«Инвесторы» сомалийских пиратов дают корсарам деньги, продукты и связь

Десятки соотечественников успели побывать в руках пиратов, миллионы долларов выкупа заплачено. О том, откуда взялись корсары и как они захватывают корабли, рассказывает временный поверенный в делах Украины в Республике Кения Олег Белоколос. 

Проблема пиратства возле побережья Сомали, определение его влияния на международную безопасность и региональную экономику приобрело в последнее время небывалую остроту. Сегодня пиратство является не только вооруженным захватом экипажа, судна и груза. Пиратство, особенно в Сомали, это криминальный бизнес, который подпитывает гражданскую войну в стране, а также представляет потенциальную угрозу с точки зрения его использования в качестве орудия международного терроризма.

На протяжении 2008 и 2009 годов в украинских и зарубежных печатных и электронных средствах массовой информации были размещены многочисленные публикации о проблемах пиратства возле побережья Сомали. Внимание украинских СМИ к этой проблеме, несомненно, обусловливалась захватами судов Faina, Bosphorus Prodigy, Saldanha, Marathon, Hansa Stavanger, Delvina, Ariana, Maran Centaurus, St.James Park, Asian Glory, в состав экипажей которых входили или входят украинские граждане. К сожалению, подавляющее большинство статей в отечественных массмедиа имели сенсационно поверхностный характер и в качестве источника использовали сообщения мировых информационных агентств, которые, при оперативной подаче материалов, также не отмечались аналитическим подходом, а иногда были непосредственно инспирированы самими пиратами.

В последнее время МИД Украины неоднократно обращался к проблематике пиратства, в основном акцентируя внимание на международно-правовых аспектах данного вопроса.

Вместе с тем очевидной является необходимость освещения проблемы распространения пиратства возле сомалийского побережья и в Аденском заливе с точки зрения внутренней ситуации в Сомали и некоторых аспектов действий пиратов относительно захваченных судов и экипажей.

Страна конфликтов

Нельзя не согласиться со многими экспертами относительно того, что проблема пиратства тесно связана с внутренней ситуацией в Сомали. При этом, для того чтобы оценить современную ситуацию в Сомали, необходимо сделать небольшой исторический экскурс.

В 1960 году английская колония Британское Сомали, а также часть бывших колониальных владений Италии объединились для создания независимого государства — Сомалийской Республики, которая установила дипломатические отношения с СССР и начала развивать двусторонние контакты в разных сферах. В октябре 1969 года в Сомали был осуществлен военный переворот. К власти пришла группа офицеров сомалийской армии, которые сформировали Верховный революционный совет, во главе которого стал генерал Мохамед Сиад Барре. В 1976 году Мохамед Сиад Барре стал президентом Сомали.

В 1977 году руководство Сомали, недовольное отказом Советского Союза поддержать претензии на территорию соседней Эфиопии, в одностороннем порядке расторгло Соглашение о дружбе и сотрудничестве с СССР и с 1980 года начало курс на сближение со странами Запада. После падения правительства Сиада Баре в 1991 году в стране началось вооруженное противостояние между региональными лидерами и кланами, которое вылилось в длительную гражданскую войну с многочисленными жертвами среди мирного населения. В 1991 году Сомалиленд (территория бывшего Британского Сомали) в одностороннем порядке объявила о своей независимости.

В 1992 году ООН сделала неудачную попытку относительно заключения мирного соглашения между враждующими сторонами и направила 500 миротворцев в Могадишо (миссии UNOSOM І и ІІ). В 1993 году в рамках мандата ООН (United Task Force, UNITAF) в Сомали прибыл контингент морских пехотинцев США. В результате стычек с местными повстанцами было убито около 2000 гражданских жителей. Семнадцать американских военных погибло, когда вертолет ВМС США был сбит в Могадишо. В 1994 году американский контингент был выведен из Сомали, а в следующем — завершен мандат миротворцев ООН.

Гражданская война продолжилась. 1996 год – о своей автономии объявил Пунтлед (область на северо-востоке Сомали). В 2005 году Союз исламских судов (мусульманское повстанческое движение Сомали. – «ДЕЛО») взял Могадишо под свой контроль.

В 2006 году, во время пребывания у власти в Сомали Союза исламских судов, им были применены довольно эффективные меры для борьбы с пиратством. Однако в декабре 2006 года эфиопские войска при поддержке США ликвидировали режим СИС и установили так называемое переходное правительство, которое не пользуется поддержкой большинства населения Сомали. Часть сторонников Союза исламских судов начали партизанские действия против вооруженных сил Эфиопии.

В 2007 году было решено направить в Сомали силы стран — членов Африканского Союза (African Union Mission in Somalia, AMISOM).

Замкнутый круг

С начала 2009 года наблюдается стойкая тенденция к ухудшению ситуации в Сомали. После вывода эфиопских войск в январе прошлого года страна фактически находится на грани коллапса и полной дезинтеграции. Союз исламских судов, который недавно вел борьбу против контингента вооруженных сил Эфиопии, сейчас раскололся на пять фракций. Вместе с тем другие исламистские группы, в частности „Аль-Шабаб” ( Al-Shabaab), которая, по некоторым данным, получает финансовую помощь от сомалийских пиратов, продолжают вести интенсивные военные действия против подразделений переходного правительства в Могадишо. Вооруженное противостояние сопровождается жертвами среди мирного населения, которое и так постоянно страдает от хронического недостатка продуктов питания и медикаментов.

31 января 2009 года в Джибути президентом Сомали избран умеренный исламист Шейх Шариф Ахмед (Sheikh Sharif Ahmed), лидер одной из наиболее влиятельных фракций Союза исламских судов, который недавно вел борьбу против контингента вооруженных сил Эфиопии. Специальный представитель ООН по вопросам Сомали приветствовал это событие и призвал политические силы страны к примирению. Есть информация о том, что Шейх Шариф Ахмед настроен на борьбу с пиратством, которое стало серьезной региональной проблемой, однако не имеет для этого необходимых ресурсов и влияния.

Считается, что ислам в Сомали традиционно имел умеренный характер, хотя еще с начала ХІХ века в некоторых районах юга страны традиционное влияние имеют религиозные секты, которые выступают за суровое соблюдение норм ислама. Поэтому, с одной стороны, большинство сомалийцев не поддерживают фундаменталистскую идеологию „Аль-Шабаб”, а с другой — значительная часть населения с ностальгией вспоминает времена, когда при власти в Сомали был Союз исламских судов и был установлен хотя бы какой-то порядок. По имеющейся информации, в течение последних двух лет хаоса и войны погибло более чем 16 тыс. сомалийцев, а около 1 млн. стали беженцами.

В июне 2009 года лидеры сомалийской экстремистской исламистской группы „Аль-Шабаб”, что в переводе с сомалийского языка означает „ молодежь”, угрожали вторжением на территорию Кении, если кенийская сторона „не уменьшит военное присутствие на кенийско-сомалийской границе”. Однако основной причиной вражеского отношения „Аль-Шабаб” к Кении является поддержка со стороны официального Найроби (столица Кении. – «ДЕЛО») временного правительства Сомали. Сейчас Кения, которая опасается увеличения потока беженцев из Сомали, удерживает на кенийско-сомалийской границе значительные военные силы.

22 июня прошлого года премьер-министр Кении Р.Одинга призвал страны — члены Африканского Союза, ЕС, а также США срочно вмешаться в ситуацию в Сомали с целью не допустить „полного коллапса” этой страны. Р.Одинга в частности отметил, что ситуация в Сомали угрожает региональному миру и безопасности, в том числе через распространение пиратства в Аденском заливе и Индийском океане, а также является источником потока беженцев, которых только в Кении насчитывается уже более 250 тыс.

В свою очередь временное правительство Сомали постоянно подчеркивает, что страна фактически стала приютом и базой для международных террористов и исламских экстремистов, и обращается с просьбой о помощи к международному сообществу.

Согласно сообщениям кенийских СМИ, в июле 2009 года „Аль-Шабаб” объявила о запрете деятельности трех агентств ООН (UNDP, UNPOS, UNDSS) на контролируемой ею территории Сомали. Как указали исламисты, данные агентства являются „врагами ислама и мусульман” и выступают против образования исламского государства в Сомали. По информации представителей ООН, сразу после объявления запрета офисы указанных агентств в Могадишо были ограблены.

В начале декабря 2009 года Продовольственная программа ООН (WFP), которая обеспечивает продуктами питания около 3,5 млн. сомалийцев, объявила о приостановлении доставки гуманитарной помощи в Сомали после ряда вооруженных нападений на ее представителей в стране. По информации СМИ, которые ссылались на сотрудников WFP, „Аль-Шабаб” выдвинула ООН 11 требований, среди которых увольнение женщин — сотрудников офиса ООН и выплата каждые шесть месяцев $20 тыс. за „безопасность”.

22 октября 2009 года в Могадишо „Аль-Шабаб” осуществила попытку нападения на кортеж президента Шейха Шарифа Ахмеда, который направлялся к аэропорту для участия в саммите Африканского Союза в Уганде.

Согласно имеющейся информации, США поставляют переходному правительству Сомали вооружение, а также предоставляют финансовую и дипломатическую поддержку. Очевидно, в связи с этим группа террористов, которая действовала с территории Сомали, планировала осуществить покушение на государственного секретаря США Хиллари Клинтон во время ее визита в Кению 4-7 августа 2009 года. Вероятно, в ответ на указанные действия сомалийских экстремистов 14 сентября прошлого года в южном Сомали американское спецподразделение силами четырех вертолетов с корабля ВМС США осуществило операцию по ликвидации уроженца Момбаси Салеха Али Салеха Набхана (Saleh Ali Saleh Nabhan). Он считался одним из активных членов „Аль-Каиды” и, по информации СМИ, проходил подготовку в Пакистане и Афганистане и принимал участие в попытке сбить самолет израильской авиакомпании в аэропорту Момбаси в 2002 году.

История сомалийского пиратства

Пиратство в Сомали развилось из Национальной добровольной береговой охраны Сомали (Somalia’s National Volunteer Coast Guard), которая была создана в 1990-х годах местными рыбаками с целью охраны районов улова рыбы близ побережья и базировалась к тому времени в южном порту Кисмайо. Однако в условиях разрушенной экономики пиратство стало для многих жителей побережья чуть ли не единственной возможностью заработка.

По оценкам экспертов, сомалийские пираты сегодня широко используют большие так называемые «материнские» судна, доставляющие легкие лодки с мощными моторами далеко в открытый океан, которые разрешают им действовать на расстоянии более чем 500 морских миль от побережья. В последнее время, кроме обычного стрелецкого оружия, пираты активно вооружаются гранатометами, а также имеют наиболее современные средства связи, радары и системы GPS. Большое медленное судно, особенно с недостаточно укомплектованной командой, скорее всего, станет легкой добычей пиратов в районе Аденского залива, через который ежегодно проходят больше 16 тыс. судов.

Пиар на службе пиратов

По информации украинских моряков с захваченных пиратами судов, во время захвата пираты приближаются к судну на скоростных лодках, забрасывают на борт канаты, забираются на палубу и сразу, угрожая оружием, требуют немедленно изменить курс. Как правило, у моряков сначала забирают все ценное, а потом и почти все личные вещи. Членов экипажей удерживают в довольно тесных помещениях, разрешая лишь раз в неделю выходить на палубу. Моряка, который отвечает за состояние работы механизмов, обеспечивающих жизнедеятельность судна, во время плановых работ постоянно сопровождает вооруженный пират. Режим удержания членов экипажей может ухудшаться в случае возникновения продолжительной паузы в переговорах между пиратами и владельцем судна.

Исходя из опыта общения с украинскими гражданами, которые входили в состав экипажей судов, можно констатировать, что сомалийские пираты стремятся по возможности скорее получить выкуп любыми средствами, в том числе путем осуществления постоянного психологического давления на родных захваченных моряков. В частности именно с этой целью пираты, используя известные мировые агентства, нарочно делают информационные выбросы, в которых речь идет об угрозах в адрес заложников. Иногда, когда это не помогает, пираты под своим надзором организовывают телефонные разговоры между моряками и их родными. Постоянно подается информация о нехватке горючего, питьевой воды и продуктов питания. Инициируются открытые письма моряков к судовладельцам. Все это служит причиной волны обращений родных захваченных моряков к органам государственной власти и в СМИ, которые оперативно размещают их, сопровождая, как правило, собственными паническими комментариями.

Очевидно, что лидеры сомалийских пиратов, довольно умело используя средства массовой информации, применяют тактику так называемых „активных действий”, которая имеет целью получение по возможности большей суммы выкупа. При этом судовладелец и другие заинтересованные стороны, которые стремятся избегать разглашения информации о ходе переговоров, опасаясь их возможного срыва или существенного увеличения суммы выкупа, почти всегда оказываются в явно проигрышном положении.

Информация относительно путей доставки выкупа является конфиденциальной и в подавляющем большинстве случаев не разглашается. Все технические моменты, связанные с доставкой выкупа, как правило, согласовывают непосредственно между посредником, который действует со стороны компании-судовладельца, и пиратами. Выкуп может доставляться на борт судна представителем компании-посредника, лицом, которое пользуется доверием пиратов, или сбрасываться с легкомоторного самолета в заранее согласованном месте. Согласно некоторым данным, имели место случаи, когда денежная наличность передавалась третьей стороне, не в Сомали, и пираты освобождали судно после получения соответствующего сообщения от доверенного лица.

У пиратов тоже есть спонсоры

Спонсорами актов пиратства в Сомали в последнее время выступают так называемые „инвесторы”, которые дают взаймы пиратам средства, обеспечивают горючим, продуктами питания, средствами связи, наркотиками и т.п. Они же получают большую часть выкупа. Так, если раньше пираты удовлетворялись $500 тыс., то сегодня речь идет о суммах в размере $3-4 млн. По разным оценкам, в прошлом году пираты получили около $90 млн. в качестве выкупа, что почти вдвое больше, чем в 2008-м.

Есть основания считать, что пираты имеют контакты в Йемене, Кении, ОАЭ и крупнейших морских портах региона. В частности, в июле 2009 года кенийская газета Daily Nation со ссылкой на специального представителя ООН Ахмеда Олд-Абдаллаха сообщала о том, что часть сомалийских беженцев, которые получили приют в Объединенных Арабских Эмиратах, принимает участие в деятельности, "подрывающей мир в Сомали”. Как отмечалось, такая деятельность включает пиратство, незаконное снабжение вооружениями и, возможно, косвенную финансовую помощь исламистским группировкам в стране.

Зри в корень!

Пиратство чрезвычайно отрицательно влияет на экономику стран Восточной Африки. Осложнение с доставкой жизненно важных грузов через кенийский порт Момбаса в Уганду, Судан, Руанду и Бурунди может послужить причиной неожиданных последствий. Ряд экспертов также высказывает беспокойство, что нападение пиратов на большой танкер может вызвать региональную экологическую катастрофу. Переходное правительство Сомали сейчас практически не имеет власти в стране и подвержено постоянным атакам со стороны исламистов, особенно в столице – Могадишо. По последним данным, около 80% территории Сомали на юге контролируется исламистами.

Есть информация о том, что при настоящем безвластии в Сомали довольно свободно действует „Аль-Каида”, представители которой совершают многочисленные вооруженные нападения против переходного правительства, а в последнее время и против международных организаций, и активно стараются проникнуть в соседние страны, в частности в Кению, где находится многочисленная сомалийская диаспора.

В Сомали, где с 1991 года практически не утихает гражданская война, пираты быстро находят желающих „легкого” заработка, как правило, бывших рыбаков и малообразованных молодых людей, которые не имеют представления об окружающем мире и возможности нормальной жизни в условиях мира. Продолжительная война „всех против всех” („Аль-Шабаб” ведет вооруженные действия не только против правительственных подразделений, но и отрядов более умеренных исламских группировок: „Алу Сунна валь-джамия” и „Хизбу Ислам”).

Наличие огромного количества неконтролируемого оружия, отсутствие центрального правительства, засухи, голод, бедность, постоянные вооруженные стычки между кланами, ограбления, убийства и похищения людей делают Сомали одним из опаснейших мест на планете.

Как бороться

Кенийские и международные эксперты довольно скептически оценивают возможность восстановления стабильности в стране в ближайшей перспективе. Очевидно, что в условиях фактической гражданской войны в Сомали направление дополнительных миротворческих подразделений стран — членов Африканского Союза едва ли поможет установить порядок в стране. Ряд влиятельных представителей сомалийской диаспоры даже выступают за выведение сил Африканского Союза из страны.

Сомали фактически стала „африканским Афганистаном” с точки зрения дестабилизирующего влияния в регионе, хотя в некоторых аспектах ситуация в стране еще хуже. Многомиллионные выплаты пиратам стимулируют коррупцию и оказывают содействие распространению культа насилия в Сомали, которые, несомненно, будут иметь долгосрочные отрицательные последствия как для страны, так и для Восточной Африки в целом.

Вместе с тем, с точки зрения преодоления пиратства в ближайшей перспективе, международному обществу нужно рассмотреть целесообразность внедрения хотя бы на определенное время, морской блокады сомалийских городов Хобио, Харадере и Эйл. Это известные базы пиратов, поскольку опыт операции стран — членов ЕС Atalanta, продемонстрировал ее недостаточную эффективность в контексте противодействия захвату торговых судов.

Олег Белоколос, временный поверенный в делах Украины в Республике Кения, «Дело»

Читайте также: