Это не водка!

Россия переживает самую настоящую эпидемию алкогольных отравлений. По официальным данным, по состоянию на субботу отравились около пяти тысяч человек в пятнадцати регионах. Такого массового, разбросанного географически, но локализованного во времени отравления в новейшей истории еще не было. Диверсия? Теракт? Или передел бизнеса? По утверждению врачей, пострадавшие — это, как правило, бомжи, спившиеся люди, хотя встречаются и руководители строительных подразделений, инженеры, учителя. Пока власти настаивают на том, что отравления в разных регионах не связаны между собой, а их причиной послужило употребление алкогольных суррогатов, то есть паленки, технического спирта и бытовой химии.

Действительно, подобные отравления в России не редкость, а система: в год от них умирают по 30 — 40 тысяч человек. Но сейчас мы имеем дело с совершенно особым случаем. Везде — от Волгоградской области до Бурятского автономного округа и от Пскова до Белгорода — у пострадавших одинаковые симптомы и один диагноз: «токсический гепатит».

Выпившие неустановленную жидкость попадают в больницу не в первый день, а только по истечении нескольких суток с ярко выраженными признаками желтухи: желтая кожа, зуд, сильные боли в области печени, высокая температура.

Что же это за болезнь? Токсический гепатит вызывается химическими соединениями типа хлористого углерода, мышьяка или бензола, попавшими в организм. Симптомы следующие: в течение первых трех часов могут возникнуть головная боль, недомогание, заторможенность, иногда — выраженное возбуждение, в тяжелых случаях — коматозное состояние, тошнота, повторная рвота желчью, частый жидкий стул, схваткообразные боли в животе. На вторые-третьи сутки, как правило, развиваются признаки увеличения печени, болезненность при прощупывании, печеночная колика, желтуха. Затем болезнь принимает характер гриппоподобного заболевания: недомогание, озноб, ломота, повышение температуры тела до 38 — 39 градусов. Затем присоединяются желудочно-кишечные расстройства. На третьи-седьмые — развивается почечная недостаточность.

Мы обратились за комментариями к экспертам Академии химической защиты, которые пожелали остаться неизвестными, но сообщили нам следующее:

— Токсический гепатит может быть вызван только ядом, это отравление печени. Самое первое, что может прийти на ум, — четыреххлористый углерод. Спирт низкого качества может содержать альдегиды. Но эти отравляющие вещества вызывают отравления не самой тяжелой степени. То, что происходит сейчас в регионах, больше всего похоже на отравления последней, степени.

Справка

Четыреххлористый углерод (CCl4) — бесцветная жидкость со сладковатым запахом, используемая при химчистке, для растворения лаков и красок, а так же как обезжиривающее вещество. Вызывает токсический гепатит, уплотнения в печени, схожие с циррозом печени. При реакции с кислородом образует еще более токсичный газ — отравляющее вещество фосген (COCl2). Печень повреждается не столько этиловым веществом, сколько продуктами его расщепления.

— По новостям прошла информация, что в суррогатном алкоголе, вызвавшем вал отравлений, использовался спирт класса «Люкс» с добавлением полигексаметиленгуанидин гидрохлорида. Что это за вещество?

— Это дезинфектант, полимер, у которого низкий класс опасности. У пострадавших же — сильное поражение печени, которое вряд ли может быть вызвано этим видом антисептика. Спирт класса «Люкс» тоже не может содержать полигексаметиленгуанидин гидрохлорида. Он считается самым лучшим и делается из пшеницы.

Полигексаметиленгуанидин гидрохлорида сам по себе твердое вещество, в спирте он растворяется плохо. Для создания бытовой химии используется изопропиловый спирт, как и для производства дезинфектанта. Его всегда подкрашивают. А этиловый спирт, тем более класса «Люкс», в бытовой химии не используют.

Маловероятна и версия отравления метиловым спиртом, потому что при его употреблении смерть наступает очень быстро, а первый симптом — слепота. В нашем случае ничего подобного нет.

Меня смущают масштабы, количество отравленного населения, разброс пораженных регионов. Все это не говорит о точечном отравлении, как раз наоборот. Скорее всего, продукция продавалась в магазинах. Скорее всего, это была дешевая водка или, может быть, спирт, который фактически является отходом производства и имеет высокую степень опасности.

Последние данные подтверждают версию нашего источника: отравившиеся приобретали в магазинах Владимирской области именно водку, вино и портвейн «777». То есть списать абсолютно все случаи отравлений на денатурат из бочки в гараже не получается.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день? Получается, что причиной массового отравления была какая-то огромная партия спирта, которая непонятным образом разошлась практически по всей России.

Прокуратуры разных регионов тем временем возбудили уже как минимум семнадцать уголовных дел. Против кого? Против неустановленных лиц, владеющих гаражами, в которых хранилась эта продукция, против тех, кто продавал на местах спирт. Те же, кто организовал огромную поставку спиртосодержащего яда, не найдены. Во многом потому, что пока, по крайней мере официально, версия о едином источнике отравы не отрабатывается.

Зато в пятницу глава Совета Федерации Сергей Миронов публично заявил, что введение госмонополии на спирт — единственный удачный выход из кризисной ситуации. Так и сказал: госмонополия способна спасти «тысячи, если не десятки тысяч» жизней россиян. Остальное все, по его мнению, «полумеры», которые не в состоянии оградить граждан от алкогольных отравлений.

Приводились даже сводки МВД РФ о ежегодной смертности людей от употребления суррогатной алкогольной продукции. Надо сказать, что большинство сенаторов согласились с его мнением г-на Миронова, да и сам проект закона уже давно в готовом виде ожидает своего звездного часа. Только что это: попытка спасти людей от отравлений суррогатом или все же удобный повод для национализации под шумок целой отрасли? Смущает то, что случайность возникновения этого «повода» вызывает все большие сомнения. Единовременное распространение в самых разных регионах отравы, вызывающей достаточно редкое и практически неизлечимое заболевание; отравления как подпольным суррогатом, так и легально продающейся в магазинах продукцией; моментально всплывшая идея госмонополии — все это в сумме не позволяет исключить версию о целенаправленной диверсии. Вопрос о том, кто ее мог спланировать и осуществить, ставить пока преждевременно. Очевидно одно: эта версия должна быть тщательно отработана правоохранительными органами.

Юлия Мартовалиева, Новая газета

Читайте также: