Менты в законе. Портрет генерала (из записок районного опера)

…Сам Виктор Викторович в общении вовсе не груб. Никто не слышал от него мата, со всеми он ровен и доброжелателен. По слухам — любит Есенина, увлекается горными лыжами; заботлив как муж и отец. Отчего ж на ключевых постах он держит так много злобных, бездушных и малоспособных болванов, а не команду высокопрофессиональных ментов-асов; талантливых и хватких, блестящих тактиков милицейского ремесла? Кто нынче — власть?..

Ментовский люд — вне политики.

По большому счёту, ему до фонаря, кто в державе главный — Президент или Премьер, как сложился баланс политических сил и интересов в парламенте, кто конкретно возглавляет область, город и район, что конкретно записано в нашей Конституции…

При любом строе и при любой власти всё равно кому-то приходится

бороться с преступностью. Вот мы – и боремся. В основном — не глазея в небо и по сторонам, а смотря лишь себе под ноги, на ту самую «землю», на которой «пашем»…

И хотим мы от державы лишь того, чтобы зарплату немножко повысили и платили её своевременней, а силами и ресурсами обеспечивали нас — хоть чуточку лучше. И чтоб меньше принималось дурацких законов, которым ежели строго следовать — половину народа с лёгким сердцем можно бросить за решётку. Тогда второй половине только и останется ту первую половину охранять, кормить и содержать за свой счёт.

Чтобы выбиться в ментовские начальники хотя бы среднего уровня (скажем, выше должности начальника районного угрозыска), мало знать и понимать дело, пользоваться уважением личного состава, уметь правильно подобрать, расставить и руководить кадрами. Нужна ещё и волосатая «лапа», которая тянет с одной ступеньки карьеры на другую, выше и выше…

Таковыми заполняются руководящие должности в райотделах и горУВД.

Но на ещё более высоком уровне, начиная с областного УВД, уже и этого мало… Вот тут плюс к набору чисто ментовских достоинств и преимуществ надо ещё и быть п о л и т и к о м. Уметь маневрировать среди самых различных сил, движений, политиков, бизнесменов, мафиозников, идеологов, кланов, социальных групп, каст, религиозных направлений…

Причём делать это надо грамотно, умело, обходя подводные рифы, периодически меняя себе союзников, нейтрализуя или хотя бы ссоря между собою своих врагов, постоянно обзаводясь новыми друзьями. (О, это целая наука — уметь не предавать своих друзей в трудную минуту, и одновременно – уметь вовремя предать их в тот миг, когда это становится действительно необходимым!..) Всё это в совокупности творит твой удобный и эффективно работающий на твои интересы имидж.

И лишь играя на балансе сложившихся противоборствующих сторон, ты становишься фигурой относительно самостоятельной, до известной степени – всех устраивающей, нужной и полезной. Тогда и только тогда тебе обеспечена перспектива долголетней деятельности и неуклонного продвижения к ещё более высоким высям, и к ещё более дальним рубежам.

Ну и, разумеется, уметь угождать верховной власти. Но как раз это — очевидней всего. Однако и министры, и Президенты ждут от тебя не только угождения, но и опоры, А опереться можно лишь на того, кто создал себе прочный фундамент, и твёрдо стоит на ногах, понимая и тонко ч у в с т в у я ситуацию, своевременно влияя на неё в нужную сторону…

В той жестокой мясорубке, которая постоянно идёт «на верху», примитивно лизоблюдничающие — быстро сгорают и отсеиваются. В борьбе видов за выживание побеждают лишь действительно сильнейшие, я бы даже сказал – достойнейшие. Если только можно говорить о достоинстве тех, кто привык всю жизнь идти к своим целям по людским головам.

Слабаки не ценятся никем, и нигде не нужны. Считаться с собою заставляет только Сила. Причём не какая-нибудь абстрактно-отвлечённая, а именно – такая, какая нужна, и применительно именно к тому, в чём возникла острая нужда. Чтобы стать Хозяином Жизни, для начала нужно быть Хозяином Жизни — вот о чём я, если изложить мою мысль коротко.

Портрет генерала

Третий год уж начальником областного УВД у нас генерал-майор (а может, званием и повыше — отсюда, снизу, количество звёздочек на погонах вышестоящих просматривается плохо) Виктор Викторович. Фамилия его никакого значения не имеет. Впрочем, имя с отчеством — тоже, поэтому вовсе не гарантирую, что мною названы — истинные.

Низкорослый, метр с кепкой, неказистенький такой, голос – и тот не

командирский громыхающий бас, а этакий интеллигентный баритончик, более пригодный для исполнения арий в оперетте, чем для распекания проштрафившихся подчинённых и зычных рапортов наверх о достигнутых на ниве борьбы с преступностью успехах.

Но внешность – не показатель. Вот и Наполеон, рассказывают, смотрелся типичным чмошником-коротышкой, а смотри ж ты, какой след в истории отпечатал — и мыслью, и делом, и взрывчаткой!

Так вот, внутренне Виктор Викторович был вполне значителен и масштабен — настоящий ГЕНЕРАЛ. Но внешне – малость подкачал, из-за чего переживал небольшие комплексы. До того, чтобы носить туфли на высоких каблуках, у него дело не дошло, всё ж таки — неглуп, и с чувством юмора. Но подметили другое — его страсть к огромным, значительно превышающим стандартные размеры форменным фуражкам, более похожим на украсивший голову аэродром. Самолёт на такой, быть может, и не посадишь, а вот небольшой вертолёт – запросто!

Смотрелся шпиндель в великанской милицейской фуражке с сияющей на солнце кокардой довольно занятно, особенно если учесть и яркие генеральские звёзды на украшавших квёлые плечики большущих нарядных погонах…

Но лишь при первой встрече с Виктором Викторовичем тянуло снисходительно ухмыльнуться и дружески похлопать его по плечику со словами: «Ну что, пацан, идёт житуха-то?..» Обычно позволившие себе даже лёгкий намёк на подобную ухмылку во второй раз с Виктором Викторовичем никогда больше и не встречались. Разве что — на допросе. Да и то вряд ли — не та у него должность, чтобы лично допрашивать.

Знавшие же генерала ближе — масштаб его личности понимали, и относились к нему с должным почтением. А что ростом не вышел, и в тех давних, хорошо известных всем кино- и телефильмах о советской милиции смог бы претендовать разве что на исполнение роли какого-нибудь мелкого жулика-«Промокашки». Ну так не киноартист же он. в самом деле! Это актёришке важно к а з а т ь с я… Реальные же, подлинные хозяева этой жизни предпочитают другое — б ы т ь!

Стиль работы

Начинал карьеру Виктор Викторович совсем в других краях, и про её начало мне ничего не известно. Шесть лет назад он дослужился до полковничьих звёзд и должности начальника горУВД областного центра в соседнем регионе. И сразу же в тех краях начались какие-то дикие бандитские «разборки», взрывы офисов и автомобилей, похищения заложников, заказные убийства, всякая тому подобная хрень…

Что характерно: милиция все те дела рассматривала, вопреки ожиданиям общества, быстро и качественно, злодеев хватали пачками, следствие по их делам проводилось грамотно и оперативно, на суде бандидосы охотно признавали свою вину, получая суровые, но справедливые приговоры. А «разборки», взрывы, похищения и убийства — продолжались и множились. Причём и этих, новых злодеев, также быстро излавливали… И – тех, кто их сменял. А также – тех, кто и им приходил на смену.

Захлестнувшая город волна террора немножко смущала испуганных бесконечными выстрелами и разрывами гранат на улицах горожан, но зато столичные бонзы приятно обрадовались: 97% составила раскрываемость всех заказных убийств в том областном центре! Говорят, такой раскрываемости «заказухи» нигде в мире больше не было и нет — вполне потянет на книгу рекордов Гиннеса…

Виктора Викторовича сделали генералом. Предложили ему должность чуть ли не самого главного по борьбе с терроризмом в столичном Министерстве, то чего он благоразумно отказался. Тогда «укрепили» им руководство в Энском областном Управлении.

(Интересная деталь: сразу же после отъезда Виктора Викторовича из недалёкой от нас области волна «разборок», расстрелов и подрывов там пошла на убыль, став чуть ли не в десятеро меньше. Зато и раскрываемость подобных преступлений ощутимо скатилась — чуть ли не до нулевой отметки. Более того, когда некоторые из ранее расследованных и доведённых до суда дел, по инициативе нового руководства, были перерасследованы, то вскрылись такие устрашающие факты, что у знающих людей волосы встали дыбом…

Окажись Виктор Викторович к тому моменту в отставке, или же хоть не назначь его на новую должность с таким явным повышением, то скандал получился бы грандиозный, все предпосылки к этому – были. Мировая пресса захлебнулась бы от восторга, обсасывая наиболее живописные детали и подробности содеянного милицейским генералом!

Но поскольку было то, что было, то и шума решили не поднимать… Пару десятков человек втихомолку реабилитировали, остальных — оставили гнить за решёткой с таким видом, словно так и нужно…

Самому же Виктору Викторовичу доброжелатели из высоких кабинетов намекнули, что теперь пути назад у него нет: либо он творит себе супер-карьеру и поднимается в самые «верха», либо, уйдя на «заслуженный отдых», тут же попадает под каток большущих неприятностей).

Оказавшись в Энске, генерал существенно обновил арсенал своих приёмов и методов. Никаких бандитских перестрелок и киллерских мокрух на энских улицах, чего боялись многие… (То есть было и это, но – в разумных пределах; совсем без такого нашу жизнь сегодня и не представишь)…

Теперь приоритетны для Виктора Викторовича два направления: экономическая безопасность и внутри-милицейская дисциплина.

Экономическая безопасность

Относительно первого — следует кое-что уточнить. До нынешнего мэра в Энске правил другой важный господин, тоже – весьма уважаемый. Его настолько почитали власть имущие, что даже взяли в столицу на одну из самых высоко-руководящих должностей, на которой он и вовсе развернулся, показавшись всем титаном, душкой и докой.

Да вот заковыка: у себя в провинциях отвык он от субординации, а потому — не захотел ни с кем делиться своими многократно возросшими на новой должности доходами. А такое — чревато. В результате вскоре его сняли, ошельмовали и чуть ли не бросили за решётку. Загремел важный дядя под фанфары!

А новый мэр Энска, усаженный в это кресло прежним мэром, почуяв изменение обстановки, тут же перешёл в стан победителей. Но снова заковыка: чуть ли не половина Энска оставалась в цепких лапах его предшественника, буквально скупленная им на корню. И в карманы опального экс-лидера продолжали струиться огромные финансовые потоки от находящихся под его «крышей» и влиянием легальных, полулегальных и совсем нелегальных структур.

Из столицы скомандовали: пресечь! Но сразу возник деликатный вопросик: как?

Если — грубо, топорно, лобовыми «ментовскими» ударами и наездами, арестовывая одних, вредя другим и запугивая третьих, то в итоге экс-мэр действительно утратит свои прежние доходы. Но и никто другой их не получит! Налаженная система сбора дани будет сломана без всякой замены её другою, и несметные «бабки» бесследно испарятся, уйдя «в песок»… А этого не хотелось ни новому мэру, ни тем столичным штучкам, которые прежнему мэру ножку и подставили. Они ж вовсе не были против того, чтобы денежки — ш л и, нет… Им хотелось только, чтобы денежки шли в ИХ карманы, а не в чужие!

А для этого — не шуметь и воевать, а договариваться. По принципу: «Мы предоставляем ту самую «крышу», которую ныне не в силах гарантировать экс-мэр, а вы — платите нам то, что раньше платили ему…» Вполне нормальная коммерческая сделка!

Для проведения таких акций нужен не костолом, а опытнейший хирург, ас дипломатии и компромиссов. Причём долгие и тонкие переговоры надо было, по мере необходимости, совмещать с лёгкими, «намекающими» «наездами» на те лица и структуры, которые пробовали бы упрямиться и уклоняться от предлагаемой им переориентации. Тут важно и не переборщить, не обозлить излишне участников переговоров, чтоб они уж из одного только принципа не упёрлись бы рогом на прежних позициях. Но в то же время и — показать, что шутить никто не собирается, и сопротивляющихся общей тенденции ждут в и л ы…

(Тут почему-то всем вспоминалось огромное количество взорванных и застреленных в соседнем областном центре при Викторе Викторовиче лопухов – тоже, поди, перед этим супротивничали и зубы скалили…)

Вот эти-то предупреждающие «наезды» и назывались на языке казённых бумаг «борьбой за экономическую безопасность». И местные газеты, и энское телевидение красочно расписывали обыски в частных офисах и на складах, оформление актов на выявленные нарушения, задержания и аресты тех, кто те нарушения допустил…

Польза тут двоякая: население видело, что государство кого-то всё же ловит и отдаёт под суд, а более сведущие и понимающие ситуацию головы кумекали: ага, если не хотим таких же неприятностей и себе — надо идти на уступки, и полюбовно договариваться!

Так постепенно со всеми и договорились. Ну разве что несколько наиболее несговорчивых господ сочло за нужное спешно удрать из Энска в другие города, а то и вовсе за границу, да пара-другая совсем уж «отморозков» подорвались в собственных «Мерседесах» или были наглядно изрешечены пулями на улице неизвестными лицами…

И надо признать, что эту стратегическую задачу относительно цивилизованной замены одной Системы выкачки и передачи «бабла» высоким «крышам» другой Системой (без слома и сбоя самого исправно функционирующего механизма взаимовыгодной смычки чиновников с бизнесом и мафией на уровне Энской области) Виктор Викторович решил успешно — быстро, зримо, «малой кровью», убедительно, эффективно и окончательно.

Дисциплина

Вторым из основных направлений деятельности стало жёсткое укрепление дисциплины в ментовских рядах.

На фоне всеобщего развала, разброда, некомпетентности, взяточничества и бездеятельности представителей власти всех уровней, а также общего, обширного и постоянно углубляющегося, кризиса в державе — Энская милиция под руководством Виктора Викторовича постепенно стала смотреться гранитным монолитом требовательности, исполнительности, порядка и железной воли.

Начальник областного Управления – далеко не дурак, чётко видит перспективу, знает – что, как и когда надо сделать для дальнейшего своего продвижения наверх.

Объективно перед ним стоит две цели. Первая — сдерживать преступность на определённом уровне, не ставящим под угрозу спокойствие в обществе и безопасность самого государства.

И второе — иметь под рукою мощный инструмент решения каких-либо своих личных проблем, и приватных проблем правителей державы…

Для достижения обоих этих целей генералу нужна милиция сильная и работоспособная. Но как этого добиться в условиях постоянного недофинансирования органов внутренних дел государством, да ещё при нарастающих кризисных явлений в обществе?

Единственно возможное средство поддерживать своё УВД на плаву — потуже «закрутить гайки», «прессовать» кадры по-чёрному, требовать невозможного, получая в итоге хотя бы минимум действительно необходимого. А при этом — закрывать глаза и на то, какой ценой порою решаются подчинёнными поставленные перед ними задачи. И на то, что для компенсации затрачиваемых в интересах службы сверхусилий люди вынужденно прибегают к «самофинансированию», отыскивая собственные мини-кормушки…

Если р е а л ь н о, не на словах, броситься искоренять подобное, то личный состав УВД разбежится в считанные месяцы, чего допустить нельзя…

Пока что Виктор Викторович не обеспечил себе кресло министра внутренних дел, или хотя бы — его первого заместителя. Вот когда перейдёт в столицу на первостепенную должность — тогда ещё куда ни шло; тогда вся Энская милиция может хоть испариться или с голодухи вымереть! А пока — рано, преждевременно, не оправданно…

(Надеюсь, все понимают, что я утрирую. Кто ни сменит Виктора Викторовича на должности главного облмента, но и ему придётся как-либо решать вопросы эффективности кадров – с одной стороны, и их сохранности – с другой. Так что ещё долго и долго менты всех уровней в Энске (впрочем, как и во всей стране) будут брать мзду, «доить» коммерсантов, навязываться «крышами» различным фирмам поприбыльнее, хапать всё, что хапается… «А чё, «верхам» — можно, а нам — нельзя?!»

И чтобы ментовские массы не зарывались — кого-нибудь обязательно будут изобличать и карать. Операции «Чистые руки» в наших правоохранительных органах сегодня означает лишь необходимость мыть руки с мылом перед тем, как демонстрировать их общественности — только и всего.

Но никто не оспорит очевидного: при Викторе Викторовиче милиция действительно стала работать лучше. И именно – потому, что он реально заставил личный состав делать больше работы. Пусть и не в два раза возросла раскрываемость преступлений, как о том радостно кричат сфальсифицированные нами показатели отчётности, а только — в полтора, но она таки серьёзно возросла, это так…

Люди поставлены в такие условия, когда либо «пашут», как лошади, либо уходят. Третьего — не дано. На смену ушедших в условиях всеобщей безработицы нетрудно набрать новых. И затем – заставлять и их напрягаться; чтоб если не опытом и умением, то хотя бы усердием они обеспечили выполнение поставленных задач.

И ново-пришедшие как-то держатся, с душевным стоном тянут служебную лямку. Но потом падают и они, тут же сменяемые новейшим поколением… Нет конца этой чехарде кадров, и нет выхода из чёртова колеса сложностей и проблем.

У Виктора Викторовича в будущем — хоть министерское кресло (если повезёт, разумеется). А какая перспектива у нас, рядовых оперов, быстро изнашивающих себя, лишённых всякой надежды на компенсацию за нынешние усилия? Ничего!..

Система использует нас, пока мы относительно молоды и энергичны. А потом, перемолов, высосав все соки, получив максимум выгоды — отбрасывает нас на обочину.

Мы больше не нужны. Мы – никто, пыль под ногами, даже ещё более презираемые обществом, чем самые занюханные их его прочих членов. Потому что «бывший мент» — это как бы заведомая сволочь. И если пнуть ногой или словом действующего мента наш трусоватый народец всё-таки побаивается, то харкнуть в бывшего сотрудника милиции — это как бы сам Господь велел…

Дисциплина тоже бывает разной. Есть дисциплина — сознательная, опирающаяся на могучую идеологию, на воспитание общества государством в нужном ему духе, на достаточно высокое материальное обеспечение державных слуг, наконец… Такой дисциплины нынче у нас нет и в помине.

Сегодня ментовская масса дисциплинируется уже описанными методами постоянных разносов, втыков, раздолбаев, окриков, матюканий и оскорблений нижестоящих; доведения их до состояния отупевшей скотины.

Потому и понятно, чьими руками эта нынешняя дисциплина укрепляется — руками типичных долбо…дятлов. Часть из которых — натуральные, подлинные, врождённые кретины, а остальные — сами по себе неглупы, но дураками притворяются; так легче работать в теперешних условиях, так проще в ы ж и т ь, вот они и мимикрируют под окружающую среду.

Перспектива

Любопытно, что сам Виктор Викторович в общении вовсе не груб. Никто не слышал от него мата, со всеми он ровен и доброжелателен, достаточно интеллигентен. По слухам — любит Есенина, увлекается горными лыжами; заботлив как муж, отец и дедушка.

Отчего же, спрашивается, держит он на ключевых постах при себе так много злобных, бездушных и малоспособных болванов? Взять того же начальника Энского УВД «Держиморду»: ведь они с начальником облУВД — явные антиподы! Что заставляет генерала опираться на подобные кадры, вместо того, чтобы втихомолку подобрать команду высокопрофессиональных ментов-асов — талантливых и хватких, великолепных стратегов, блестящих тактиков милицейского ремесла?

Думаю, тут — тонкий расчёт…

Виктор Викторович не ставит перед собою задачу искоренить Зло в окружающем мире. Это нереально, утопично и попросту невозможно хотя бы потому, что и государство, и общество, и каждый из нас по отдельности — составные части этого самого Зла. Кто же будет его искоренять? Когда Зло борется со Злом, то побеждает только Зло, а все вопли о конечном торжестве Добра — лишь очередные иллюзии не знающих этого мира…

Следовательно, цель умного человека в подобных условиях — не сделать мир лучше, а занять в уже существующем мире более пристойное положение. Только и всего!

Вот и вся мораль: больше власти, больше «бабок», больше почёта…

В качестве же исполнителей э т о й задачи Виктору Викторовичу не нужны (и даже опасны!) умные и тонкие викторы-викторовичи рангами и должностями пониже. Каждый из таких играет в свою собственную игру, которая может и не совпасть с генеральской…

Туповатые дуболомы — надежнее. Таким больше веры. Они не сделают ни шагу в сторону от спущенных им указаний — хотя бы потому, что не способны на самостоятельные движения. Понимая реальную обстановку лишь на окружающем их жизненном пятачке, и не предугадывая того, что ждёт за ближайшим поворотом.

До конца преданных и просто не способных на предательство — вообще не бывает. Но поведение тех, кто ниже и мельче тебя по уму и душе — предугадать нетрудно, заранее подстраховавшись от их шатаний и измен. Потому-то с такими генералу и спокойнее. Ну а в случае надобности такими легче и пожертвовать: использовал «втёмную» или в полу-тёмную, и – отбросил, набрав новых, столь же старательных и борзых…

По мере продвижения наверх у тебя неминуемо накапливаются грехи и грешки. Но ты их периодически стряхиваешь с себя на кого-либо из исполнителей, сделав его «стрелочником» и козлом отпущения. Тогда такого – побоку, а сам снова — святее Папы Римского.

К тебе же не только не придраться, но даже наоборот — ты доказал свою проницательность и преданность общенародному делу: «Да, я доверял такому-то, но смотрите-ка, насколько жёстко я наказал его после того, как вскрылись его неблагоприятные делишки!..»

С умными исполнителями такие номера не проходят. Решив, что их предали, они способны м с т и т ь. Это — чревато!

Вот почему Виктору Викторовичу нужен именно «Держиморда», и, говоря шире, прочие держиморды. И вот отчего персонально тот же «Держиморда» — обречён, и его падение — лишь вопрос времени.

Понадобилось генералу прижать энские кадры — и он прижал их полковником. Но чем-то же надо рано или поздно компенсировать нарастающее раздражение драконовскими методами поддерживания дисциплины личного состава – вот полковником и пожертвуют!

«Вы от него стонали — я пошёл вам навстречу, и — убрал его!»

Убери завтра «Держиморду» из ГУВД — каждый из оперов Энска будет считать Виктора Викторовича своим благодетелем.

Неглупо придумано… Браво, господин генерал!

(Продолжение следует)

Рассказ не пожелавшего назвать своё имя сотрудника уголовного розыска записал Владимир Куземко

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: