Почему взрываются шахты: рассказ очевидца. Часть 3

Взрыв в шахте метана и угольной пыли… Надсмотрщики и контролеры, оставшиеся в живых и на привычных креслах занимаемых «постов», плетут после взрыва несусветную чушь, от которой любого мало-мальски грамотного шахтера с души воротит. Но надо чтобы воротило всех — чтобы эти безобразия прекратились. Потому и пишу. Метан и угольная пыль: два сапога — пара

Для преемственности с предыдущим разделом сообщу, что «внезапный выброс», который «ученые» путали с горным ударом, мог и, скорее всего, произошел по банальной причине посадки основной кровли. Но прежде, я должен сконструировать для вас наглядное пособие.

Уголь в российской шахте «Ульяновская» добывается согласно русской букве П, положенной набок, на одну из длинных ножек. Причем слегка наклонно, чтобы ножка, оказавшаяся сверху, была немного выше той, что снизу. Поэтому и короткая перекладина будет слегка наклонна, вот она и будет лавой (150-300 м), в которой комбайн стружка за стружкой приближает эту короткую перекладину к основанию длинных ножек. Как только короткая перекладина совпадет с основанием ножек, вся внутренняя площадь буквы П будет выработана. Само собой, толщина ножек и перекладины равна мощности пласта (2-4 м), нижняя ножка называется конвейерный штрек, так как по ней идет уголь из лавы, а навстречу ему идет свежий воздух, который, омыв лаву, возвращается по верхней ножке. Штреки-ножки длиной от километра до двух. Естественно, основания ножек соединяются с остальной сетью выработок шахты, но это нам не нужно. Таких букв П за период эксплуатации шахты будет множество, в разных местах шахты, а если на шахте несколько пластов угля, то буквы П будут друг под другом по числу пластов, разделенных пустой породой.

Так вот, как только комбайн начинает строгать внутреннюю часть короткой перекладины буквы П, отступая к основанию штреков, перекладина передвинется, и вместо угля останется пустое место в виде узкой подземной щели, которая с каждой стружкой расширяется. Тут мне надо перейти к горному давлению.

Комбайн не может строгать и строгать, не задумываясь об этой расширяющейся щели, которая каждую секунду может обрушиться. Вернее, комбайн — может, но не люди, крутящиеся возле него. Поэтому забой, комбайн и люди отделены от щели примерно 1500 тонн железа, которое домкратами последовательно приближается к забою при каждой стружке комбайна. Так что людям плевать, что там за железом в щели, обрушилось или нет, они под защитой этого железа.

При продвижении лавы на 10 метров обнаженная кровля щели составит 1500-3000 квадратных метров. Эту плиту ничего не держит, но так как в поперечном разрезе это балка, зажатая с двух концов в нетронутом массиве угля, то она не сразу обрушится по правилам сопромата. Иногда необрушенная площадь может достигать и большего размера, чем указано. Но не это главное.

Главное в том, что накачиваемый в шахту воздух стремится сократить себе путь на поверхность. Поэтому он все время будет омывать забой, к нему прижимаясь, и ни в коем случае не пойдет в глубину образовавшейся щели, поэтому из щели метан не будет вымываться. Он, напротив, туда будет поступать из окружающих пород и нетронутого массива угля и там скапливаться, пока не заполнит пространство щели на 100 процентов, вытеснив оттуда воздух. При мощности пласта в 3 метра и указанной площади щели объем чистейшего метана составит от 5 до 10 тысяч кубометров.

Наконец, зажатая с двух концов балка не выдержит и разом разрушится; шахтеры говорят — «села основная кровля». Так как отдельные, некрепкие, неосновные слои этой балки «садятся» за каждым проходом комбайна, иначе 1500 тоннам железа (передвижная механизированная крепь) не от чего будет отталкиваться, чтоб приблизиться к забою вслед за проходом комбайна.

Чтоб закончить и не возвращаться более к горному давлению, сообщу. Посадка основной кровли — немаловажное событие в жизни шахтеров и их начальства. Так как иногда напрочь разрушаются 1500 тонн железа, оно навечно остается под землей, надо готовить новую лаву примерно с месяц и более, а за это время ни одной тонны угля вместо 10 000 в сутки не выдается на гора. И вообще, где взять столько нового и дорогого железа? Поэтому посадку основной кровли никто не должен оставлять без внимания, Кто еще, я ниже объясню.

А как только посадка основной кровли произошла без эксцессов, все радуются, ибо балка из зажатой с двух концов превратится в консольную балку и будет регулярно отламываться, не огорчая никого.

Хозяин шахты, директор и главный экономист не должны выпускать из виду посадку основной кровли потому, что именно им надо искать у себя в карманах деньги сотнями миллионов на новое железо. Ибо имеется не менее сотни способов, как сохранить это железо при посадке основной кровли.

Главный инженер, главный механик, главный энергетик и начальник вентиляции должны не выпускать из виду посадку основной кровли, так как они должны никогда не забывать, куда же денется скопившийся в щели метан? Он же до последнего куба выдавится из щели обрушившейся породой и окажется в рабочей зоне шахты. Все 5 или 10 тысяч кубов. Где шахтеры то и дело вскользь попадают молотком по гвоздю. Ах, если бы это было все!

Вы представляете себе ветерок в узких коридорах шахты, когда за секунду туда внезапно попадет лишних 10 тысяч кубов воздуха? Вернее голимого метана. Ведь вся угольная пыль, которой бывает по щиколотку, окажется разом в воздухе, вернее в высокой концентрации метана. А 20 человек из 200 бьют молотками по гвоздям, из них четверть промахивается, хотя хватит и одного.

Вот поэтому-то надсмотрщики и контролеры, оставшиеся в живых и на привычных креслах занимаемых «постов», и плетут несусветную чушь, от которой любого мало-мальски грамотного шахтера с души воротит. Но надо чтобы воротило всех, чтобы эти безобразия прекратились. Потому и пишу.

Кажется, я вплотную приблизился к взрыву метана и угольной пыли, к сапогам — паре.

Итак, первым взрывается метан, метан взрывает пыль. Но допустим, что посадки основной кровли не было. Ибо тогда газ и пыль, как выше обосновано, взорвутся разом. Допустим, что метана было мало; в каком-нибудь закутке, где мужик молотил по гвоздю, комбайн стоял, пыль столбом не поднимал, и метан взорвался. Так ничего ж не будет, если не считать обожженных рук и лица неловкого мужика. Помните начало рассказа?

Если комбайн рубит, метан и производимая комбайном пыль поступают на вентиляционный штрек, по которому идет отработанный лавой воздух, и который плохо рассчитан, а там мужик стучит по гвоздю, то пыль и газ тоже взорвутся разом. Но погибнут не все, а только те, которые на этом штреке. В лаве — тоже, но только до комбайна. Тех, что ниже комбайна, только встряхнет. А уж в конвейерном штреке все останутся живыми-здоровыми, только напуганными.

Возьмем случай, когда комбайн стоит — помните о коэффициенте его рабочего времени? Зато пыль на вентиляционном штреке никто никогда не убирал. Самую тонкую, микронную, ибо только такая попадает туда с воздухом (крупная падает, где получена). В кутке поворота лавы в вентиляционный штрек, струя воздуха, поворачиваясь тоже, «сосет» метан из завала, где его всегда навалом. И тут же — молоток и гвоздь (я специально не настаиваю на криминале в виде диода или включении пускателя со снятой крышкой).

Взрыв метана пойдет по исходящей струе вентиляционного штрека, так как в лаве при стоящем комбайне и свежей струе воздуха взрываться нечему. Это будет длинный взрыв по времени и пространству, почти горение, так как выжигается кислород и горение-взрыв на месте взрыва (извините) прекращается, но идет туда, где еще кислород есть, то есть к выходу. При этом поднимается туча пыли, только уже после взрыва, поэтому пыль не успевает взрываться, и еще потому, что кислород сожжен, но это не мешает пыли висеть в воздухе без кислорода. Наконец, встречается в выработке купол, а выработок без куполов не бывает (купол, это когда кровли выработки вывалилось больше чем нужно). Естественно, в куполе — голимый метан из-за его отмеченной легкости. Он загорается, но не взрывается и горит долго. Во всяком случае, столько, чтоб поджечь взвешенную пыль, а к этому времени уже поступили свежие порции воздуха с кислородом.

В результате взрыв уже пыли пошел назад, к свежей струе, пыль долго висит в воздухе и это описано шахтерами многократно: «прямой» взрыв метана и «обратный» — пыли. Говорят, что это страшно, сам не испытывал. А тут еще внезапно включился комбайн, так как я расписываю долго, а — это две-три секунды, комбайн включился до или в момент первичного взрыва метана. И пыль уже поднята в воздух не только в вентиляционном, но и в конвейерном штреке, ибо взрывная волна по узким длинным выработкам распространяется примерно как по детонирующему шнуру, 5 километров в секунду. В этом случае гибнут все, кто есть в букве П и даже далее. Кто не гибнет от взрыва, тот задыхается в раскаленной бескислородной среде.

И, наконец, рассмотрим взрыв газа и пыли в момент посадки основной кровли. Это самый опасный случай. Тысячи кубометров чистого метана за секунды выброшены в рабочую зону, подняв при этом тучи угольной пыли в воздух по всем выработкам буквы П, плюс гвоздь, молоток и косой удар — все взрывается разом, даже если «новейшая английская установка» мгновенно отключила электроэнергию при возрастании концентрации метана до критической величины.

Недаром свидетели утверждают, что «перед взрывом метана эта («новейшая английская» – Авт.) система, как выяснилось, зафиксировала концентрацию большого количества газа, после чего и произошел взрыв». Думаю, «система» отключила электроэнергию, но это не имеет значения, если кто-то в шахте стучал молотком. Или же преднамеренно оставил скрытно открытый огонь (еще раз простите), а сам втихаря убежал на поверхность, еще до выброса из щели метана.

Таким образом, самое главное — не допустить скопление метана взрывоопасной концентрации. И методов для этого — тьма. Хотя бы предварительная и принудительная дегазация угольного пласта — довольно дорогое удовольствие, но, судя по соотношению цены угля и себестоимости его добычи (прибыль 833 процента), это «удовольствие» не использовалось.

Другое дело, если бы эта «новейшая английская система» одновременно с отключением электроэнергии выхватывала бы из рук мужиков молотки, косо стучащие по гвоздям при спешке. Но это в Англии и не нужно, так как английские мужики под землей никуда не спешат, получая зарплату за время пребывания на работе, а не за интенсивность стучания молотками.

В России же «новейшая английская система» — враг номер один мужика, спустившегося в преисподнюю не время проводить как английский пролетарий, а зарабатывать деньги, напрямую зависящие от интенсивности махания молотком. Поэтому русский мужик всегда готов сломать эту машину, примерно как английский луддит далекого 18 века: она деньги зарабатывать не дает.

Возможен ли преднамеренный взрыв?

По экономическим соображениям

Отвечаю: вполне! Для этого есть убийственные основания.

Во-первых. При сумасшедшей прибыли при добыче угля на «Ульяновской» в 833 процента интенсивность труда шахтеров — выше, чем на остальных шахтах Кузбасса; недаром погибший коллектив не то что молодой — юношеский. И вот что он вытворяет: «Проходчики шахты «Ульяновская» показывают небывалые результаты. В октябре бригада Владимира Симонова (участок N8) на комплексе «JOY» («Джой» – Авт.) прошла 600 метров горных выработок. Столь высоких темпов в компании «Южкузбассуголь» не достигал ни один коллектив. Очень редкими являются такие результаты и для всего Кузбасса. Это стало возможно благодаря качественной организации работ и высокопроизводительной технике. В ноябре горняки должны будут завершить подготовку новой лавы, чтобы добычники, закончив отрабатывать предыдущую, не простаивали и сразу приступили к работе».

Молодежь работала на износ, молодежь безграмотна насчет своих прав и чрезмерной интенсивности работы. Молодежь зарабатывала на квартиры и машины — заработала на гробы. Только дорога до шахты занимала час туда и час обратно. Еще час нужен для получение наряда, переодевания, получения средств спасения, контроля и «света шахтера» и полчаса, чтоб добраться до забоя уже в робах. Затем 6 часов труда и все в обратном порядке, включая мытье в бане и дорогу домой в Новокузнецк — около 30 километров. У молодежи свободного времени — только на сон, каковым молодежь всегда злоупотребляет; молодежи надо еще и на дискотеку. Невыспавшиеся труженики кайла и лопаты раздражительны, и им плевать на безопасность — надо успеть заработать деньги, немного больше, чем вчера. Вот что такое 833 процента прибыли капиталиста. Но эта причина не относится к преднамеренному взрыву шахты ее владельцами, о чем у меня заголовок, это просто фон безжалостной эксплуатации.

Во-вторых, все знают, кто владеет этой шахтой — «англичанин» Абрамович. Учитывая сумасшедшую прибыль шахты «Ульяновская» в 833 процента, примерно как в торговле наркотиками, можно брать любые кредиты, и они взяты. Кредиты в России берут не для того чтобы вкладывать их в производство, а чтобы — пилить, а в производство — остатки от пиления. Недаром погибший при взрыве англичанин приехал в Россию не для того, чтобы проверять работоспособность «современной английской системы» (она и без проверки работоспособна априори), а для того чтоб узнать, куда делись кредиты? Может быть, и узнал, но теперь уж не расскажет.

В любой экономической сделке-договоре есть пункт о форс-мажоре, непреодолимых обстоятельствах, помешавших выполнить обещанное одной из сторон, в том числе и вернуть кредит, давно уже «распиленный» по карманам. Иначе, зачем бы прибыл покойный англичанин? Но форс-мажор (война, землетрясения, цунами, «непредвиденный» взрыв) списывает все. Отдавать долги не обязательно, можно долги не отдавать.

В-третьих, если кто-то преднамеренно взрывал шахту, он постарается не погибнуть вместе со всеми. И следующая цитата, кажется, будет к месту. «В Кузбассе, на шахте «Ульяновская», где 19 марта произошел сильнейший взрыв, продолжаются поиски двух горняков, но их осложняет постоянно прибывающая вода. Сейчас специалисты начинают прокладывать рельсы, для того чтобы доставить к выработке более мощное откачивающее оборудование. Помимо этого, в шахте уже установили вентиляционные перемычки для увеличения подачи воздуха. Между тем в моргах Кемеровской области временно приостановлено опознание погибших. Это связано с тем, что экспертам приходится работать с фрагментами тел».

То есть, если не найдут «пропавших в шахте без вести» шахтеров, разделят несколько трупов на части и сформируют их них «недостающих» двух человек. И дело, как говорится, в шляпе. Теперь поняли намек на «фрагменты»?

Только вы же не знаете, наверное, что при взрыве в шахте хоть газа, хоть пыли, хоть комплексного взрыва «фрагментов не может быть в принципе. Это вам не взрыв бомбы, снаряда и любого другого «безоболочкового тротилового эквивалента», о которых вы ежедневно читаете в газетах и смотрите по телевизору, а потому привыкли к «фрагментам».

Действие шахтного взрыва, являющегося объемным, а не бризантным (разметывающим) как в случае с террористическим взрывом бомбы, сжимает тела со всех сторон с одинаковой силой, а не разрывает их, не разметывает. Это здорово похоже на то, как плавающий на поверхности океана человек вдруг погрузился бы за секунду на глубину в 10 километров, где давлении было бы в тысячу раз больше атмосферного. И это давление действует на тело только ударно сжимающе, со всех точек сферы вокруг него с одинаковой силой. И самое большое, что эти силы могут с телом человека сделать, это превратить его в очень маленького человечка, примерно как огромные солнца превращаются в маленькие «черные дырочки». Но ни в коем случае не разорвать. Это абсолютно и обжалованию не подлежит.

Теперь вам следует подумать, сколько возьмут денег патологоанатомы моргов за формирование двух пропавших шахтеров из «фрагментов», умело отрезанных от целехоньких тел? Только не забывайте об их затруднениях в связи с последними достижениями генетиков. А) Надо выбрать наиболее обгорелых до угольного состояния шахтеров из эпицентра взрыва. Б) Рассортировать эту кучу несчастных тел по родственникам, которые ждут получение тел своих близких, и родственникам, которых никак себя пока не обозначили. В) Из первых выбрать тех родственников, которые наотрез откажутся сдавать кровь не генетическую экспертизу. Что касается не объявившихся родственников, то надо подождать, вдруг объявятся. Г) Спустя месячишко — другой, окончательно сформировать группу. Из которой, в свою очередь, можно «формировать» искомые «фрагменты» испарившихся двух искомых шахтеров. Д) И даже, если этих двух шахтеров никто не будет искать, их «фрагменты» представить общественности, чтоб не волновалась.

Я не знаю, будет ли так в действительности, но, когда я пишу эти строки спустя 16 дней после взрыва, все СМИ делают вид, что двух пропавших без вести шахтеров никто уже не ищет. Ни единого свежего, позднее 27.03.2007г., сообщения об их поиске нет. Дело за патологоанатомами? Все перекрыто свежайшими сообщениями: «шахта будет восстановлена для работы в июле».

В-четвертых. «Губернатор Кемеровской области А.Г.Тулеев обратился к Председателю специальной государственной комиссии по расследованию причин аварии на шахте «Ульяновская», министру МЧС С.К.Шойгу, руководителю Ростехнадзора К.Б.Пуликовскому, прокурору Кемеровской области А.П.Халезину. Он сообщил, что в ходе служебного расследования, которое провела сама администрация области с привлечением ведущих ученых и крупных специалистов-практиков угольной отрасли, высказаны версии о том, что трагедия, которая случилась в Новокузнецке 19 марта, могла произойти из-за того, что изначально проектным институтом Кузбассгипрошахт были приняты неправильные проектные инженерные решения по вскрытию и подготовке лавы, где потом произошла авария. Проектировщики занизили газовыделение угольного пласта, а халатное отношение к своей работе не позволило экспертным организациям, которые проводили проверку проекта, своевременно выявить эту ошибку. Кроме того, считает А.Г.Тулеев, самое эффективное в мире оборудование автоматической газовой защиты английского производства было умышленно заблокировано, это привело к повышению концентрации метана и последовавшему взрыву.

Блокировку уникальной газозащитной системы, по мнению губернатора, рядовые шахтеры «Ульяновской» сделать не могли. Это могли сделать только высококвалифицированные специалисты шахты или компании «Южкузбассуголь», имеющие доступ в эту систему.

Как сообщили корреспонденту REGIONS.RU в пресс-службе обладминистрации, Тулеев, понимая, что не имеет юридического права вмешиваться в работу Государственной комиссии, считает своим политическим долгом сообщить об этих версиях в правительственную комиссию — для предупреждения подобных трагедий на всех российских шахтах» (конец цитаты).

Тулеев, конечно, хитрый политик, недаром он столько лет сидит в губернаторском кресле при «переменной облачности». И он готов сдать властям в качестве стрелочника главного инженера проекта (ГИП) — настолько мелкого сошку (я это доподлинно знаю, несмотря на громкий титул, ибо лично многих знал), что всем понятное слово «стрелочник» можно вполне заменить подметальщиком железнодорожного полотна… Вот он и виноват в трагедии на шахте «Ульяновская».

Тулеев — не горный инженер и даже не шахтер, Тулеев — железнодорожник. Поэтому молотит детскую чушь насчет «самого эффективного в мире оборудования автоматической газовой защиты английского производства». Ибо русское аналогичное оборудование, стоящее раз в сто дешевле, по эффективности не уступает ни на грамм английскому. Так как основная задача такого оборудования — отключить электроэнергию при заданном содержании метана в атмосфере шахты. А это стоит три копейки, и русское оборудование прекрасно, не хуже английского справляется с такой задачей. Конечно, если не заблокировано.

Заказ «самого эффективного в мире оборудования автоматической газовой защиты английского производства» — это дань за кредит, и не более того. Дорогая дань. И дороговизна его заключается в финтифлюшках, в разноцветных лампочках и экранах у горного диспетчера на пульте управления, куда директор заходит узнать, как идут дела под землей, вместо того, чтоб спуститься в шахту. Километры никчемных проводов, программируемых ячеек памяти и прочие компьютерные штучки удорожают многократно русскую систему, чтоб глазу в чистеньких кабинетах было приятно смотреть на многочисленные экраны. И все это вместе — пыль в глаза и немереные деньги.

Тулеев закончил институт путей сообщения давно, когда «доступ» к СЦБ (сигнализация, централизация и блокировка) железнодорожных стрелок с сотнями трещащих, как воробьи на проводах, электромагнитными реле казался невообразимым. Поэтому он не знает даже про «радикальные» диоды, с которых я начал данную статью. Поэтому он не верит во вскрытие рядовыми хакерами доступа к секретным серверам министерства обороны США, не говоря уже о таких же серверах России и банковских серверах. Он думает, что это невозможно. И выглядит дураком. Ведь в нашем случае не надо «вскрывать» упомянутые выше финтифлюшки. Надо лишь параллельно датчику концентрации метана поставить диод или сбивающую с толку процессор простейшую, небольшую электронную плату. И процессор будет обсчитывать не содержание газа и не перебирать в уме варианты аварийной программы, а, например, бесконечно считать от единицы до трех и от трех вновь до единицы в обратном порядке.

Кроме того, ни один вредитель, имеющий «права доступа в систему», никогда не воспользуется этим правом для вредительства, так как все версии следствия приведут именно к нему. Он лучше наймет как бы «киллера за бутылку», каковому после постановки диода на голову просто свалится кирпич. Как и положено первичному киллеру.

Тулеев — опытный политик и сверхинформированный человек, поэтому как кошка чует, чье она мясо съела. И он знает, что как только раскопки следопытов по высочайшему указанию поведут туда, куда высочайшему надо, возникнет вопрос: почему Тулеев не углядел? Ведь явно же было видно с его высоты! Именно поэтому Тулеев вмешался, куда не следует вмешиваться, и вместе с только что упомянутым ГИПом решил сдать недалекое (знаю) руководство «Южкузбассугля» в целом. Для самосохранения.

В целом же, преднамеренный взрыв шахты вполне возможен, ибо «восстанавливать» в ней, собственно, нечего. Я лично лет семь подряд занимался теорией проектирования и строительства таких вот, как «Ульяновская» — недоделанных, скороспелых шахт. И знаю, что уже через месяц, если расследователи не помешают, в ней можно будет продолжать добычу угля. Конечно, усилив присмотр за проветриванием.

(Продолжение следует)

Борис Синюков , Самиздат

Читайте также: