Уловки и ухищрения устроителей похорон… умирать не хочется

Дурят, везде дурят, куда ни сунься. И если в процессе жизнедеятельности можно еще увильнуть, прошмыгнуть мимо расставленных для ротозеев коммерческих силков, уберечь свои финансы от сладких романсов бизнес-зазывал, не поддаться на их трюки и увещевания, то уж после смерти — прямая дорога. Зная, как могут «обработать» скорбящих, погруженных в свое горе родных … и умирать не хочется. Обберут ведь до нитки, карманы наизнанку вывернут. А они, бедолаги, все стерпят, все отдадут в своем стремлении достойно проводить в последний путь, воздать последние почести. Выполнить, так сказать, прощальный ритуал. Пусть даже ритуал этот уж больно на грабеж смахивает…

Горе-вестники

Эту историю мы услышали от женщины, недавно похоронившей мужа. Назовем ее просто — Людмила (данные имеются в редакции). По ее словам, в связи со смертью супруга ей довелось пережить два сильнейших потрясения, собственно, от самой потери близкого человека и от последовавших за тем действий со стороны ритуальных агентств. Однако позволим читателям самим сделать выводы. Итак, рассказывает жительница Запорожья, Людмила:

— Когда мой муж попал в больницу с повторным инсультом, врачи сказали готовиться к худшему. Восемь суток он провел в реанимации в состоянии комы. А на девятый день ему стало еще хуже. Утром мы, как обычно, передали лекарства, выписанные врачом. А ближе к обеду нам домой позвонили… Звонивший представился — «из ритуального агентства» и поинтересовался — кем мне приходится такой-то гражданин. Мужем — отвечаю. Так вот, сообщает тот, ваш супруг умер. И тут же, не давая мне опомниться, начинает предлагать свои похоронные услуги. Я в полном смятении, ничего не могу понять, и, в первую очередь, почему известие о смерти мужа поступает от ритуальщиков, а не от медработников. Тем временем, представители второго похоронбюро уже стучат в двери.

Я будто сквозь пелену прошу дочь — пойди, скажи, что мы отказываемся от их услуг. Кладу трубку. Тут такое горе, что говорить не в силах, голова кругом идет, а они окружили со всех сторон, галдят, каждый на себя тянет. Противно… Перезваниваю в реанимацию. Да, он умер, подтверждают там, минут сорок назад. Я в слезы — почему вы семье не сообщили, почему ритуальная служба узнала раньше, чем родственники. Связь оборвалась…

Пока мы с дочерью ездили за справкой в больницу, звонит моя внучка, которая осталась одна дома, плачет — бабушка, скорей возвращайся, тут из морга пришли, в дверь стучат, я боюсь. Видимо, опять ритуальщики решили счастья попытать, думаю. Только прибегаю домой, раздается звонок. Звонят из очередной похоронной конторы с тем же предложением. И на этот раз я поддалась на уговоры. Предложение показалось более приемлемым или ситуация? …Словом, на следующий день мы пришли в офис этой фирмы, измученные, после бессонной ночи, выбрали необходимые услуги. Представитель агентства записала их себе, вывела общую стоимость, вычла пособие в размере двойной пенсии мужа, которое выплачивается в таких случаях как помощь на погребение, и сказала, что впоследствии нам нужно будет доплатить гривен четыреста. С тем мы и ушли, никакого документа нам не выдали. Потом она несколько раз звонила в течение дня, (хоть и обещают — не беспокоить), говорила, что переписывала справку в больнице, намекала, что понесла расходы. Затем оказалось, что разрешение сельсовета на погребение обошлось не в 25 — 30 грн, как утверждалось первоначально, а в несколько раз дороже. Таким образом, видимо, подводилась почва для последующего завышения счета.

В итоге, во время похорон, когда гроб с телом моего мужа уже загрузили в катафалк, чтобы везти на кладбище, ко мне подошел какой-то парень, показал мятый листок, на котором было что-то нацарапано карандашом, и заявил, дескать, вы должны 1112 грн. Я обомлела — как же так, мне говорили четыреста. Ничего не знаю, — настаивал он, тыкая в помятый листок, — вот здесь все написано. Ну, не стану же я разбираться в такой момент, не время и не место решать материальные вопросы, надо на кладбище ехать. Сбегала домой, принесла деньги. При этом мне даже в голову не пришло потребовать у него какую-либо расписку или квитанцию. Наверное, на это и делается расчет в подобных случаях.

Позже, уже на кладбище, подошел другой молодой человек из похоронной команды и потребовал рассчитаться за копку могилы. Я ответила, что сполна расплатилась со «старшим». Хотя, если бы вовремя не сообразила, с меня без всякого зазрения совести взяли бы «по второму кругу». И это еще не все… Например, мы заказывали «Икарус», большой мягкий автобус, а прислали какую-то развалюху. И крест привезли не тот, что мы оплатили, а в два раза дешевле. Даже платочков и тех недодали. После похорон я пыталась дозвониться той даме из агентства, но так ее и не застала. Теперь я, конечно, понимаю, что не смогу предъявить никаких претензий, ведь у меня нет ни одного подтверждающего документа. Понимаю, что сама виновата, «прошляпила», но в такой ситуации тяжело сохранять спокойствие и здравомыслие. Ведь близкие умирают не каждый день. А кто-то именно на том и наживается…

«Момент истины»

Из любопытства мы посетили данное похоронное агентство. «Ритуал» — бесхитростно гласила вывеска на одном из жилых домов в самом центре города. Это лишь один из нескольких офисов фирмы. Роскошное помещение, торжественная, даже помпезная обстановка. «Потенциальных клиентов» встретил единственный работник, видимо, оставленный в качестве дежурного. Собственно, нас интересовала лишь информация — что, почем, на каких условиях. По ходу мы узнали, что все «отношения» оформляются документально и получили визитку некой госпожи Ж. С. (той самой, с которой имела дело Людмила).

Кстати, на визитке не указывалась ни должность, ни фамилия госпожи. Только имя и отчество. Судя по всему, для одних похорон и этого достаточно? Мы позвонили по упомянутому телефону. Бойкая дама на другом конце провода с первых слов «взяла быка за рога». «Почему вы сразу ко мне не пришли?», — напористо осведомилась она. И тут же смягчила тон: «я бы вам все подробно объяснила». «Вы вполне можете сделать это и по телефону», — парировали мы.

И задали интересующий нас вопрос — каким образом производится оплата погребальных услуг? Ответ — можно уложиться в размеры пособия, то есть двух пенсий усопшего, даже минимальных. Если же этого не хватит, тогда разница погашается наличными. Когда? В момент похорон. Дескать, к вам подойдет бригадир, которому вы и отдадите оставшуюся сумму. (Ага, и квитанцию, разумеется, он тоже выдаст). Только почему бы все расчеты ни произвести в офисе, при оформлении заказа, или хотя бы до похорон?

Почему столь щекотливые, финансовые вопросы нужно решать именно в самый пиковый момент? Обстановка, что ли, располагает? Или, может, более подходящего случая не представится? Действительно, ни один убитый горем, скорбящий человек, не станет сверять цифры, придираться к расчетам или спорить. Он просто скорбно заплатит свою скорбную дань… бизнесменам. И последние об этом прекрасно осведомлены. И умело этим пользуются. Извлекают выгоду. А чего ж не извлечь? Это такой же бизнес, как и все остальные…

Агенты и «информаторы»

Такое положение вещей мы попросили прокомментировать начальника специализированного коммунального предприятия «Запорожская ритуальная служба» Александра Нариженко:

— Не совсем адекватная ситуация, сложившаяся в настоящее время на рынке ритуальных услуг, вызвана несколькими факторами. Главный из них — конкуренция. Сегодня в нашем городе существует порядка 24 субъектов предпринимательской деятельности (имеются ввиду ритуальщики — «легалы», состоящие в договорных отношениях с коммунальным предприятием), при этом количество покойников колеблется от 20 до 30 в сутки. Бывают моменты, когда не всем субъектам хватает работы. Поэтому в погоне за клиентом они не гнушаются ничем.

Прежде всего, чтобы найти клиента, необходимо получить сведения о покойнике. Здесь источниками информации выступают милиция, «скорая помощь», а также лечебные учреждения. Стоимость сообщения об одном покойнике, воплотившегося в заказ, доходит до 400 грн. Но эти деньги фирма достает не из своего кармана… Сумма, выплачиваемая «информатору», завуалированно закладывается в стоимость услуг, предоставляемых клиенту.

— То есть, «ритуальные» расценки никак не регулируются?

— Регулируемые (горисполкомом) тарифы установлены лишь на отдельные виды услуг — копка могилы, стоимость оформления свидетельства о смерти, установка намогильных сооружений и стоимость свидетельства о погребении. Для нашей ритуальной службы они являются обязательными, для частников — согласовательными. В остальной части — это продукт индивидуального творчества каждого субъекта. К тому же, иногда в счета закладываются надуманные, «высосанные из пальца» услуги, чтобы обеспечить 100-процентную прибыль и «окупить» содержание «информаторов».

К слову, информация о смерти относится к разряду конфиденциальной. И те источники, которые ее «сливают», идут на нарушение закона, как, впрочем, и те, кто заказывает и оплачивает это нарушение.

— Как избежать недобросовестных ритуальщиков? И как вообще разобраться на рынке столь специфических услуг?

— Рекомендация № 1 — с осторожностью реагировать на предложения, поступающие незамедлительно после констатации смерти. Помните, быстрее, не значит, лучше. Учитывайте, каким образом получена эта информация и, главное, за чей счет она будет оплачена. Желательно, если вы сами придете к ритуальщику, а не ритуальщик к вам. Кстати, на базе нашего предприятия собраны сведения обо всех субъектах, действующих в данной сфере, имеется специальный информационный стенд. Каждый человек может прийти, получить информацию, сделать выбор и заключить договор. Есть еще деятели, с которыми мы разорвали отношения, с ними лучше дела вообще не иметь. Они хоронят не на тех кладбищах, которые состоят на балансе нашего коммунального предприятия (9 городских кладбищ), а на бесхозных или так называемых церковных кладбищах. (Список таковых субъектов имеется в РАГСе на Гоголя, 38).

Рекомендация № 2 — необходимо сразу оговаривать льготы, положенные определенной категории умерших, и вопросы, связанные с местом захоронения. Льготы у нас предоставляются участникам боевых действий и ветеранам ВОВ. Государство на их захоронение компенсирует порядка 1200 грн. К сожалению, частники далеко не всегда сообщают клиентам о такой возможности. Часто людям не объясняют, какие права они имеют при выделении мест для погребения. Так, произвести захоронение к ранее умершему родственнику, можно лишь в том случае, если у вас имеется оригинал свидетельства о смерти ранее умершего. Это дает право захоронить либо могила в могилу (спустя 10 — 12 лет), либо рядом, при наличии брони. Вопросы «резервирования» тоже надо оговаривать заранее.

— Какие документы должны выдаваться клиенту и как производится оплата?

— В обязательном порядке клиенту должен выдаваться договор-заказ с перечнем всех предоставляемых ему услуг и указанием их стоимости, печатью и реквизитами, а также платежный документ (квитанция, счет), подтверждающий факт оплаты этих услуг. Расчет производится по договоренности сторон. Мы, например, взимаем оплату сразу, при заключении договора, когда человек определится по всем параметрам, и сразу же, на месте, выдаем квитанцию. И «сверх того» больше ничего не берется. Но сколько субъектов — столько и мнений…

Запорожье, Новое время

Читайте также: