Все для победы

Уже сейчас на Востоке страны уничтожено большое количество бронетехники — как той, которую использует украинская армия, так и той, которую захватили боевики. Раньше новое вооружение особо не закупали, старались обойтись модернизацией имеющегося или даже просто ремонтом. В ближайшее время этой практики окончательно избежать все равно не удастся.

Например, на «Шепетовском государственном ремонтном заводе» (Хмельнитчина) ремонтируют ракетные системы залпового огня «Град», «Ураган», «Смерч» и тому подобное. Сообщалось, что многим автомобилям, на которых установлены ракетные системы, более 30 лет, и после капремонта ресурс увеличивается на 15 лет. Соответственно, эта техника еще будет в строю.

До конца года Минобороны заказало ремонт 57 боевых единиц. «Житомирский бронетанковый завод» должен починить 140 единиц поврежденной бронетанковой техники. Специалисты предприятия специализируются на ремонте и модернизации разных типов БМП, БТР, БМД и тому подобное. ГП «Конотопский авиаремонтный завод «Авиакон» получил заказ на капитальный ремонт вертолетов Ми-8 и Ми-24. «Жулянский машиностроительный завод «Визар» получил заказ на ремонт зенитных ракетных систем.

Директор Центра исследования армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак считает, что на «обозримую перспективу» это действительно основное, на чем стоит сосредоточиться. «Скажем, у нас на складах имеется большое количество техники, которой еще можно дать толк и использовать. Этим нужно воспользоваться, чтобы она окончательно не заржавела», — говорит эксперт. «Если говорить о закупке новой техники, то в нынешних условиях также берут в основном ту, которая уже готова, находится на складах производителей», — добавляет он.

Ремонтные заводы сейчас очень востребованы. На эти работы государство планирует уже до конца года потратить большие деньги. Так, на ремонт ЗРК должно пойти 15 миллионов, капитальный ремонт автомобильной техники ВСУ — около 20 миллионов, ракетно-артиллерийского вооружения — 60 миллионов гривен, капремонт и модернизация вертолетов — 100 миллионов… Хотя, конечно, важно, чтобы исполнители деньги действительно получили, а не традиционно долго и нудно ждали от государства выплат задолженности.

Тем не менее, стремительное сокращение запасов техники, которую еще как-то можно поддержать в боеспособном состоянии или модернизировать, заставит-таки покупать новую. Премьер-министр Арсений Яценюк распорядился выделить почти 600 миллионов гривен на закупку вооружения и военной техники. Определенные шаги уже сделаны. Так, по данным «Военного вестника», в боях на Востоке Украины задействовано 40 новых бронетранспортеров. Хотя это лишь незначительная доля того, что обещают дать армии правительственные чиновники. Скажем, сообщалось о том, что «Харьковское конструкторское бюро машиностроения им. А.А.Морозова» получило заказ от Минобороны на производство почти двухсот БТР-4. Правительство также анонсировало закупку тысячи БТРов.

Боевые действия на Востоке страны показали необходимость закупки для армии новых бронированных машин разных типов. Нужны так называемые MRAP («защищенные от мин и нападений из засады»). Совместно с канадской компанией Steit Group украинский КРАЗ разработал такую бронемашину и уже даже начал экспортировать. Kraz Shrek может использоваться для перевоза личного состава, как санитарное авто, а также — для разминирования путей.

Украинским вооруженным силам понадобятся новые радиолокационные системы. Как ранее отмечал изданию Forbes директор предприятия «Аэротехника» Николай Ярошенко, речь идет о сотне РЛС, ведь в каждом батальоне должно быть не менее 4-5 видов РЛС для целей разной дальности и высоты. «Аэротехника» предоставила в пользование украинским военным 4 РЛС П-18 и П-19, которые предназначалась для показов.

Другое частное предприятие «Укрспецтехника» предоставило украинским военным несколько РЛС «Малахит». Эксперты отмечают, что уже сегодня украинским военным в зоне проведения антитеррористической операции не хватает беспилотных разведывательных аппаратов, чтобы даже рота солдат могла провести разведку местности, маршрутов выдвигания колонн и тому подобное. Киевское КБ «Луч» на базе НТУУ «КПИ» разработало БПЛА «Сокол».

Навигацию он осуществляет автоматически или оператором, при выявлении целей возможно применение управляемой ракеты. Недавно бывший начальник Генерального штаба ВСУ Михаил Куцин заявил о нехватке систем пассивного определения вражеских целей «Кольчуга», которые дают возможность зафиксировать взлет самолета на расстоянии до 600 км. По словам Куцина, уже сейчас необходимы 4 комплекта, но завод «Топаз», который их выпускает, пока находится под контролем сторонников «ДНР».

Впрочем, полностью обеспечить свою армию исключительно за счет своего ОПК не получится. Собственно, так или иначе, кооперируются с зарубежными производителями даже оборонные предприятия самых развитых стран. Украина сама не производит военные самолеты — истребители, штурмовики. Так же, как и вертолеты. На вооружении отечественных ВВС — самолеты и вертолеты, разработанные еще в советское время.

Конструкторские бюро и производство находятся теперь в России. Разрыв отношений с ней означает необходимость искать замену. Перспективы же здесь пока туманные. Так, несколько лет назад в командовании ВВС уверяли, что существующий парк (тогда — 360 самолетов) легче модернизировать, чем списать и купить новые летательные аппараты.

Тем более, что как раз мощности для ремонта и модернизации авиации у Украины есть, лишь бы только финансирование надлежащее было. Конечно, часть самолетов таки идет на металлолом, но установив на обветшалые машины новое оборудование, и в самом деле можно получить качественную боевую единицу. Что, собственно, и делают, скажем, на «Запорожском государственном авиаремонтном заводе «МиГремонт». Там осуществляют капремонт самолетов СУ-25М1: на них устанавливают отечественную спутниковую навигацию, систему воздушных сигналов, модернизованную радиостанцию и так далее.

Но ряд комплектующих к военным самолетам, которые имеет на вооружении Украина, производит Россия. Поэтому в дальнейшем стоит все-таки задуматься о диверсификации. Ведь рискованно закупать комплектующие к технике у потенциального противника. Тем более, что еще года два назад директор российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаил Дмитриев признался, что иностранные покупатели российской военной техники имеют нарекания. Ведь, как отметил тогда чиновник, российские производители «унаследовали» от СССР недостаточное внимание послепродажному обслуживанию: ремонту и модернизации техники, которую продали, поставкам запчастей, инструментов и приспособлений.

Частично армию перевооружат за счет помощи других государств. Военные уже получили американские бронежилеты, тепловизоры и так далее. Но теперь Конгресс США принял сразу в двух чтениях закон о предоставлении Украине, Грузии и Молдове статуса «союзников США» без их вступления в НАТО. И документ под названием Russian Aggression Prevention Act 2014 (Акт о предотвращении агрессии России) предполагает уже и предоставление противотанкового и зенитного вооружения, стрелецкого оружия, защищенных транспортных средств.

Уже в этом году Украине хотят оказать прямую военную помощь на 100 миллионов долларов. Это притом, что, скажем, противотанковое вооружение отечественный ОПК производит и сам — РК-3 «Корсар», разработанный киевским КБ «Луч». Наведение обеспечивается с помощью оптического и инфракрасного прицелов, что позволяет осуществлять пуск ракеты в сложных погодных условиях.

Пока что рано об этом говорить, поскольку даже сам по себе акт еще не подписан президентом США, что уж и говорить о том, какое конкретное оружие и каких поставщиков может прибыть в Украину. Тем не менее, украинской стороне здесь важно отстоять свои интересы, чтобы по максимуму получить то, что наш ОПК не производит или не сможет обеспечить высокие темпы производства и тому подобное. В конце концов, несмотря на поставки Америкой бронежилетов и тому подобное, солдаты все еще нуждаются в индивидуальном оснащении.

Кроме того, на практике украинские чиновники нередко обещали обеспечить госзаказом отечественные предприятия, но обещаний не придерживались. И эта тенденция в известной степени может-таки сохраниться. Так, скажем, информационно-аналитическая группа AUTO-Consulting уже обратила внимание на то, что «вопреки заявлению министра МВД Арсена Авакова, что при закупке армейской техники будут исходить из принципа: все вооружение будет теперь базироваться на отечественных авто», по данным «Вестника госзакупок», планируется приобрести и 44 грузовика МАЗ. Хоть для Национальной гвардии и начали закупать грузовики КРАЗ.

В любом случае, даже по оптимистичному сценарию (стабильное и полноценное финансирование) на перевооружение украинского войска может пойти несколько лет. Но учитывая разные негативные факторы (разрушенная инфраструктура и тому подобное), этот процесс может затянуться.

Более того, не менее важной задачей будет не просто переоснастить армию, а держать ее в боеготовности. А это, соответственно, расходы на горючее, снаряды и так далее. Основной проблемой украинских военных много лет было само неподобающее финансирование подготовки (летчики не имеют достаточного «налета», танкисты мало практикуются и тому подобное). Сейчас оборонные расходы вынужденные, и немало из них — это расходы именно на обеспечение войска, в том числе — едой, горючим для техники и тому подобное.

Как заявил Петр Порошенко, до последнего времени государственный оборонный заказ использовался для разворовывания бюджетных средств, едва ли не половина программ не доходила до практических образцов. По словам президента, их сокращение обеспечит дополнительное финансирование для закупки вооружений. Но оно однозначно не сможет высвободить столько средств, сколько Украине нужно на перевооружение в войске.

Более того, к таким программам относиться нужно внимательно, ведь часть из них может долго разрабатываться, но остается важной и перспективной для Украины. Военный эксперт Института евроатлантического сотрудничества Игорь Козий убежден, что нужно и в дальнейшем работать над разработкой военно-транспортной авиации, ракет, многофунционального ракетного комплекса «Сапсан». «С другой стороны, мы можем позаимствовать технологии у зарубежных компаний. Так, в свое время голландская компания предлагала построить для нас первые два корвета, чтобы дальше серию мы строили уже на своих мощностях. Это дало бы новые технологии. Таким образом поступила и Россия, которая два «Мистраля» покупает у Франции, а еще два будет строить сама», — говорит он.

В большей степени можно надеяться на то, что это обеспечат оборонные предприятия за счет экспорта вооружения. В «Укроборонпроме» надеются усилить позиции отечественного вооружения. В частности, для того чтобы снизить себестоимость продукции, на предприятиях будут «активно внедряться» энергосохраняющие технологии.

Но есть и очевидные сложности, учитывая вынужденную переориентацию с российского рынка на другие. Кроме того, очень важно, насколько будет налажена борьба с коррупцией в армии. Ведь даже фактически в условиях войны разворовывания продолжаются. Что уже говорить о мирном времени.

Игорь Козий считает, что средства на качественную модернизацию ОПК и вооруженных сил может принести приватизация оборонных предприятий. «Но должно произойти прозрачное акционирование предприятий. Государство может держать контрольный пакет акций, а остальные акции должны купить обычные граждане, а не какие-то там малоизвестные инвестиционные фонды и тому подобное. Если сегодня люди перечисляют деньги на армию, то завтра купят и акции оборонных предприятий — это тоже будет значительный вклад в обороноспособность страны», — подчеркивает эксперт.

Автор:  Андрей МУРАВСКИЙ, ДЕНЬ

Читайте также: