Почему богатые украинцы лечатся за границей, а бедные мрут на Родине

В древности было просто: сделал добро эскулап — его нужно отблагодарить, а за причиненный вред ему же придется нести соответствующую ответственность («око за око»). Если бы действовали древние обычаи, то даже трудно себе представить, сколько бы осталось представителей благородной профессии заниматься врачеванием.  

Так как в Украине официальной статистики врачебных ошибок не ведется, то обратимся к опыту медицинских «грехов» в цивилизованных странах, где уровень качества медицинской помощи несоизмеримо превосходит отечественные показатели.

Когда говорят о шкале человеческих ценностей, то в ней жизнь и здоровье занимают высшие рейтинговые места. Поэтому отношения между врачом и пациентом чаще всего строятся на доверии последнего к словам и действиям медицинского работника. Однако, доверие не отрицает ответственности врача за результат его манипуляций.

Эта традиция имеет давние исторические корни. Еще в надписях на глиняных табличках, известных как «Законы Хаммурапи» (XVIII век до н.э.), зафиксировано: «Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и излечит человека или снимет бельмо человека бронзовым ножом и вылечит глаз человека, то он должен получить 10 сихлей серебра. Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и причинит смерть этому человеку или неудачно снимет бельмо человека бронзовым ножом, то ему должно отрезать пальцы».

Да, в древности было все просто: сделал добро эскулап, его нужно отблагодарить, а за причиненный вред ему же придется нести соответствующую ответственность («око за око»). Если бы действовали древние обычаи, то даже трудно себе представить, сколько бы осталось представителей благородной профессии заниматься врачеванием.

Так как в нашей стране официальной статистики врачебных ошибок не ведется, то придется обратиться к опыту медицинских «грехов» в цивилизованных странах, где уровень качества медицинской помощи несоизмеримо превосходит отечественные показатели.

По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от врачебных ошибок умирает больше людей, чем погибает в ДТП. Например, в США доля врачебных ошибок составляет 3–4%, в Великобритании — 5%, во Франции — 3%. При этом медицинская статистика неумолима: каждые 5-6 минут в этих благополучных с точки зрения здравоохранения странах умирает пациент от врачебных ошибок или недобросовестности медицинского персонала.

Если в США среди причин смерти 5-е место занимают врачебные ошибки, то интересно, какой «вклад» в печальную статистику вносят отечественные медработники? На этот вопрос национальный минздрав ответа не дает и вряд ли его даст в обозримом будущем.

Между тем, все чаще украинские СМИ сообщают не только о разваливающемся на глазах отечественном здравоохранении, но и об отдельных победах пациентов или их родственников в отстаивании собственных прав. Последняя лента новостей принесла сообщение о том, что врачебная ошибка будет стоить донецкой больнице 1,5 миллиона гривен.

К сожалению, число нарушений прав граждан в отечественном здравоохранении принимает характер эпидемического процесса. Только чаще всего при этом к физическим мукам и душевным страданиям пациентов от врачебных ошибок присоединяется безразличие и волокита в чиновничьих кабинетах, правоохранительных и судебных органах.

Практика департамента защиты прав пациентов, существующего несколько лет при общественной организации «Луганская правозащитная группа», свидетельствует, что, только пройдя немало преград, можно добиться в судебном порядке наказания нерадивого медицинского работника или всего учреждения.

Выиграла судебный процесс против областного управления здравоохранения женщина, доказавшая, что медицинские чиновники покрывают преступные действия своих коллег. В суде пациент доказал, что был незаконно госпитализирован в психиатрическую больницу. Другой больной добился компенсации за моральный ущерб вследствие потери зрения из-за действий врачей. Такие случаи в Луганске уже не единичны. Только в настоящее время в местных правоохранительных органах и судах рассматривается более десятка дел, связанных с врачебными ошибками и нарушенными правами пациентов.

Каких только моральных, физических и прочих издержек не приходится испытывать людям в стремлении отстоять свои права?! Об этом знают лишь они сами или близкие им люди. Пациенту, пытающемуся добиться справедливости после врачебной ошибки, приходится сталкиваться с гораздо большими трудностями, чем при участии в любом ином судебном процессе о причинении вреда.

Лишь сильные духом способны преодолеть стену равнодушия и непонимания, прорвать бюрократические препоны, возникающие на их пути. Даже в странах Западной Европы, где медицинское право и прецедентная практика более развиты, суды выносят решение в пользу истца, присуждая определенную сумму, примерно в 30-40% дел по сравнению с 86% всех остальных дел немедицинского характера.

Порой длящиеся годами судебные разбирательства, чиновничья волокита становятся серьезным барьером в достижении справедливости. О таком случае и пойдет речь в нашем повествовании. Эта история уже длится более трех лет. Она прошла досудебный этап, находится на пороге длительного судебного процесса. Действующие персонажи и факты – настоящие, поэтому луганскому (и не только) читателю будет интересно знать, какие мытарства ждут пациента на пути к справедливому решению даже в том случае, когда врачебная ошибка не вызывает ни у кого сомнения, разве лишь у тех, кто ее совершил.

В тот злополучный декабрьский день 2006 г. Сергей Носовской из города Ровеньки Луганской области решил передвинуть стол с книгами в своей комнате. Бывшему ВДВ-ешнику, проработавшему много лет в кузнечном цехе местного ремонтно-механического завода, к нагрузкам и тяжестям не привыкать.

Однако в этот раз резкая сильная боль в пояснице с «прострелом» в ноги заставила его обратиться в городскую больницу. Консервативное лечение местных эскулапов в течение полутора недель облегчения не принесло. Пациента из-за усиления болей и нарастания расстройств тазовых органов 5 января 2007 г. перевезли в нейрохирургическое отделение №2 Луганской областной клинической больницы.

В областной больнице после компьютерной томографии было сделано заключение: остеохондроз с грыжами дисков выше и ниже 5 поясничного позвонка, деформирующий спондилоартроз. После срочного обследования пациент сразу попал на операционный стол. Трудно понять, как определяли место предстоящего операционного вмешательства специалисты, только то, что они сделали операцию не в том месте, где это было нужно сделать, теперь очевидно всем, кроме самих хирургов. Улучшения после выполненной операции больной не почувствовал, хотя эскулапы его обнадежили, что со временем ему будет лучше.

Через десять дней после госпитализации родственников С.Г.Носовского обязали оплатить услуги луганских врачей в кассу одной из многих частных фирм, действующих на территории областной больницы. На товарном чеке от 15.01.2007 г., выданным «физическим лицом – предпринимателем Ивченко Дмитрием Валерьевичем», указано, что пациент оплатил за один комплект для операции 1800 грн.

После расчета и снятия операционных швов луганские нейрохирурги отправили пациента на долечивание в неврологическое отделение по месту жительства. На руки ему была выдана выписка из истории болезни, подписанная лечащим врачом А.С.Нехлопочиным и заведующим отделением С.Н.Нехлопочиным. В медицинском документе был указан диагноз: «Секвестированная грыжа диска L4-L5 с абсолютным стенозированием позвоночного канала.

Протрузия L5-S1. Стойкий резко выраженный болевой и радикулярный синдром. Нарушение функции тазовых органов по типу задержки мочи. Выраженное нарушение стато-кинитической функции позвоночника и акта ходьбы. Операция 5.01.2007 г.: гемиляминэктомия L4-L5, удаление грыжи диска, декомпрессия корешков и дурального мешка на указанном уровне».

Непосвященному в медицинскую терминологию читателю поясним запись в выше приведенной выписке: из-за грыжи диска в нижнем поясничном отделе позвоночника и выраженным сужением позвоночного канала пациент испытывает сильные боли, не может естественным способом совершить акты мочеиспускания и дефекации, самостоятельно передвигаться. Врачи, сделавшие операцию, якобы удалили злосчастную грыжу диска, ликвидировали сужение позвоночного канала, значительно облегчив страдания Носовскому, и даже, как записано в медицинской документации, преподали ему «школу здоровья».

Из-за невозможности самостоятельно мочиться, через несколько недель нашему пациенту сделали урологическую операцию, соединив трубкой мочевой пузырь с полиэтиленовым мочеприемником. Вскоре больному была установлена 1 группа инвалидности. Так как после операции в областной больнице С.Г.Носовской реального облегчения страданий не получил, и состояние становилось все хуже, то он решил через год обратиться за помощью в алчевский медицинский центр «Здоровье».

Специалисты этого центра после обследования пациента были ошарашены: в нейрохирургическом отделении областной больницы сделана операция на два позвонка выше того места, где располагался патологический очаг, вызвавший страдания больного. Самое удивительное было то, что во всей медицинской документации отец и сын Нехлопочины описали свои лечебные действия «как надо», а фактически была сделана бесполезная операция.

В надежде на то, что врачи исправят ошибку и сделают повторную операцию, С.Г.Носовской обратился в областное управление здравоохранения. Он вновь был госпитализирован в нейрохирургическое отделение областной больницы к тем же врачам, которые им занимались ранее. Естественно, местные эскулапы категорически отказывались признать свою оплошность. Они заявили: «Мы сделали все, что могли! В дополнительной операции пациент не нуждается!».

На защиту своих подопечных встало и областное управление здравоохранения. В письме от 01.08.2008 г., подписанном заместителем начальника Главного управления здравоохранения Ю.П.Семенцом, пациента уверили, что «тактика обследования и лечение соответствовали диагнозу и тяжести состояния».

На двух страницах пространного текста специалисты областного управления так и не пояснили больному, почему все нейрохирурги при такой патологии делают операцию на уровне 5 поясничного позвонка, а в Луганске – на уровне 3 позвонка. Ю.П.Семенец (по специальности нейрохирург) даже не задал себе вопроса: «Почему в медицинской документации Носовского его коллеги написали, что операцию сделали на уровне 5 позвонка, а на самом деле операционный рубец находится совсем в другом месте?».

Понимая, что в Луганске никто из нейрохирургов не даст вразумительного ответа на этот вопрос С.Г.Носовской затеял переписку со специалистами других регионов. Он направил выписки из своей историй болезни, электронные данные компьютерной томографии нижнего отдела позвоночника в Киевский военный госпиталь, Одесский медицинский университет, Ивано-Франковскую областную клиническую больницу.

Практически все иногородние специалисты подтвердили, что патологический очаг (выраженное сужение просвета позвоночного канала) на уровне нижнего позвоночного отдела сохранился, никто не смог понять логику оперативного вмешательства луганских нейрохирургов. Врачи из других областей также утверждали, что после тщательного обследования пациенту, возможно, будет необходима повторная операция.

Инвалид 1 группы Сергей Носовской, проживающий с престарелыми родителями, понимая, что ни физических сил, ни материальных средств для достижения справедливости не имеет, обратился за помощью в общественную организацию «Луганская правозащитная группа». Через представителя организации 20 ноября 2008 г. он подал в прокуратуру Ленинского района г. Луганска заявление о совершении преступления врачами областной клинической больницы по факту ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей. Расследование было поручено оперуполномоченному С.С.Гайдаренко.

С.С.Гайдаренко не смог опросить врачей областной больницы, причастных к событиям дела, т.к. те отказались от дачи пояснений. Тогда он на основании заключения специалистов Главного управления здравоохранения Луганской облгосадминистрации, которые пришли к выводу, что «никакой ошибки допущено не было, врачи действовали правомерно», в декабре 2008 г. принял постановление об отказеё09 в возбуждении уголовного дела.

Таких постановлений начальник Ленинского РО ЛГУ ГУМВД Украины в Луганской области Г.В.Бахтизин утвердил несколько. Хотя те постановления неоднократно отменялись судьями Ленинского районного суда г. Луганска В.И.Луганским и А.С.Либстером, районным прокурором города А.А.Ревой, руководство районной милиции не желало возбуждать уголовное дело по факту, игнорируя заключения специалистов Донецкого областного бюро судебно-медицинской экспертизы.

Дважды С.С.Гайдаренко отправлял в Донецк материалы на судебно-медицинское исследование, надеясь, что медики сделают за него заключение о том, что в данном случае была совершена врачебная ошибка. В последнем акте донецкие специалисты напомнили луганским правоохранителям, что понятие «врачебная ошибка входит в компетенцию судебно-следственных органов, а не в компетенцию судебно-медицинской экспертной комиссии». Судебные медики, проанализировав медицинскую документацию, пришли к очевидным заключениям, свидетельствующим об ошибочных действиях луганских нейрохирургов.

Приведем выдержки из выводов, сделанных судебно-медицинскими экспертами:
Указанное в медицинской карте стационарного больного место проведения операции 05.01.2007 г. не соответствует фактическому уровню проведенной операции гр-ну Носовскому С.Г.

Удалить грыжу диска L4-L5 из операционного доступа на уровне L3-L4 позвонков невозможно.
Судебно-медицинская экспертная комиссия не может объяснить, чем было обусловлено проведение операции на уровне L3-L4.
Ухудшение самочувствия больного связано с прогрессированием его заболевания, не устраненным стенозом позвоночного канала.

Донецкие судебно-медицинские эксперты однозначно утверждают: «Носовскому С.Г. не был установлен правильно диагноз, в связи с чем проводилось неадекватное лечение; в данном случае нельзя говорить, что медицинская помощь оказана правильно и квалифицированно»! Если нежелание врачей давать пояснения своим действиям еще понять можно, то трудно понять логику луганских следственных органов, которые не хотят видеть очевидное, уклоняются от возбуждения уголовного дела.

Луганская правозащитная группа, в которую обратился пострадавший пациент, подала административный иск в Луганский окружной административный суд о признании незаконными действий и бездеятельности Ленинского районного отдела милиции г. Луганска, которые выразились в ненадлежащей проверке заявления о совершении преступления, игнорировании замечаний суда, нарушении сроков проверки. В настоящее время в местный суд готовится гражданский иск к областной клинической больнице о моральном и материальном вреде, который понес пациент из-за недобросовестных действий луганских нейрохирургов.

Прошло три года после начала описываемых событий. Пациент остался практически один на один со своей болезнью. Из-за нарушенной иннервации прогрессирует атрофия мышц ног, сильные боли лишь немного отступают после приема наркотических анальгетиков, кишечник без клизмы самостоятельно опорожниться не может, роль мочевого пузыря выполняет мочеприемник, привязанный к поясу.

Каждый день пятидесятилетнего мужчины – это постоянная борьба за выживание. Большая часть пенсии остается в аптеках. Возможный успех повторной операции, требующей немало средств, становится все более призрачным. Надежды на облегчение страданий у пациента практически не осталось, поэтому остается лишь естественное желание восстановить справедливость, чтобы не было новых жертв безответственности и халатности у специалистов в белых халатах.

Олег Перетяка, «Эксперты Украины»

 

Читайте также: