«…И ходить вам без шнурков на ботинках». Независимый анализ пребывания Ю.Тимошенко в неволе

Ветеран МВД Владимир Ажиппо — профессионально о пребывании Ю.Тимошенко под стражей. Разберемся в нагромождении правды, недосказанной правды, неумышленно искаженной правды, умышленно искаженной правды, скрытых и нескрываемых оскорблений, логичных предположений, болезненных фантазий и откровенно расчетливой лжи.

Последние три недели отечественные, да и иностранные средства массовой информации взахлеб рассказывают о главной новости украинской жизни – переводе осужденной-арестованной Юлии Тимошенко из Киевского следственного изолятора в харьковскую Качановскую исправительную колонию № 54.

Правозащитники пока стараются отмолчаться, изучая ситуацию, а журналисты наперегонки «грузят» население новостями и подробностями этого эпохального события. При этом, немало не заботясь, что публикуемые детали зачастую выглядят одна нелепее другой. Это касается и СМИ, льющих воду на властную мельницу, и тех, кто как будто пытается поддержать узницу.

Чтобы разобраться в этом нагромождении правды, недосказанной правды, неумышленно искаженной правды, умышленно искаженной правды, скрытых и нескрываемых оскорблений, логичных предположений, болезненных фантазий и откровенно расчетливой лжи хорошо бы обладать специальными знаниями, но, главное, нужно иметь желание и время для спокойного анализа.

В первую очередь надо взять за аксиому, что правовое положение Тимошенко регулируется не цитированием в СМИ разнообразных должностных лиц (от прямых высказываний они, как правило, отказываются, разумно полагая, что пресс-секретарь всегда сумеет соврать лучше), а текстами законов Украины. Тех самых законов, упоминание о которых у любого украинца вызывает усмешку. Законов немного, это Конституция, Уголовно-исполнительный кодекс и Закон «О предварительном заключении».

Всю информацию о нынешней жизни экс-премьера можно разбить на обобщенные блоки (мифы), это поможет некоторой ее систематизации. Итак, по порядку.

Миф № 1

«Юлию Тимошенко перевели из Киева в Харьков незаконно и вопреки здравому смыслу.

Аргументы: это создаст для нее худшие условия содержания и лечения (как крайний вариант – приведет к смерти), затруднит проведение расследования новых/старых уголовных дел и т.п.» С такими аргументами согласиться можно лишь отчасти. Разумность (осмысленность, целесообразность, гуманность и т.п.) и законность – вещи не тождественные. Даже безумный закон нужно выполнять. Как говорили римляне «Dura lex sed lex». Если в вольном переводе, то «Пусть закон дурацкий, но это закон»!

Тимошенко в Качановской колонии содержится на так называемом участке временного следственного изолятора. Временные СИЗО в украинских колониях появились еще в конце 90-х. Возникновение их было вынужденным и вполне разумным и тогда, и сейчас. Дело в том, что арестованный в СИЗО проходит несколько этапов своего тюремного становления. Сначала он (или она) – подследственный, потом подсудимый, а затем, после вынесения приговора и до вступления его в законную силу, – лицо, ожидающее решения апелляционной инстанции. Так как суды в последние годы завалены (это не преувеличение!) апелляционными жалобами, то их рассмотрение, каким бы формальным и поверхностным оно ни было, занимает несколько месяцев. Все это время заключенный сидит в изоляторе, хотя ни следственных, ни судебных действий в отношении него не проводится. Балласт!

Для того, чтобы немного разгрузить следственные изоляторы, таких ожидающих стали направлять в колонии, где они уже после вступления приговора в силу будут полноценно отбывать наказание. Спустя какое-то время в колонийских СИЗО также стало допускаться содержание лиц, находящихся под следствием. Создание и функционирование временных СИЗО регулировалось сменяющими друг друга приказами Госдепартамента исполнения наказаний, которые по установленной процедуре регистрировались в Министерстве юстиции Украины и, соответственно, являлись полноценными нормативно-правовыми актами.

Таким образом, казалось бы, Юлия Тимошенко, имея «смешанный» статус осужденной по одному уголовному делу и подследственной по другому, вполне законно может находиться в харьковской колонии на участке временного СИЗО. Но дело в том, что в 2005 году вступил в действие Уголовно-исполнительный кодекс (УИК), статья 94 которого описывает основания создания участков исправительных колоний.

Статья содержит исчерпывающий перечень таких участков, в том числе для колонии, в которой находится Тимошенко. Никаких «и т.д. и т.п.» в нем нет. Думается, стоит их перечислить. Это участки карантина, диагностики и распределения; ресоциализации; социальной реабилитации. (Ну, и названия! Невольно вспоминается Голохвастов с его рассуждениями типа «вот если когда один человек, к примеру, вченый, а другой невченый…»)

Но, однако, к теме. Никакого участка временного СИЗО в законе нет. Почему его не внесли в текст, когда вченые люди составляли и принимали закон – непонятно. Можно предположить, что просто некогда было заниматься ерундой. Все силы пенитенциарного лобби в высших эшелонах власти были брошены на присвоение (разумеется, не бесплатное) генеральских званий болванам и барыгам в погонах.

Но, как бы то ни было, факт остается фактом: законного участка временного СИЗО в исправительных колониях не существует! Несмотря на это обстоятельство, уже после вступления УИК в действие, департамент исполнения наказаний туповато продолжал вносить изменения в свои приказы, регламентирующие деятельность незаконных участков. А Минюст, напоминающий примитивный организм с заплывшими жиром мозгами, продолжал их незаконную регистрацию.

Таким образом, законом пребывание Юлии Тимошенко в исправительной колонии не предусмотрено, или, говоря иначе, ее содержание в Качановской ИК № 54 незаконно. Самое забавное, что бытовые условия и морально-психологический климат в колонии намного более комфортные, чем в СИЗО. Так что, Юлия Тимошенко как живой человек от этого перевода только выиграла. А как политик, конечно же, проиграла. Бурлящую столицу не сравнить с равнодушным хитроватым Харьковом.

Что касается части мифа о противоречии перевода Тимошенко здравому смыслу, то приходится с этим согласиться безоговорочно. Уголовные дела, связанные с интеллектуальными хищениями (т.н. хозяйственные дела), состоят из десятков и даже сотен томов, в основном, финансовых документов и их копий. На этих документах стоят тысячи подписей должностных лиц, проживающих, в основном, в столице. Если возить эту макулатуру из Киева в Харьков неудобно, но, в общем, выполнимо, то совершенно непонятно, как будут приходить на очные ставки десятки или сотни свидетелей (а каждый человек, поставивший подпись под документом – свидетель).

Переезд свидетеля туда и обратно осуществляется за счет государства. Государство живет за счет налогов. А налоги собираются с граждан этого государства, то есть, в частности, с меня. Для наглядности: каждый раз, когда я в супермаркете покупаю, скажем, бублики на 100 гривен, то 20 гривен я в виде НДС плачу на переезды свидетелей по делу Тимошенко. А я не хочу! Я хочу, чтобы бублики были дешевле, а Тимошенко сидела в Киеве, и свидетели ходили к ней пешком.

Тимошенко сидит во временном СИЗО Качановской ИК № 54 с одной сокамерницей. Кто эта женщина – неизвестно, но она должна иметь такой же, как и Тимошенко, правовой статус, т.е. быть одновременно и осужденной, и арестованной. Это определено Законом «О предварительном заключении»: осужденные и арестованные должны содержаться раздельно (насколько это умно – большой вопрос, но закон есть закон). Такое сочетание встречается редко даже у мужчин, а уж у женщин, доля которых среди заключенных Украины менее 10%, крайне редко.

После новогодних праздников суды снова стали выносить обвинительные приговоры, и в следственных изоляторах Харькова и других областей теперь будут скапливаться женщины, которых распределили в Качановскую колонию. Если они подадут апелляционную жалобу – а ее подает большинство осужденных – то их невозможно будет направить в колонию, т.к. временный СИЗО «занят» Тимошенко с сокамерницей. Эти новые осужденные ведь не будут арестованы по второму уголовному делу.

Получается, что задача временного СИЗО – разгрузить «стационарные» изоляторы, невыполнима. И теперь Тимошенко будет месяцами, если не годами, занимать камеру, площадь которой рассчитана на 20 человек, а для прочей «апелляционной» публики придется построить новый временный СИЗО. Или же подсаживать к именитой узнице кого попало, грубо нарушая закон. Интересно, какой частью тела думал человек, принимавший решение об этапировании Тимошенко в Харьков?

Миф № 2

«Юлия Тимошенко не получает надлежащую медицинскую помощь».

Весьма сомнительно. Госпенитслужба (прости, Господи, и какой же это вченый извращенец придумал такое название?), ее Харьковское облуправление и администрация Качановской колонии будут пылинки сдувать с вип-заключенной. Не дай Бог что-то с ней случится по их недосмотру. Не сносить им головы!

А харьковская медицина всегда вполне заслуженно имела мировой авторитет. Конечно, вызывает сомнение адекватность действий медперсонала колонии, но это проблема не одной Юлии Тимошенко, а украинской тюремной медицины вообще. Как была она в ГУЛАГе подчинена и полностью зависима от карательной функции лагерной администрации, так и осталась зависима. Это не упрек тюремным медикам, это просто действительность такая.

Миф № 3.

«Юлия Тимошенко получает всю необходимую медицинскую помощь».

Хотя этот миф прямо противоречит предыдущему, он имеет полное право на жизнь. Но тоже вызывает сомнения. Вполне обоснованные. Пенитслужба отсняла видеоролик, который позже был показан в телепередачах и распространен в Интернете, где Тимошенко в палате-камере медсанчасти Киевского СИЗО посещают какие-то медицинские светила. То, что лежащую в постели и протестующую Юлю без ее согласия абсолютно по-жлобски демонстрируют всему миру, вызывает отвращение, но это не предмет данного анализа. Причины сомнений в другом.

Во-первых, светила почему-то анонимные, просто какие-то безликие дядьки и тетки в белых халатах. А во-вторых, вместе с сомнительными светилами в палату заходят несколько мужиков в военной форме без всяких халатов. Это что, теперь в украинских медучреждениях такие санитарные нормы? Санитария – это ведь раздел медицины? Или я что-то путаю? Ну, и как при такой санитарии можно говорить о квалифицированной медпомощи?

Пресс-служба Минздрава ссылается на заключения авторитетных медучреждений. Что ж, это вполне официально. Но, не очень убедительно. Что мешает уважаемым врачам самим публично рассказать о настоящих и мнимых болезнях Тимошенко? Что-то все же мешает? Вместо докторов с мировым именем состояние здоровья Юлии Владимировны изучают и комментируют люди, имеющие врачебную специальность «бюрократ». Есть такая специальность. Очень полезная в высоких кабинетах и очень вредная в больничной палате. Найдется ли хоть один здравомыслящий человек, который станет лечиться у министра охраны здоровья или его заместителя? Однажды Сергей Павлович Королев прооперировался у министра здравоохранения СССР, который уж десять лет, как не держал в руках скальпель. И не стало великого ученого.

Какие-то анонимные харьковские медики внимательно и всесторонне обследовали Тимошенко. Вроде как ничего страшного не нашли, но порекомендовали ей занятия лечебной физкультурой и массаж. Хороша рекомендация! Да ведь во временном СИЗО, где она находится, нет ни снарядов и тренажеров, ни специалиста по лечебной гимнастике, нет ни приспособлений, ни специалиста по лечебному массажу. Нет таких специалистов в штатном расписании медсанчасти колонии. А если все-таки извернуться и такие возможности изыскать (кстати, а за чьи шиши?), тогда придется заниматься лечебной гимнастикой и массажем со всеми нуждающимися заключенными на Украине. Чем они перед законом хуже Юли?

Якобы случившийся с Тимошенко обморок и якобы неоказание ей медпомощи в течение 20 минут (противный вариант: обморока не было, а врач по просьбе больной пришел через 4 минуты) вообще комментировать не хочется. В камере ведь имеется видеонаблюдение! Достаточно показать запись болтунам-депутатам и все встанет на свои места. Но вдруг, как оказалось, записи-то и нет, технические возможности этого не позволяют. И в это безграмотное вранье должны поверить все граждане Украины?

видеонаблюдение
Фото:  Видеонаблюдение Николаев 

Руководитель Госпенитслужбы Лисицков в тюремной жизни разбирается очень слабо, он не одного дня не работал в тюрьме. Но он много лет прослужил в Госслужбе охраны, и нет оснований сомневаться в его профессионализме. Но, если так, он не может не знать, что самый убогий жесткий диск компьютера, в котором хранится видеоархив, способен накапливать видеоинформацию примерно за неделю. Хранить эту информацию на диске 24 часа (а именно столько времени якобы сохраняется информация в 54-й колонии) можно только, если специально запрограммировать систему на это время. То есть умышленно не использовать архив.

Лисицков как специалист по охране не может не знать, что эффективность видеонаблюдения в режиме текущего времени крайне низка. Один человек-оператор по непонятно кем рассчитанным нормам (а они завышены) может вроде как эффективно в режиме on line отслеживать до 16 видеокартинок не более 6 часов в сутки. Если видеокамер в колонии 80 (а так сказал начальник колонии), то видеонаблюдением занимаются 5 сотрудников колонии одновременно и 20 человек за сутки. Даже душевнобольному не привидится этот бред. Нет сомнений, что архив просто не хотят показать нежелательным зрителям, а всех граждан Украины кто-то уверенно считает дураками. Сейчас ведь видео с памятью есть даже на свинофермах!

Миф № 4.

«Тимошенко направили в Качановскую колонию, потому что колония эта образцово-показательная. Никогда отсюда не было побегов, не происходили в ней и другие чрезвычайные происшествия. Лишь однажды, в далеких 70-х годах одна осужденная вышла с территории колонии через хозяйственные постройки».

Комментировать последнее из этих утверждений трудно, история ничего не знает о таком факте. Выйти через хозяйственные постройки из охраняемой зоны невозможно, всегда нужно преодолеть линию ограждений. Так что, это, скорее всего, байка. А вот что касается отсутствия побегов и других ЧП – откровенная ложь.

Образцово-показательной исправительно-трудовая колония № 54 была в советское время. И, кстати, термин этот абсолютно социалистический. При капитализме какие могут быть образцы? И Качановской она станет намного позже, в конце ХХ века, когда какой-то очередной вченый придумал дать всем колониям на Украине названия по местности, где они расположились. Получилось, как всегда. Глупо. Например, колония № 43, находящаяся в районе, названном по имени знаменитого завода ХТЗ (Харьковский тракторный завод), прозвали Харьковской. Ну не хатэзэвской же ее называть? А 54-я стала Качановской, хотя почти никто из харьковчан не знает о существовании этого микроскопического частного сектора города – Качановки.

Вряд ли 54-я колония так уж заметно отличалась от множества других женских колоний в СССР, но была в ней одна эксклюзивная достопримечательность. Колонию много лет возглавляла Тамара Павловна Рукавишникова, единственная в МВД СССР (не на Украине, а в СССР!) женщина-полковник, и единственная в Союзе женщина – начальник колонии. Отсюда и образцовость, и показательность.

Закончилась эта образцовость совсем нехорошо. В одну из ночей сентября 1990 года, преодолев все заборы, на территорию колонии никем не замеченный проник пьяный мужик. Потом он долго беспрепятственно разгуливал по жилой зоне, пока дрыхнувшим образцово-показательным сторожам об этом не сообщили бдительные осужденные, к которым любвеобильный «пришелец» стал грубо приставать.

Летом 1991 года снова через все заборы, только в обратном направлении, перелезли три женщины-осужденные: Кумова, Пахомова и Плевако. Понадобилось несколько недель, чтобы всех их переловить. А еще ровно через год новая тройка беглянок пыталась совершить побег через ограждения колонии. Удалось бежать лишь одной – Татьяне Сафаровой, имена остальных история не сохранила, их покушение на побег огласке не предавали. Чтобы не так стыдно было. К слову, 54-я колония – единственная женская колония на Украине, откуда в послевоенное время были совершены побеги из-под охраны. Вот тебе и образцовая показательность.

Время прошло, и побеги из Качановской колонии как будто прекратились. Однако, справедливости ради надо сказать, что в 2010 году снова было возбуждено уголовное дело по факту побега осужденной. Бежала она, правда, не из охраняемой зоны, она жила и работала за ее пределами, так что в бытовом понимании это и побегом-то назвать нельзя, скорее невозвращением. Но юридический факт остается фактом: побег из «образцово-показательной» колонии был совсем недавно.

Имеется еще одно обстоятельство, которое дает основания здорово сомневаться в образцовости Качановской колонии. В 2007 году из Харьковского следственного изолятора совершил дерзкий побег некто Четвертухин. Было это ночью, сторожа спали, за видеомониторами никто не наблюдал, а сигнализация давно «сдохла». А через год, в 2008-м, среди бела дня, спустившись с крыши 6-го этажа, совершил самый красивый (хоть кино снимай!) побег в истории Украины Замазий.

Начальника Харьковского СИЗО (имя его никакого интереса для истории не представляет) после этих позорных событий, конечно, примерно наказали. Как неэффективного менеджера его сняли с должности и назначили… Правильно! Начальником Качановской колонии № 54. Не берусь давать оценок деятельности всего персонала колонии, но на ум приходит поговорка: «Какой поп, такой и приход». Это в чем-то образцово и где-то даже показательно!

Миф № 5.

«Тимошенко везли из Киева в Харьков в комфортабельном автобусе. Следом за ней отдельным транспортом везли ее 12 чемоданов. Ее камера в Качановской колонии напоминает гостиничный номер-люкс. Перед Новым годом Тимошенко получила передачу из 104-х наименований продуктов и предметов первой необходимости».

Все это правда. Вот только после этой правды появляется желание взять иного высокопоставленного пенитслужбиста крепко за пуговицу и строго кое о чем спросить.

Например, о том, за чей счет Тимошенко и ее чемоданы катались из Киева в Харьков?.. Неужели за счет влиятельной зэчки, которая всех купила?.. Или за счет самого пенитслужбиста?.. А может быть, все же за счет налогоплательщиков?.. А других зэков теперь тоже так катать станут?.. И в люксовских номерах все сидеть будут?.. А статью 24 Конституции Украины он читал?.. А разобрал буквы, которыми написано, что перед законом все равны?

Вопросов много, вот только все они как всегда останутся без ответов. Чиновные холуи останутся неуязвимы, потому что уязвить их могут только их хозяева, а тем делать это вовсе не с руки.

Что касается информации о 12-ти чемоданах и сотне наименований продуктов, то это со стороны пенитслужбы дешевый перебор. Эта информация конфиденциальная, да и смысла в ней никакого нет, законом не запрещено иметь хоть 112 чемоданов и тысячу продуктов. Говорить об этом – такое же жлобство, как и показывать Тимошенко в больничной койке. Делается это с одной целью: возбудить у не самой думающей части украинского электората низменные чувства – зависть и злорадство.

К этому следует добавить, что журналисты одной из газет проверили, смогут ли они передать передачу Юлии Тимошенко. Передачу не приняли, пояснив это тем, что Тимошенко якобы написала список лиц, от которых можно принимать передачи (список, правда, не показали, мол, конфиденциальная информация). Да и если принимать передачи все подряд, то это будут тонны продуктов.

Звучит как будто убедительно, но такие действия администрации противоправны. Закон не ограничивает количество и круг лиц, которые могут передавать осужденной или арестованной передачи. Юлия Тимошенко вольна брать эти передачи или не брать, но администрация колонии принять их обязана.

Если Тимошенко такой не предусмотренный законом список написала (что само по себе весьма сомнительно, на нее такая глупость не похожа, да и список никто увидеть не может), то она вправе в любой момент (именно в момент) его отменить или изменить. А как об этом догадается тетя, принимающая передачи? Ссылка на тонны продуктов вполне рациональна, но тоже законной силы не имеет. Это проблемы тюремщиков, по этому поводу закон им никаких послаблений не дает.

Да и такими топорными действиями власть может добиться лишь одного: вместо запрещенных митингов перед колонией соберется толпа людей, требующих принять у них передачу и лично пообщаться с начальником колонии. Тот же митинг, только разогнать его нельзя. Тем более что нижнего предела по весу у передач нет. Это может быть и пирожок, и конфетка, и яблочко. А принимать по личным вопросам начальник обязан всех. Даже если они обращаются не по адресу. Так гласит закон.

Миф № 6.

«То, что власть проделывает с Тимошенко – это фашизм, а Госпенитслужба – это гестапо».

Так высказался народный депутат Александр Турчинов. Готов с ним поспорить. Фашизм – это, прежде всего идеология. Причем идеология абсолютно внятная, конкретная, убедительная и проверенная временем. Фашизм можно ненавидеть, но нельзя не признать, что такая идеология есть, и она – сила. И как любая другая идеология, фашизм использует базовый принцип «Объединяй и властвуй».

То же, что нынешняя украинская власть руками сотрудников пенитслужбы бездарно проделывает с Тимошенко (говоря точнее: пытается проделывать, получается не очень складно), основано на рабовладельческом принципе «Разделяй и властвуй». Сотрудников СИЗО и колонии заставляют совершать незаконные действия, например, не принимать передачи; им не разрешается общаться с Тимошенко, даже если такое общение, скажем, изучение личности и воспитательная работа, предусмотрено законом; строжайше запрещено говорить с кем бы то ни было по поводу узницы № 1.

Запреты эти, конечно же, существуют исключительно в трусливой устной форме. Ни один «идейный» пенитенциарный чиновник, физиономией больше похожий на советского завмага, чем на фашистского функционера, не посмеет поставить свою подпись под приказом такого содержания. Кишка тонка!

В статье 34 Конституции Украины ведь как записано: «Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом – по своему выбору». Такой вот получается подленький приспособленческий «фашизмик»: подчиненные боятся и ненавидят своих начальников, а те боятся и ненавидят подчиненных и друг друга. При этом абсолютно никто из них не воспринимает Тимошенко как идейного врага. Большинство, наоборот, ей симпатизирует.

Ну, а сравнение украинской пенитслужбы с тайной полицией Третьего рейха вообще ни в какие ворота не лезет. Сотрудники одной из самых высокоорганизованных спецслужб в мировой истории были, как никто другой, объединены идеологией. И профессиональные отбор и подготовка в гестапо были на высочайшем уровне. Они уж, наверное, додумались бы надеть халаты при посещении больной. И видеозапись с «обмороком» Тимошенко не тупо прятали бы, а смонтировали так красиво, что она и сама бы поверила, что не без сознания лежала, а цыганочку отплясывала. Не дало бы гестапо оппозиции ни одного повода заявлять о незаконных действиях власти!

Рядовых сотрудников тюрьмы как раз надо бы пожалеть. Они и так за позорную зарплату, не имея никаких социальных льгот, опущенные властью (нынешней властью!) «ниже плинтуса» отменой ранней пенсии, разобщенные и деморализованные, тянут свою нелегкую службу. Очень нелегкую. В украинских тюрьмах ведь не одна Тимошенко сидит. Там ведь сконцентрированы психопаты и маньяки, убийцы и наркоманы, «тубики» и сифилитики. Так что гестапо из них получается хреновенькое. Некачественное гестапо.

Модель поведения (идеологией, тем более фашистской идеологией, это называть нельзя), которую власть навязывает сотрудникам тюрьмы, скорее можно сравнить с моделью поведения в банде или воровской шайке. Где общей цели не существует, у каждого она своя, но все должны быть «повязаны» причастностью к противозаконным действиям и аморальным поступкам.

Если кто-то не хочет такие поступки совершать, его к этому понуждают, используя зависимость «младших» от «старших». Но, в отличие от преступных групп, у тюремного персонала такая зависимость очень слабая. В банде ведь за невыполнение неписаных правил можно жизни лишиться, а сотрудник тюрьмы потеряет разве что непрестижную, бесперспективную и плохо оплачиваемую работу. Так что, думается, в ближайшее время можно будет увидеть, услышать и почитать откровения охранников Тимошенко.

P.S. Перечисленными мифами не исчерпывается весь их богатый набор. Со временем появятся новые, возможно, еще более экзотические и фантастические. Так что, не исключено, что поводы для новых комментариев найдутся еще не раз.

Автор: Владимир Ажиппо, ветеран МВД

 

Читайте также: