Пир вербовщика. Как на выставках вооружений работают разведчики

Для разведчиков международные выставки – любимое место работы. Но если шпионы политической линии ходят на любые показы, где только можно познакомиться с важными персонами, то авиасалоны и выставки вооружений – хлеб военной разведки.

Встреча на спецпляже

Александра Константиновича обозреватель «АН» ожидал скорее увидеть в Абу-Даби, Индии, Чили или любой из других 13 стран, где проходят крупнейшие выставки вооружений. Но встретились на черноморском спецпляже ведомственного санатория, за КПП которого стоит памятник Дзержинскому. Генерал склонился над первой страницей «Аргументов неделi». Пришлось отрывать его от чтения статьи.

– Сколько лет, сколько зим, – отозвался Александр Константинович. – Тоже в отпуске?

Я неопределённо пожал плечами. А генерал показал на огромное электронное табло у пирса. На нём значилось: температура воздуха +25, воды +18.

– Конец бархатного сезона удался, а то совсем осатанели от дождей, – завёл он светский разговор о погоде. Но потом, заметив в моих руках книгу, поинтересовался:

– Что почитываем?

Я показал обложку. Генерал скривился, как от зубной боли:

– «Аквариум» Суворова?! Но это же ненаучная фантастика. Сплошные вымыслы предателя.

– Зато какая реклама Главному разведывательному управлению! За это Резуна-Суворова награждать надо, а не смертный приговор ему подписывать, – признаюсь, мне ещё с давних пор нравилось подначивать Александра Константиновича.

И генерал завёлся:

– Да там же ни слова правды. Могу доказать на любом эпизоде.

Обозреватель «АН» мигом подкинул наживку:

– Вот он здорово пишет о вербовках на выставках. Особенно мне понравилось про «демонстрационный чемоданчик».

Александр Константинович снисходительно посмотрел на меня:

– «Дипломат» с двойным дном и зеркалами, где пачки долларов визуально утраиваются?

Мне оставалось только кивнуть. А генерал презрительно цедил:

– Дешёвый трюк для кино. Ни одна бухгалтерия не даст столько наличных для демонстрации. Тем более сейчас на Западе у всех пластиковые карточки и больше двадцатки в портмоне никто не носит. Это только русские в кошельке доллары и евро таскают. Помните случай в Париже?

Даже загар не смог скрыть, что я покраснел. Генерал не забыл, как ваш покорный слуга обмишурился после банкета в честь закрытия выставки сухопутных вооружений во Франции. После приёма я не сел в машину вместе со всеми, а решил пройтись по вечернему Парижу пешком. И занесла меня нелёгкая в арабский квартал возле центрального вокзала. Когда стемнело, я оказался в окружении двух десятков подростков. Всё произошло в течение трёх секунд: нож с боку, удар ребром ладони по карману, и мой кошелёк с двумя сотнями евро падает на землю. Чьей добычей он стал, я не успел даже заметить. Толпа арабчат мигом рассеялась.

Пришлось признать, что счёт по подколкам не в мою пользу. И я перевёл разговор на любимую тему генерала – ракеты. Тогда, на выставке в Ле Бурже, он много рассказывал о нашем «Искандере», способном попадать в форточку, и о лучших в мире тактических зенитных ракетных комплексах «Тор».

Мнение эксперта

Михаил Барабанов, специалист по освещению экспорта вооружений:

– Продажа «Торов» члену НАТО Греции уже заведомо предполагает раскрытие всех параметров этих систем (по крайней мере, в экспортном исполнении) всему НАТО, включая США. Надо быть совсем уж наивными людьми, чтобы полагать, что греки не поделились всеми параметрами этих систем со своими союзниками и «старшим братом» и не дали бы их подробно изучить (какие бы бумажки там с российской стороной насчёт запрета передачи «третьей стороне» ни подписывались).

Русские ракеты в Ле Бурже и на Аляске

Меня очень интересовал вопрос: почему всё лучшее из оружия, что мы показываем порой только на парадах и выставках, попадает не в Российскую армию, а за рубеж? Причём частенько к вероятному противнику.

Например, во время учений «Рэд Флаг» на Аляске американцы показали журналистам изделие, как две капли воды похожее на российскую боевую машину (БМ) зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Тор-М1». В пресс-релизе авиа­базы Эйльсон красовались фотографии – транспортировка и выгрузка БМ, обозначенной как SA-15B Russian radar. Американцы не скрывали, что эта техника поможет лётчикам ВВС США отработать навыки «преодоления вражеской ПВО».

В США комплекс не поставлялся. Как наш «Тор» оказался на далёкой Аляске?

Александр Константинович нахмурился:

– Ракетокрады, как цыгане-конокрады. Никакие заборы не помогают из-за наших российских глупости и коррупции. Помните, как на выставке у нашего шале крутился усатый грек. У нас есть большие подозрения, что действовал он в интересах не только своей страны.

– Завербовал для американцев кого-то из конструкторов? – в духе шпионской книжки «Аквариум» спросил обозреватель «АН».

– Технический персонал предпочитают вербовать китайцы. Недавно ещё одного шпиона поймали. Собирался купить документацию на С-300. Непонятно, зачем? Мы ведь давно им этот зенитный ракетный комплекс продали. Думаю, продешевили. Вот поэтому китайцы проверяют, ищут подвоха.

– Так и грекам «Тор» по смешной цене отдали.

– Нет, там контракт нормальный. А вот американцам он достался почти задаром. Специалисты подсчитали, что хорошая разведка приносит доход куда больший, чем торговля оружием. В среднем – на один вложенный доллар двадцать «баксов» прибыли.

– Резун-Суворов пишет, что на выставке офицер разведки имеет по две-три моментальных вербовки. Причём на каждую отводится по 2–3 минуты, – не унимался обозреватель «АН».

Генерал только усмехался:

– На хорошую вербовку не жалко и годы потратить. Но в одном прав этот негодяй: выставка – это «Шанхай», здесь всегда водоворот народа и работать, конечно, проще. У тебя – десятки, сотни контактов. Рот у разведчика обычно не закрывается. Знакомясь, болтаешь, как конферансье на концерте. Помните, как на военно-морской выставке в Сингапуре, где на приёме экзотической еды было навалом, я потом с голодухи съел у вас в журналистском корпункте последний кусок краковской колбасы?

– В Сингапуре она вместе с нашей селёдочкой и чёрным хлебом, да под «Столичную» шла лучше любой страусятины, – поддел я генерала.

– А как мы пели 9 Мая на выставке «День Победы»! – ударился в воспоминания генерал. – Сингапур такого не слышал.

Справка 

Зенитный ракетный комплекс (ЗРК) «Тор» (модификации: «Тор-М1», «Тор-М2) уничтожает воздушные цели, не опознанные системой «свой – чужой», на дальности до 12 км и высоте до 6 км. Производится ижевским ОАО «Купол». Экспорт «Тор-М1»: Венесуэла – 4 комплекса, КНР – 60, Иран – 29, Греция – 31.

«Отмычка Чубайса»

Вразведке не любят громких слов. О патриотизме, любви к Родине здесь говорят начальники только на торжественных собраниях. На деловых совещаниях служебные вопросы обсуждаются даже с долей цинизма: сколько будет стоить тот или иной секрет, получится ли вербовка на компромате или будущему агенту сразу предложить такую сумму, от которой бы он не мог отказаться?

К сожалению, уже лет двадцать, как потерял своё значение фактор идейности при вербовке. Россия утратила статус второй сверхдержавы и главной сдерживающей силы США. Поэтому идейных борцов, готовых рисковать жизнью ради высокой цели, почти не осталось. Увы, и в мире шпионажа теперь царствуют рыночные отношения. Всё решают деньги.

– Резун-Суворов пишет, что советская разведка на выставках в основном работала с мелкими фирмами, где нет службы безопасности. А как сейчас?

Генерал пожал плечами:

– По-разному. Конечно, никому не хочется лоб в лоб сталкиваться с контрразведкой. Но настоящие секреты, как правило, у больших концернов и корпораций. И хранят они их как зеницу ока.

Обозреватель «АН» сразу вспомнил, как на одной из крупных выставок вооружений он попытался снять на видеокамеру американский стенд, возле которого стояла табличка: «Съёмка запрещена». Изображение именно этого стенда всё время получалось размытым. «Специальный экран», – пояснили потом наши специалисты.

– Александр Константинович, вы сказали, что технический персонал на выставках любят вербовать китайцы. А как действуют американцы и англичане? – не отставал я от генерала.

Старый знакомый задумался, а потом рубанул:

– Используют «отмычку Чубайса».

Видя моё недоумение, пояснил:

– Я имею в виду приватизацию, особенно нашей оборонки. Не зря в ведомстве Чубайса, который ею руководил, было 97 только установленных агентов ЦРУ. А сколько ещё не выявили?

– И что, они скупали наших «красных директоров», приватизировавших ВПК, оптом и в розницу? – недоверчиво спросил я. – Это ж сколько денег надо потратить!

– Не всё так просто и примитивно, – возразил генерал. – Не надо обижать старых руководителей оборонки, там не так уж и много продажных шкур. А вот новые хозяева, семьи которых живут на Западе, волей-неволей вынуждены сотрудничать с местными спецслужбами. Они, как правило, не платят в полном объёме налоги, нарушают законы. Словом, компромата на них вагон и маленькая тележка. Такие субъекты – лакомство для любого вербовщика. Будут рыпаться, – всегда можно пригрозить замораживанием счетов в иностранных банках. Да и печальная судьба Каддафи у всех перед глазами.

 

 Автор: Александр Кондрашов, «Аргументы Недели»

 

Читайте также: