Университетская общага: гетто отдыхает!

Каждое лето счастливчикам из провинциальных городов удается прорваться в Киевский национальный университет имени Шевченко, нарекаемый в народе «Шевой». Как именно они поступают – по льготам, олимпиадам, блату или знаниям – в этой статье обсуждать не буду. Только вот у состоявшегося первокурсника проблемка – родственников в Киеве, которые могли бы предоставить жилплощадь, нет, а денег, для того чтобы снять (или купить) квартиру, в наличии тоже не имеется. Выход один – в общежитие. Вот тут и начинается самое веселое… Предстоит выстаивание в бесконечных очередях, которые выстраиваются к каждой мало-мальски важной шишке системы поселения, гордо именующей себя «администрацией студгородка». И даже если очередь до отдельного взятого студента дойдет, вовсе не факт, что решение будет положительным. «Мест нет!» — будут повторять как попугаи, да еще и хором, все инспектора. Однако если вы достанете «из широких штанин» конверт с энной суммой, то услышите фразу: «Ну, мы подумаем над вашим вопросом…» Ловкость рук и никакого мошенничества! От номинала купюр будет зависеть, попадет первокурсник в общежитие отремонтированное или неотремонтированное, в комнату на двоих или в «трешку» (в которой на самом деле живут четверо. Уплотняемся, так сказать).

Допустим, направление на комнату в администрации получено, но по прибытии в указанное общежитие может ожидать еще один сюрприз – место уже занято. Опять-таки никакого волшебства. Просто комендант каждого общежития тоже берет взятки за поселение. Скорее всего, поселенец, который пришел до вас, оказался недовольным распределением, поплакался заведующей, вручил презент и попал на более «элитное» место. Но ничего страшного – если провести аналогичную операцию, в большинстве случаев в общежитие поселиться удастся.

Те же, кто принципиально не дает взяток начальству студгородка или дал недостаточно, могут по желанию поселиться в так называемый «санаторий-профилакторий». Это учреждение, которое уже давно используется в основном не для оздоровления грызущих гранит науки, а именно с целью «приютить обездоленных». Обездоленные живут по шесть-семь человек в комнате, рассчитанной на трех. И маленький нюанс – по правилам в профилактории можно жить строго определенное время, поэтому для того чтобы остаться, студенту придется каждые 24 дня повторно оформляться на новую фамилию. Короче говоря, да здравствуют друзья, которые всегда поделятся последним – своим студенческим билетом!

Ну а для того, чтобы еще раз продемонстрировать свою безмерную заботу о подопечных, студгородок ставит обитателей профилактория и остальных непоселившихся в очередь на поселение, где можно простоять годами, а в результате оказаться в общаге, которая не ремонтировалась десятилетиями.

Однако и тем, кому удалось попасть в более-менее приличные условия, радоваться рано. Администрация студгородка прекрасно знает, какие очереди стоят у них под кабинетами, и чтобы «разрядить ситуацию», время от времени проводит выселения для освобождения мест. Начинается процесс с проверок, при которых студент ничего не докажет. Он уже для комиссии и так автоматически «порушник». Его могут выселить за антисанитарию, обнаружив игрушки, прицепленные на шторах, и за незаконный пропуск посторонних лиц, если кто-то зашел к нему в гости, не оставив документы на вахте. Вахта – это вообще тема отдельного разговора. Тетушки-вахтерши становятся вершителями судеб студентов, решая вопрос «пропустить или не пропустить». А если не заткнуть их вовремя шоколадкой – напишут докладную коменданту. Тоже неплохой повод для выселения.

А что же факультеты и кафедры? Они за своих студентов не заступаются. Там, конечно, есть свои представители для решения таких вопросов, но порядочности в них не больше, чем в инспекторах студгородка. Так же берут взятки, а на собраниях старост обещают, что «вот закончится ремонт (длящийся уже три года) и всех-всех поселим, не волнуйтесь!»

… Я прожила в одном из общежитий университета Шевченко три с половиной года. Все, о чем рассказала здесь, происходило как у меня на глазах, так и со мной лично. Как только появилась возможность – ушла на квартиру. Тем временем беспредел продолжается. Останавливать его просто никому не выгодно. Поселение – тоже прибыльная статья дохода университета.

Анна Вик, ХайВей

Читайте также: