ЧП: человечество вылетает в трубу!

Ржавеющие, гниющие и трескающиеся под городскими мостовыми трубы представляют огромную угрозу нынешнему благополучию городов. Вытекающие из них жидкости уже сейчас опасны для людских жизней и дорого обходятся городскому хозяйству. А будут обходиться еще дороже.

Фото (Creative Commons license): Scott Robinson

22 февраля 2007 года на теплотрассе города Воронежа произошел прорыв трубы. Без теплоснабжения остались четыреста семьдесят жилых домов, а также роддом, из которого пришлось эвакуировать всех рожениц и новорожденных; двадцать восемь детских садов. На следующий день то же самое произошло одновременно в Курске и подмосковной Электростали: в обоих случаях без тепла остались несколько десятков тысяч человек. В нашей стране это повторяется каждую зиму, и причины ни для кого не являются секретом: ветхие трубы не выдерживают резкого похолодания. А 25 февраля на одной из московских улиц провалился грунт. Дыра площадью 120 кв. м образовалась в дневное время прямо на проезжей части. По счастью, никто не пострадал. Как и в случае с авариями на теплосетях, произошло это далеко не в первый раз: с конца 1990-х подобные вещи случаются в Москве регулярно, а особенно часто — в течение последних двух лет. Одно из самых серьезных обрушений произошло в сентябре 2006 года, когда в провал глубиной в восемь метров ушел грузовик КамАЗ.

Если прорывы отопительных труб — это специфически российская проблема, то провалы грунта происходят повсеместно: в США не проходит и двух недель, чтобы о них не сообщили в новостях. Из образовавшихся ям не раз приходилось вызволять прохожих. К счастью, пока обходилось без жертв — хотя по стране уже начали ходить зловещие слухи о том, что именно в обвалах грунта зачастую кроется загадка пропавших без вести людей. Ещё более серьезно обстоят дела в Центральной Америке: за два дня до февральского инцидента в Москве произошло проседание грунта в столице Гватемалы. Провал составил сто пятьдесят метров в глубину и столько же — в длину; в него попали десятки жилых домов. Более тысячи людей были эвакуированы, три человека погибли. По свидетельствам очевидцев, они ещё за месяц до обрушения начали ощущать, как земля трясется у них под ногами, и слышали грохот.

Прямая причина обвалов ясна: вода размывает почву. Но почему же это случается и там, где нет естественных карстовых пустот и не проходят затяжные тропические ливни? Ответ прост: снова дело в плохом состоянии труб, утечки из которых приводят к таким плачевным результатам. Ведь в большинстве стран мира действующие водопроводные и канализационные сети были проложены ещё до Второй мировой войны, а кое-где — и до начала ХХ века. Из-за этого в Америке ежегодно происходит более сорока тысяч прорывов канализации: по статистике, только в Лос-Анджелесе уже несколько десятилетий подряд лопается в среднем по одной канализационной трубе в день.

Провал грунта в Гватемале стал одной из самых крупных катастроф последних лет. Если не принять срочные меры, то подобные события, вызванные вымыванием грунта водой и водопроводных труб, не только не прекратятся, но будут происходить регулярно.

Фото (Creative Commons license): Eric Heather Haddox

Прорывы труб и провалы почвы — самые заметные из негативных последствий старения труб. Среди менее явных, но не менее опасных явлений, имеющих ту же причину, те, что связаны со здоровьем человека или с экологией. Наиболее опасен получивший широкое распространение общесплавной тип канализации, при котором бытовые, производственные и дождевые сточные воды отводятся по одной общей системе труб. Переполнение такой отводной системы — например, во время сильного дождя, приводит к самым губительным последствиям для окружающей среды и здоровья человека, так как содержимое канализации беспрепятственно попадает в реки и озера, а иногда и в грунтовые воды. По данным совместных исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (University of California at Los Angeles) и Стэнфордского университета (Stanford University), в Лос-Анджелесе за один год полтора миллиона человек заболели после того, как сходили на пляж. Болезни, которыми грозит купание в районе канализационных утечек, варьируются от гастроэнтерита и заболеваний дыхательных путей до энцефалита, дизентерии, брюшного тифа и холеры. Летом 2004 года полторы тысячи человек, отдыхавшие на севере штата Огайо в районе озера Эри, заразились кампилобациллярным энтеритом, норовирусом и лямблиозом — из-за того, что старые канализационные трубы не выдержали сил ьного дождя.

Не лучше обстоят дела и с водопроводными сетями. «Проблема нехватки воды и её плохого качества уже давно касается не только развивающихся стран, но и так называемого „цивилизованного мира“, — говорит Кай Берлунд (Kaj Bärlund), глава Отдела по экологии и населенным пунктам при Европейской экономической комиссии ООН (UNECE), в которую входят более пятидесяти стран, включая Россию. — Вода — дефицитный природный ресурс, и из-за утечек в трубах мы теряем её в огромных количествах. Стоимость питьевой воды, не доходящей до потребителя в странах-членах Европейской комиссии, достигает десяти миллиардов долларов в год».

Дорога провалилась прямо под колесами внедорожника, едущего по улице Нью-Йорка в конце марта 2006 года. После этого инцидента американские власти заметили проблему и начали беспокоиться. Фото (Creative Commons license): Charlie aka ceonyc

Количество воды, которая уходит в землю через дыры в трубах, варьируется от страны к стране. В большинстве случаев оно составляет около 30% от всей воды, которая подается в водопроводы из очистительных установок. В некоторых больших городах потери доходят до 50% (причем происходит это как в Румынии и Албании, так и в Норвегии), а в отдельных случаях — и до 70–80%. В одном только Нью-Йорке утечки ежемесячно составляют почти четыре миллиарда литров. К тому же часть протекшей воды попадает в канализацию, после чего проходит повторную обработку, а это создает дополнительную нагрузку на водоочистительные комплексы и повышает затраты.

Утечки из труб ведут к образованию больших подземных скоплений воды, которые служат благодатной средой для образования болезнетворных микроорганизмов, и при малейшем падении давления в проржавевших трубах загрязненная вода снова проникает в систему водоснабжения. Этот процесс фактически никак не контролируется, потому что за качеством воды на данной стадии уже никто не следит. После того как в США приняли Закон о безопасности питьевой воды (Safe Drinking Water Act, 1974), на её очистку ежегодно тратится более 50 миллиардов долларов. Прежде, чем пустить воду в трубы, её проверяют на наличие микроорганизмов типа криптоспоридий и легионелл, и таких загрязняющих примесей, как свинец, медь и мышьяк. «Но какой смысл очищать воду, если после того, как она попадает в трубы, все усилия сходят на нет?» — этим вопросом задается Тимоти Форд (Timothy Ford) — микробиолог и исследователь водных ресурсов из университета Монтаны (Montana State University). По данным доклада американского Национального научно-исследовательского совета, подготовленного в декабре 2006 года для Управления по охране окружающей среды, именно проблемы с самой сетью водоснабжения очень часто провоцируют вспышки заболеваний, вызываемых грязной водой. Например, согласно исследованию, которое в 2002 году провела группа ученых из различных американских медицинских институтов, присутствующие в водопроводных трубах по всему миру грибки-аспергиллы могут привести к развитию смертельных заболеваний у людей с ослабленным иммунитетом. «На это обращают внимание лишь в тех случаях, когда дело доходит до эпидемий, — считает Джоан Роуз (Joan Rose), специалист по воде из Университета Мичигана (Michigan State University). — В остальное время от болезней, связанных с водой, могут страдать пять процентов населения, и об этом даже не будет известно».

То что железные трубы ржавеют, тоже не может не сказываться на качестве воды. Чтобы снизить вероятность коррозии, используют оцинкованное железо, однако и это не выход: оцинкованные трубы более долговечны, но на местах соединений ржавчина все равно появляется. Кроме того, содержащиеся в воде минеральные вещества с годами как бы налипают на оцинкованную поверхность, и рано или поздно вода перестает проходить через такие трубы.

Но микробы и ржавчина — это далеко не единственная проблема старых труб. Во многих странах до сих пор не вышли из эксплуатации водопроводные трубы, сделанные из свинца. Этот металл особенно опасен для детей: его повышенное содержание в воде приводит к отставанию умственного развития. Дети вообще находятся в зоне повышенного риска, поскольку в среднем употребляют за день вдвое больше воды, чем взрослые (с поправкой на массу тела). К тому же свинец — это настоящая бомба замедленного действия: он накапливается в костной системе и позднее приводит к проблемам с репродуктивной системой. В Англии, где питьевая вода из-за высокого содержания свинца не соответствует нормам Всемирного фонда здравоохранения, решено было модернизировать проложенные ещё в викторианскую эпоху водопроводные сети и заменить старые металлические трубы пластиковыми, которые впервые начали появляться не более тридцати лет назад. Модернизация обойдется в 8 миллиардов евро (12 миллиардов долларов). Работы в этом направлении начались недавно: уже заменили более двухсот километров труб, а осталось почти в десять раз больше.

Такую картину жителям Москвы тоже приходится наблюдать все чаще и чаще. Вытекшая из лопнувшей трубы вода приводит к провалам грунта или, как минимум, к затоплению дворов, подвальных помещений, проезжей части улиц. Между тем, официальной информации о состоянии труб и планах по их замене практически нет. Фото: Олег Сендюрев

Однако опыт показывает, что современные пластиковые трубы, которые ещё в конце 1980-х годов считались отличным техническим достижением и идеальным решением всех проблем, отнюдь таковым не являются: полибутиленовые трубы тоже начинают трескаться и течь, причем безо всяких видимых причин. По одной из версий, полимеры не выдерживают воздействия содержащегося в воде хлора. Более того: по данным исследований Норвежского пищевого санитарного контроля, в воду, которая проходит по пластиковым трубам, попадают вредные бензольные соединения.

Ученые из Датского технического университета (Danmarks Tekniske Universitet), занимавшиеся изучением этой проблемы, пришли к выводу, что содержание летучих соединений в воде из пластиковых труб вдвое превышает все прогнозы. В них до 10% — это диметилбензолы, этилбензол, стирол и фенолы, а остальное пока даже не удалось идентифицировать. Не оправдал всеобщего энтузиазма и такой материал для труб, как поливинилхлорид, который с середины ХХ века получил широкое распространение в строительстве: он содержит стабилизаторы — оловоорганические соединения, которые, как неожиданно обнаружилось, негативно влияют на репродуктивную функцию и приводят к серьезным болезням нервной системы и внутренних органов.

Однако все планы по обновлению водопроводных сетей ведутся с ориентацией на пластиковые трубы, и альтернативы пока нет. Модернизация же обойдется в такие суммы, что, по прогнозам Американской ассоциации водопроводных сооружений (American Water Works Association), только за счет этого к 2030 году стоимость воды увеличится втрое.

Таким образом, совсем недавно начатые поиски решения проблемы, которая все чаще в буквальном смысле выходит наружу, уже зашли в тупик. А старые изношенные трубы продолжают течь и рваться — и, судя по состоянию дел на данный момент, конца этому не видно.

Вокруг света

ГУБИТ ЛЮДЕЙ ВОДА

Низкое качество водопроводной воды приводит к серьезным болезням.

Даже школьник знает, что homo sapiens, как и другие живые существа, на 80% состоит из воды – важнейшего вещества на Земле, которое ничем нельзя заменить. Понятно, что от ее качества напрямую зависит не только здоровье, но и сама жизнь человека. Как утверждают эксперты ВОЗ, 85% всех заболеваний в мире передается

с водой. От них ежегодно умирает 25 млн. человек.

В Украине же, как отмечают экологи, питьевая вода с каждым годом ухудшается. Если верить статистике ВОЗ, по качеству она занимает 85-е место в мире. Однако какую воду мы пьем, точно не знают даже специалисты, поскольку используются стандарты качества 25-летней давности. Ученые же утверждают: из наших кранов течет жидкость, которая становится причиной множества недугов.

Именно за счет воды мы покрываем 25% суточной потребности в химических веществах. Эта «химия» намного ценнее для организма, чем поступающая с продуктами питания. Но избыток (как и недостаток) того или иного элемента легко превращает воду в настоящего убийцу.

Кстати, киевлян всегда уверяли, что уж в столице-то – водичка просто супер и связывать с ней свои болячки не стоит… Но недавно главный санврач столицы Ирина Козлова отметила, что «наметилась тенденция к ухудшению качества питьевой воды». Мол, это спровоцировано снижением качества воды в Десне и Днепре, откуда она поступает в киевский водопровод.

А сети водоснабжения, по официальным данным, во многих населенных пунктах изношены более чем на 50%. Почти 40% из них давно надо менять. Плохую по всем параметрам воду потребляют около 260 городов. Как видим, проблема одинаково острая как для Киева, так и для остальных украинских городов, в том числе и сел. И хотя она якобы взята под контроль правительством (устами Азарова, заявляющего, что «будут приняты серьезные меры по очистке воды»), Украина продолжает пользоваться устаревшим, принятым еще в 1982 году ГОСТом «Питьевая вода».

Водичка «от Менделеева»

…Лет 20 назад мне пришлось писать материал о том, как кожевенные заводы Василькова, что под Киевом, своими выбросами уничтожают впадающую в Днепр речушку Стугна. Приехав в этот город, первым делом отправилась смотреть местные очистные сооружения – и на всю жизнь запомнила жуткую вонь, расползшуюся в радиусе километра-полутора. Уехала, по горло сытая «впечатлениями», а васильковчане остались вдыхать этот «кожевенный букет»! Сколько тогда ни убеждало меня руководство заводов, что с их стороны никаких нарушений нет, поверить в это было сложно. И хотя старые очистные сооружения, как и сами заводы, давно модернизированы, бывая иногда в Василькове, нередко таки улавливаю слабый «аромат» прежнего «букета».

Чтобы проанализировать источники загрязнения воды, достаточно открыть карту промышленности Украины. Но беда в том, что большинство предприятий-загрязнителей игнорируют состояние своих очистных сооружений. И некоторые, как утверждает директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко, оснащены еще и неучтенными трубами, по которым в реки сливаются и вовсе неочищенные стоки. А все, что попадает в реки, особенно в Днепр, так или иначе потом оказывается в наших кранах. Чтобы обеззаразить водопроводную воду, ее хлорируют (кстати, от этой технологии во всем мире уже давно отказались). Но это лишь усугубляет ситуацию: образуются токсичные хлорсодержащие вещества, которые способны вызывать раковые заболевания и даже мутацию живых клеток.

В настоящий яд превращается вода, насыщенная тяжелыми металлами. Свинец откладывается в костях. Его избыток приводит к изменениям в центральной нервной системе, ухудшает показатели крови, снижая гемоглобин, поражает почки, влияет на желудочно-кишечный тракт, способствуя развитию хронического колита, и провоцирует нарушение обмена веществ.

Вреден и алюминий: по последним научным данным, он парализует нервную и иммунную системы, способствуя развитию болезни Альцгеймера. А повышение в питьевой воде концентрации меди вызывает поражение слизистых оболочек почек и печени; никеля – поражения кожи; цинка – почек; мышьяка – центральной нервной системы. Хром и кадмий, накапливаясь, способствуют развитию рака и расстройству нервной системы. Переизбыток в воде бора и брома приводит к росту числа заболеваний органов пищеварения. И всем этим «добром», что бы ни говорили чиновники, перенасыщена наша питьевая вода.

Спасение утопающих…

Не лучше ситуация и в других странах СНГ. Уровень загрязнения Амура на территории России в отдельных местах превысил предельно допустимые нормы в 20 раз! А Астана – нынешняя столица Казахстана – снабжается водой из реки Нуры. Содержание в ней ртути (опаснейшего для жизни элемента, разрушающего костный мозг, омертвляющего печень и вызывающего нервно-психические расстройства) в тысячи раз превышает допустимые концентрации.

Россияне проследили связь между загрязнением питьевой воды и растущим уровнем заболеваемости. По их данным, высокая минерализация воды приводит к мочекаменной болезни, хлорорганические соединения вызывают онкологические недуги и провоцируют спонтанные аборты. А длительное употребление воды, перенасыщенной железом (незаменимый для жизнедеятельности человека элемент!), увеличивает риск инфарктов, негативно влияет на репродуктивную функцию и поражает костную систему человеческого организма. Лишний фтор «украшает» зубы пятнами, его недостаток приводит к кариесу.

С российскими коллегами согласны и украинские ученые, считающие, что «некачественная вода – одна из причин распространения язвенной болезни желудка, желчнокаменной болезни и заболеваний органов дыхания, стенокардии, инфаркта миокарда, холецистита». ВОЗ отмечает, что из-за некачественной воды рискует заболеть четверть населения планеты, а каждый десятый землянин уже имеет проблемы с сердечно-сосудистой системой, страдает желчнокаменной болезнью и другими заболеваниями пищеварительного тракта.

В Украине ситуация еще хуже. И хотя в 2005 году была принята программа «Питьевая вода», рассчитанная на 15 лет, надежды на нее мало. Пока государственные мужи дерибанят отпущенные на реализацию программы средства, темпы роста заболеваемости становятся все более угрожающими…

Лариса Усенко, Киев, Без цензуры

Читайте также: