Внимание на циферблат. О буднях госохраны — от «девятки» до наших дней

Телохранители президентов рассказали, как спасали Горбачева от дипломата-«террориста», благодаря чему удалось избежать кровопролития в Украине во время путча, и чем вооружались недоброжелатели Ющенко.

9 октября – День ветерана — единственный день, когда бывшие сотрудники спецслужб собираются вместе. «Профилю» предложили пообщаться с теми, кто берег самое дорогое страны – секретарей ЦК, а позже президентов. Какой журналист откажется от общения с некогда засекреченными людьми.

Наш разговор с офицерами запаса начался довольно неожиданно – с обсуждения книги Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката». (Генерал-лейтенант Коржаков возглавлял кремлевскую охрану при Ельцине. – «Профиль».)

«Он был допущен в святая святых человека – его семью, и так гнусно этим воспользовался», – возмущался Николай Худолей. Николай охранял vip-чиновников с 1970-го по 1995 год. Он – последний комендант Верховного Совета УССР и первый комендант Верховной Рады Украины. «Ельцин все-таки был всенародно избранным президентом, хотя и оставался при этом человеком со своими слабостями. Не стоит так низко падать, чтобы заработать какие-то дивиденды», – полностью поддержал коллегу Василий Вакуленко.

Вакуленко пришел в девятый отдел КГБ (охрана первых лиц государства) в 1969 году сержантом, начинал постовым в Кабмине УССР. А увольнялся в 1995-м уже генерал-майором, начальником службы безопасности первого президента. В общем, офицеры всячески давали мне понять, что разглашать тайны своих подопечных не намерены. Во время резкой смены ценностей и ориентиров, когда страны, которой ты присягал, вдруг не стало, им оставалось только быть верными тем, кому они обещали защиту. Они до сих пор им верны. За все время разговора – ни одного лишнего слова о бывших подопечных.

Дорогой Брежнев и многоуважаемый Щербицкий

Начинали свою службу будущие офицеры еще при Брежневе. Больше всего им запомнилась охота в Залесье. Рассказывают, что vip-охота всегда отличалась от обычной. По периметру леса – вышки под номерами, напротив вышек – кормушки для зверей. В общем, дичь бежала на ловца, а ловец был вооружен ружьем с оптическим прицелом. Так что даже стареющий генералиссимус не промахнулся.

Больше всего слов восхищения и уважения из уст телохранителей в отставке прозвучало в адрес Щербицкого. «Я проработал с Владимиром Щербицким всего полтора года, жалею, что не получилось дольше, – вспоминает генерал-майор Вакуленко. – Он такого же возраста, как мой отец, и относился ко мне по-отечески хорошо. Очень интеллигентный человек – никогда не кричал, не матерился, много читал. Каждый вечер после работы любил часик прогуляться.

Мы с ним обсуждали разные события, он любил театр, болел за «Динамо». Поэтому каждый раз после матча спрашивал меня: какой счет? Проверял, смотрю ли я тоже футбол. Конечно, спрашивал и о моих близких. Настоящий мужик. Уходя на пенсию, ни дачи, ни машины не припас». «Глыба, величина», – резюмировал все вышесказанное Николай Гач, старший офицер безопасности президента в отставке.

Недисциплинированный Горбачев

Первый президент СССР впечатлил охрану своей беспечностью. Любил Михаил Сергеевич остановить кортеж, где ему вздумается, выйти и общаться с народом. В таких условиях охране было очень сложно обеспечивать его безопасность. «Во время одного из своих визитов в Киев Горбачев вышел на Бессарабской площади. Спустя несколько минут после общения с народом из толпы полетел дипломат и упал прямо за спиной его охраны», – делится свидетель событий генерал-лейтенант Александр Бирсан. (Он отслужил 14 лет, возглавлял Управление госохраны, пять лет – спецподразделение СБУ «Альфа».

Сейчас – первый заместитель председателя Национального агентства Евро-2012.) «Один из наших сотрудников схватил дипломат, побежал и бросил его под служебный микроавтобус. Он думал, что там взрывчатка, в таком случае основную взрывную волну на себя принял бы микроавтобус. К счастью, в брошенном дипломате оказалась всего лишь жалоба некоего гражданина на представителей власти».

Смутное время путча

Но самое напряженное время пережили все без исключения спецслужбы в период с 1990-го по 1991 год. ГКЧП, развал Союза, провозглашение независимости Украины – толпы протестующих.

«В 1991 году Верховная Рада принимает решение о запрете Коммунистической партии. Решают опечатать здание ЦК Компартии. У стен ЦК собралась толпа – народ был готов штурмовать здание», – рассказывает о дне, когда могла пролиться кровь, Николай Худолей. «Полковник Виноградов – на то время замначальника девятой службы КГБ УССР два часа беседовал с толпой, пока в Киевсовете не назначили комиссию, опечатавшую оплот коммунистов.

Такое умение удержать внимание – высший пилотаж сотрудника спецслужб. Тогда была всего одна рота «Беркута», поэтому нужно было уметь договариваться. Я в то время был комендантом Верховного Совета. Помню, прибыл один генерал-майор, говорит, мол, нужно выводить боевую технику. Я его завел в кабинет. Спрашиваю: у тебя есть приказ? Приказа не было. Я тогда говорю: ты думаешь, что ты делаешь? Давай подождем до утра. А к утру ГКЧП закончился».

Первый президент Украины тоже заставил понервничать. Во время ноябрьской 1991 года предвыборной кампании в Харькове, когда Кравчук встречался с избирателями, его личный телохранитель в толпе получил ножевое ранение. «Я тогда был руководителем личной охраны, – говорит Василий Вакуленко. – Помню, когда мы приехали в горадминистрацию, этот парень вышел из машины весь в крови. Ранение не было проникающим, нож прошел по кобуре и ребрам».

Бывали и казусы. Офицеры вспоминают, как толпа протестующих требовала выхода одного из чиновников Кабмина. Тот, в свою очередь, не был готов к диалогу с народом. Выручил один из сотрудников госохраны. Вышел и говорит: «Ребята, отойдите, тут сейчас с крыши снег будут сбрасывать». Собравшиеся послушно отступили. А ведь на дворе был август. Чиновник успел сесть в машину и уехать.

На Ющенко – «с топором и шампуром»

Третий президент Украины запомнился представителям госохраны удивительными находками. «Во время книжной выставки во Львове один из посетителей нес под курткой восемь шампуров, замотанных в газету», – рассказывает о том, с чем пытались приблизиться к президенту граждане, Александр Бирсан. Но больше всего таких сюрпризов попадалось охране во дворце культуры «Украина». Когда в зале присутствовал президент, зрителей, естественно, проверяли. «Мы находили газовые баллончики, переделанные пистолеты, цепи, два топора, бутылку с бензином. За одно мероприятие изымали от 15 до 40 предметов, которые можно было использовать в террористических целях», – утверждает Александр.

По словам телохранителей, от того, что девятая служба КГБ УССР с распадом Союза превратилась в Управление госохраны, критерии отбора новобранцев и задачи не изменились. Пробежать три километра за 10 минут, 15 раз отжаться на брусьях, 15 раз подтянуться на турнике. Вот только кандидаты сейчас хилые. «Некоторые и пять раз отжаться не могут. Приходится давать им три месяца на улучшение физической подготовки», – сетует генерал-майор Вакуленко. Тех, кто таки осилит эти нормативы и поступит в Управление государственной охраны, научат рукопашному бою и посвятят в особенности психологии толпы.

«Наблюдая за собравшимися, сначала смотришь поверх толпы, в поиске торчащих предметов, потом обращаешь внимание на руки и, естественно, смотришь на лица. Для отработки навыков мгновенного реагирования на угрозу есть специальные тренажеры – движущиеся мишени, у троих из 10 фигур в руках нечто опасное, и нужно не пальнуть в невинных людей», – рассказывает г-н Вакуленко.

Так что, если вы оказались возле решившего выйти в народ высокопоставленного чиновника и у вас в руке сверток, можете не сомневаться – за вами наблюдают. А если еще и решили подойти ближе – за вами идут. «Внимание на три часа», – шепнут телохранителю коллеги в наушник, если вы приближаетесь справа. У охранных спецслужб есть свой, особый язык общения. Каждый телохранитель, находясь на боевом посту, представляет себя стоящим посреди циферблата. И если коллега говорит: «Внимание на 12», – значит, опасность прямо напротив, а если предупреждает: «Внимание на шесть», – предполагаемая угроза сзади. При этом вы, возможно, никогда и не узнаете, что ваша селедка в газете привлекла внимание президентской охраны. Если телохранители сами не расскажут об этом… 25 лет спустя.

Наталья Конова, Профиль

Читайте также: