

У Юлии, как выяснилось, в Израиле никого нет. А теперь не будет рядом с ней и сына: подростка взяли под свою опеку социальные службы.

— Я считаю свою подзащитную жертвой сожителя, — говорит адвокат Лиран Фридлянд. — Боясь остаться без партнера, она настолько старалась ему во всем угодить, что даже в жертву принесла сына. Окончательные выводы делать пока рано, посмотрим, что покажет психиатрическое освидетельствование.

— Есть популярная сентенция: «Мать плохому не научит». Как видим, это не всегда так, — говорит психолог Стелла Кофнер. — Допустим, из опасений за ориентацию подростка его мать на пару с сожителем руководствовалась благими намерениями. Но устроенные партнерами позорные сексуальные игрища указывают, по меньшей мере, на невежественный подход к проблемам полового воспитания. Форма «учебы», использованная сожителями, — не что иное, как «секс ради секса», вульгарный разврат, дискредитирующий саму идею полового воспитания, рассказа детям и подросткам «о взрослой жизни».

С ребенком о сексуальном здоровье необходимо говорить, и тогда он будет знать, что значит становиться взрослым. Сегодня дети в 13-15-летнем возрасте уже всё прекрасно понимают и много знают «про это»: половым воспитанием занимается окружение наших детей, интернет, телевидение. Так что думать, будто наши подростки совсем уж безграмотны в сексуальных вопросах, неверно. Важно в подростковом возрасте не допустить у детей эмоциональных срывов, психических травм, которые могут оставить глубокий след на всю жизнь.

При всей сложности и деликатности сексологических проблем родители должны своевременно и правильно отвечать на вопросы, волнующие подрастающее поколение. Половое воспитание должно быть предельно деликатным, с учетом изменений в организме в период полового созревания, а также личностных качеств подростка. Его нервная система весьма ранима, она не терпит грубого вмешательства, неуважительного отношения к внутреннему миру и переживаниям. Необходимы такт и терпение взрослых, признание ими личной жизни сына или дочери как самостоятельно существующей сферы.

Зрелища, которые вынужден был созерцать Сережа по прихоти матери и ее партнера, — развратные действия развращенных людей. Информация, преподнесенная подростку в виде «наглядного пособия», — неподобающее поведение горе-просветителей, которое может привести к нарушению психики ребенка и воспитанию у него неверных принципов в области сексуального воспитания. Подобное «половое просвещение» ниспровергает всякий естественный порядок, при котором сын должен питать почтение к матери, и является развращающим, пошлым и циничным воспитанием, наносит духовный и физический ущерб детям.

Насилие над детьми в семьях порой принимает размах, сравнимый с наркоманией и пьянством, — утверждают психологи. Сегодня в семье в отношении детей применяется несколько форм насилия одновременно: от физического и сексуального до психологического.

— Безвыходность и полная беззащитность детей при подходе «Мой ребенок — что хочу, то и делаю», потрясает, — продолжает Стелла Кофнер. — Практика подсказывает, что корни проблемы — в издержках воспитания, извращенной жизненной позиции, просто человеческой глупости, а порой речь идет и просто об отклонениях в психике.

Г.Маламант, ISRA

Читайте также: