Будьте бдительны! За вами – следят…

Такие люди неохотно идут на контакт, да и времени у них в обрез – работы полно. Трудятся они в поте лица, которое не могут нам приоткрыть, так как их деятельность пока вне закона. Речь идет о частных детективах. Во многих цивилизованных странах работа сыщиков легализирована. У нас вот уже лет десять не могут утвердить закон «О частной детективной деятельности», чтобы современные сыщики смогли, наконец, показать лица и работать без оглядки

С одним из киевских детективов нам посчастливилось встретиться – иначе не скажешь. На одну из станций метро, как и договаривались, пришел приятный с виду молодой мужчина и сразу же проверил меня портативным устройством на «жучки». Предложил кофе, и разговор завязался.

– Где черный плащ, костюм-тройка и шляпа? – спрашиваю сходу.

– Увы, не сегодня. Каждый день у меня новая роль – я — то простой, неприметный мужчина, то презентабельный дядька. Могу быть бомжом, могу тусовщиком – служба обязывает.

– Как же ты пришел к частному сыску?

– Жил в Днепропетровске: дело, квартира, машина, девушка – все, как полагается. В один прекрасный день меня круто подставили. Схема, согласись, знакомая, но и очень жизненная. Я пошел на второе высшее образование, преподавал единоборства. А потом, уже в Киеве, сидели как-то с товарищами на Подоле, они и предложили свести меня с частными детективами – попробовать. Сейчас в Киеве около 10 детективных агентств, сотрудников человек 100, а то и больше.

– Каким было твое первое задание?

– Контракт с отцом, который разыскивал свою дочь. Они с женой развелись, разъехались по Украине кто куда, и мать забрала дочку, запретив отцу видеться с ней. Связь прервалась, вот он и разыскивал семью. Я с заданием справился, и меня взяли.

– Обычно, знаю, детективы – бывшие сотрудники СБУ, МВД… Правда?

– Бывших в этом деле не бывает! Приходят и молодые романтики – книжек начитались, фильмов насмотрелись. Но вылетали все до единого – никакой дисциплины, спецподготовки. Я, например, тоже с силовыми структурами был связан. Идеальные детективы – это оперативные сотрудники. Их ведь готовило само государство! Один взрослый опер когда-то мне сказал: «Да, я подрабатываю частным сыском. А почему бы не заняться тем, что я умею на «отлично», да еще и за такие деньги!» Кстати, нам и сейчас нужны на работу люди с опытом работы в силовых структурах.

– Хорошо детективы получают?

– Я доволен – получаю не меньше среднестатистического начальника в Киеве.

– С чем люди к тебе обращаются?

– Часто занимаюсь личными, семейными делами. Причем бывают гениально потешные. Звонит однажды мужчина и просит проследить…

– За женой?

– Где там – за любовницей! Подозревает, что она ему изменяет. Ну что ж – слежу, раз просят. Чаще звонят женщины. И не подумай, будто дамы в возрасте – и молодые девочки лет 25 обращаются. Вот из последнего. Девушка просит проследить за парнем – есть подозрения, что он бисексуал. Буквально на первой же его встрече с лучшим другом удалось выявить, что он и вправду такой, а лучший друг – гей. Это не выдумка – и такое в жизни бывает, уж поверь. От беспокойства о молодых дочерях некоторые мамы обращаются к нам с просьбой проверить, с кем их чадо встречается. Так было с мамой молодой украинской певицы. Парня проверили, ближайший круг тоже и успокоили маму – дескать, кандидат достойный.

– Вот и скажи – разве приятно копаться в чужой личной жизни?

– Я прихожу домой, вешаю куртку в прихожей и оставляю там свою работу. Приятно, не приятно – это работа. Хотя, безусловно, мне понятны переживания, порой и боль тех людей, которым мы помогаем. Я ведь живой, простой человек: катаюсь на катере по Днепру, играю в боулинг, да и личные проблемы решаю, как все…

– Какая основная информация нужна для слежки?

– Маршруты передвижения, если на машине – марка, модель, цвет, номер. Расписание дня. Хотя бы пять фотографий, чтобы узнавать объект в разной одежде. С кем часто контактирует, его характер.

– Какие доказательства предоставляешь?

– Маршруты, по которым двигался объект. Фотосъемка. Возможно, видеосъемка. Было, женщина специально поехала в командировку, чтоб мы смогли запечатлеть, с кем ее муж и что будет в квартире делать. В таких случаях мы берем письменное согласие на установку аппаратуры – заключаем некий договор. Страхуемся, так сказать.

– А как реагируют клиенты, получая доказательства?

– Спокойно. Приходят люди, уже знающие, что их подозрения – не безосновательны. Даже женщины, получив подтверждение об измене мужа, не уходят в слезах.

– Сколько времени занимает слежка?

– В среднем, хватает недели-двух. Бывает, и меньше. Некоторые заказчики сами просят следить пару месяцев – чтоб наверняка, чтоб доказательств побольше.

– Что опыт подсказывает: люди замечают слежку?

– Еще бы, особенно на машине. Несмотря на то, что при слежке мы порой меняем машины. Бывало, водители подходили и выясняли отношения, почему мы за ними вьемся хвостом – без кулаков, но сердито.

– И что ответить в такой ситуации?

– Придумать можно всегда. Показать фотографию левой девицы, сказать: показалось мне, мол, что она с вами встречается. А я такой-сякой ревнивец, вот разузнать решил, проверить. При пешеходной слежке тоже замечают, но подходят куда реже – пытаются затеряться в толпе, а то и убежать. Стоп, о чем мы – разве настоящий детектив позволит, чтобы его заметили? Если, конечно, это не его задание. Ведь некоторые клиенты, дабы запугать кого-либо, просят следить заметно: пусть, дескать, объект видит – пусть боится.

– С кем вы не работаете?

– Если заказанный объект связан с политикой, не беремся – себе дороже. Если речь идет о криминалитете – тоже. Кроме того, стараемся не работать в серьезных учреждениях, где ведется видеонаблюдение.

– О «жучках» – краткий ликбез можно?

– Ой, да они самые разные: от размера ушка английской булавки, таблетки – до больших пластин. «Жучки» монтируют в сигареты, чтоб спрятать. Есть самоуничтожающиеся «жучки», которые просто исчезают спустя нужное время. В свободной продаже их нет, но найти можно – полно умельцев, которые этим занимаются.

– Доводилось вступать в контакт с клиентом – быть для него случайно споткнувшимся прохожим?

– Редко. Если тот самый «жучок» нужно на ходу подвесить, тогда приходится. Подойдешь, время узнаешь, подкуришь, в общественном транспорте наткнешься.

– Офисы на «жучки» проверяете?

– А, это известная услуга. Цена зависит от площади помещения и уровня проверки. Просят проверить автомобили – авось и там кто-то шпионит.

– Какие заказы еще попадаются?

– Проверяем на порядочность компании, с которыми собираются сотрудничать наши клиенты. Банковские счета, какими деньгами компания располагает, нет ли у кого связей с криминалом, кто числится в сотрудниках.

– Должников доводится искать?

– Еще бы. Вот только деньги методами начала 90-х мы не выбиваем – клиент сам разбирается с должником.

– Мелкие заказы бывают – найти дорогущий мобильный телефон, например?

– Просили найти ребят, которые вытащили деньги. Мы этих карманников, как оказалось, залетных в Киеве, нашли. Деньги они не вернули. Заказчик предоплаты не сделал – поработали даром. отныне такие заказы мы не берем. Разве что речь идет о знакомых, близких.

– А близкие знают, чем ты занимаешься?

– Ни родственники, ни девушка. Зачем?

– Не возникало соблазна проверить друзей-знакомых, проследить, подслушать?

– Никогда!!! Им я доверяю абсолютно.

– К слову, что у тебя в трудовой книжке написано?

– Говорить обязательно? Занимаюсь охранной деятельностью – остальное конфиденциально.

– А документы при себе?

– Никогда.

– Сколько стоит твоя работа?

– Это зависит от многих факторов – с охраной объект или без, насколько сложно к нему подобраться, но день слежки – по минимуму – $50. В среднем, цены по Киеву $200–300 в сутки. Сбор информации – от $100–200.

Евгения Даниленко, Газета по-киевски

Читайте также: