Как мы «раздевали» Израиль

Среди всех эмиграций в Израиль самой яркой по праву считается волна 90-х годов, «колбасная алия», как ее называют в Израиле. Постперестроечные Гарики и Марики, обладатели кожаных курток,спортивных штанов и новеньких «жигулей», заработав деньги в первых кооперативах, устремились на Запад, справедливо полагая, «что так долго хорошо быть не может » и за наступившим послаблением неминуемо наступит «затягивание гаек». Но Запад оказался не готов к такому количеству «узников совести» и, захлебнувшись этой волной через несколько лет, плавно перевел нарастающий поток в Израиль. Большинство из приехавших с начала 90-го года попали не совсем туда, куда хотели. Вместо кока-колы, Лас-Вегаса и негритянского джаза они получили восточную страну с непонятным языком, чуждыми традициями и машинами неизвестной по тем годам марки «Субару».Почувствовать себя дома, на Родине, как-то не получалось.

Справедливо ощущая себя обманутыми, некоторые решили «свалить» оттуда при первой возможности. Но сперва немного «прокрутиться». Размеренная, как бег верблюда, страна оказалась не готова к ведению бизнеса «по-советски» и для начала старалась не замечать «шалостей» новых репатриантов.

Здесь разум пейсами порос

И так они густы,

Что мысли светят сквозь волос

Как жопа сквозь кусты

(Игорь ГУБЕРМАН, классик XXI века)

Первый удар приняла на себя банковская система. Оказалось, что в Израиле можно иметь на счету в банке не только плюс, но и минус, и это было нормально. То есть, не имея на счету денег и освоив операцию правильного заполнения чековой книжки, можно было пойти в магазин и купить какую-то вещь, расплатившись за нее чеком. Если минус на счету оказывался слишком большим, банк отказывал в оплате чека и такой чек без денежного покрытия возвращался владельцу. Вмиг магазины оказались забиты чеками без покрытия. И если сети крупных магазинов решали эти проблемы через свои юридические службы, то частные магазинчики просто отказывались принимать к оплате чеки, не позвонив в банк и не проверив наличие денег на счету.

Следующий удар приняли на себя братья наши меньшие — арабы. О,это сладкое слово — суббота. Еврейский выходной. Все еврейские магазины закрыты, банки тоже. Звонить некуда. Вперед к арабам, в Назарет ( он же Нацерет). Многие продавцы в арабских магазинах в свое время заканчивали московские и киевские вузы, коряво говорили по-русски и благосклонно относились к «не совсем израильтянам» и их чекам, проверить которые по субботам было невозможно. Жадность делала свое дело. И если большую вещь они предлагали доставить на следующий день, заодно сняв деньги со счета, то какую-то мелочь, типа электрофена или соковыжималки, вполне можно было забрать сразу. Бесплатно!

Но вскоре пал и этот бастион. Чек, как платежная система между частными лицами в Израиле практически перестал существовать. Рухнул одновременно с горбачевским режимом летом 91-го. Пождождав, пока страсти улеглись, отдельные светлые головы вновь стали разыгрывать эту карту, добавив в партию немного изящества и знания психологии. Если ювелиры с улицы Алленби у вас никогда не возьмут чек даже за самое тоненькое колечко ( мотив ваших действий лежит на поверхности), то респектабельные отели, завидев хорошо одетого клиента, не откажутся принять такой способ оплаты за недельный отдых. И уж точно не побегут с этим чеком сразу в банк.

У большого хозяйства и других дел хватает. Чеки от клиентов, расчет с турфирмами, оплата прачечных, продуктовых складов, телефонных услуг и прочие банковские поручения осуществляются примерно раз в неделю. К тому же казалось бы и кинуть не на что. Но это только на первый взгляд. Через день-другой отдыха клиент пишет заявление управляющему гостиницей, что по делам бизнеса вынужден прервать чудесный отдых и просит высчитать реально проведенное время и неустойку за преждевременный съезд. Остаток суммы возвращается ему чеком ( но уже гостиничным: Амбасадор, Хилтон или Кинг Дэвид)!

Разница состоит в том, что гостиничный чек обналичивается всегда. День проживания в гостинице, в «бюджетном» номере стоит 150 — 200 $. А «бизнесмен», как потом окажется», жил» одновременно в 4-5 гостиницах.

Получить кредитную карту в Израиле оказалось сложнее. Но наши справились и с этим. Банковский клерк никогда не оформит вам кредитную карту только на основании какого-то количества денег у вас на счету. Ему важнее стабильность ваших доходов. Если у вас на счету ноль, но ежемесячно вы получаете зарплату в 5000 шекелей, «кредит кард» вы получите наверняка. Осталось найти работу и получить, как минимум, три зарплаты на свой банковский счёт (наличкой как-то не принято) . Для решения этой проблемы был проверенный способ: каждый работающий в Израиле получает помимо денег еще и ведомость , которая и является подтверждением получения зарплаты и удержания налогов. Называется она «тлуш маскорэт» (ударение на «о») и представляет собой простенькую табличку, распечатанную на компьютере с печатью фирмы. Для «дела» нужен компьютер с принтером (есть у каждого школьника), наборная печать типа «TRODAT» и мобильный телефон с номером, указанным на печати ( на всякий случай ответить, если в банке захотят проверить). «Зарплату» можно положить на свой счет чеком от друга Васи или Фимы. А потом снять эти деньги и вернуть ему. Главное, чтобы совпали сумма и дата получения денег. После «получения» трех зарплат, можно отправляться заказывать «VISA», прихватив с собой ведомости зарплаты. Заказали… Получили!

И вот теперь для вас открываются «сказочные» перспективы быстрого обогащения.

Обычно размер кредита на вашей карточке оговаривался в банке и равнялся примерно вашей зарплате. То есть в течение месяца вы могли набрать товаров и услуг на столько, чтобы ваша зарплата их перекрыла. Банк гарантирует продавцу выплату денег (чего нет при расчетах чеками), но обязательно проконтролирует количество потраченных вами денег перед ожидаемой зарплатой. И сделает это несколько раз в месяц. А если вы превысили кредит, то может временно заблокировать вашу карту. Поэтому времени у вас — от проверки до проверки. Быстро набрать побольше ликвидного барахла и спихнуть его за полцены. Нужно приготовиться к этому заранее: например, поспрашивать у знакомых, чего бы они купили по дешевке. Жажда купить на шару обычно побеждала моральные принципы. Стиральные машины, телевизоры, видеокамеры, магнитолы… Не брезговали даже продуктами в супермаркетах.

Отдельным индивидуумам удавалось за неделю набрать до 50 000 $, включая билет из Израиля в одну сторону. Говорили, что грузинские евреи, которые держали ювелирные магазины в Хайфе в районе улиц Герцель и Нордау, просто оформляли покупку дорогого колье или перстня у них в магазине, и на месте выдавали вам половину наличными. Обоюдная выгода, и бегать никуда не надо.

Главное, вовремя улететь или уплыть. Большого скандала за этим не следовало. То ли банки боялись потерять доверие клиентов, то ли суммы для подачи в международный розыск были смешными. Во всяком случае для тех, кто уезжал навсегда, последствий не было. В начале 90-х уезжали в ЮАР, потом подавляющее большинство поехало в Германию и Канаду.

Угоны машин

Этот вид преступлений в Израиле практически отсутствовал. До 90-х годов. Все дело было в геополитике. Маленькая страна представляет собой «каменый мешок» : по всем границам — одни арабы, куда сам по доброй воле не сунешься. Угнать машину, чтобы разобрать ее на запчасти или вывезти на палестинские территории — если такие случаи имели место, то они были единичными. Полиция не сталкивалась с угонами и потому не имела практики поиска угнанных машин. Но все когда-то происходит впервые.

Купил как-то машину один хороший человек и плохой водитель в одном лице. По бедности сделал какую-то невыгодную страховку. Потом машину разбил. Здоровался с красивой соседкой на ходу, и врезался в мусорный контейнер. Как раз в день своего рождения. А среди приглашенных гостей оказался страховой агент. Как всегда, случайно. Посмотрел он на машину, почитал страховой полис, и… огорчил именинника: мол, ничего тебе не возместят. Франшиза у тебя большая ( часть ущерба, которую выплачивает сам водитель). Как раз франшиза и покроет ремонт. Вот если бы ущерб побольше был… Тогда… Посидели еще гости, выпили. А к концу вечера вышел именинник к машине с топориком и стал ее добивать, чтобы назавтра ущерб поприличней выглядел. Фары поразбивал, капот «доделал».

На шум дровосека выглянули гости. Страховой агент и говорит: » Что ж ты делаешь, пьяная голова! Свою долю за ремонт ты всё равно заплатишь. Вот если бы у тебя угнали машину и не нашли, тогда получил бы полную стоимость».

Машина в ту же ночь была отогнана на соседнюю улицу и накрыта чехлом. А на утро объявлена в розыск. Всем, высказывающим соболезнование по поводу угона машины, «дровосек» отвечал: «Лучше поздравьте. Не найдут, уплатят деньги». Машину не нашли. Точнее нашли, но когда в угоне числилось еще полдесятка, и некоторые «ограбленные» уже на новых машинах ездили. Доказать, конечно, ничего не смогли. Машины перешли в собственность страховых компаний, были отремонтированы и переданы в фирму аренды автомобилей.

Не успела утихнуть эта история, как одна не очень богатая и не очень умная семья молодоженов, бывшие жители Черновцов, купили в кредит машину Рено 19. Модель посредственная, но из-за тюнинга, опций и комплектации, стоила как BMW. В машине было всё: «кожа… рожа»… Не хватало только денег на погашение кредита. И когда стало совсем невмоготу выплачивать эту бестолковую покупку, решили молодожены инсцинировать форс-мажор. Отогнали машину на безлюдный пляж, облили бензином и сожгли.

Сгорела мечта среднестатистического француза очень быстро. А в полицию легло заявление: мол, гуляли по берегу, бродили. А машина возьми и загорись. Жарко у вас тут для европейских машин, дорогие товарищи евреи. Дело передали в страховую компанию, а там очень шумно не поверили в самовозгорание почти новой машины. За 18 лет существования компании, это был, оказывается, первый случай. Пригласили эксперта, дедушку, который еще «коктейли Молотова» замешивал. Он только глянул на обгоревший кузов: поджог! И пояснил: » Если машина возгорается из-за неисправного аккумулятора или утечки бензина, допустим, то огонь начинается снизу или изнутри. Салон машины как бы распирает жаром и крыша деформируется наружу. Если облить машину снаружи и поджечь, крыша прогнется вовнутрь. Посмотрите, как у этой крыша провалена. Поджог! Предложили молодым пройти проверку на детекторе лжи в полиции. Они — в отказ: мы не виноваты, а значит неподсудны и вне подозрений (вот что значит советская закалка). Хотя все знакомые и незнакомые на улицах обсуждали, как Алик с Маринкой машину спалили. Пришлось опять закрыть глаза на «шалости» наших людей и предложить мировое соглашение: определить как поджог по неосторожности. Деньги не выплачивают, но и не привлекают к ответственности за попытку мошенничества. Пришлось соглашаться. Долго еще на городской свалке стоял этот памятник человеческой глупости.

А. Гицин, специально для «УК»

Читайте также: