Мифы и реальность харьковских тюрем или история одного генерала

В последнее время в средствах массовой информации Харькова прокатилась волна материалов о жизни пенитенциарной системы, нарастающем кризисе, связанном с непрофессионализмом и некомпетентностью ее нынешнего руководства, особенно в Харьковской области. Главный герой этих статей и видеоматериалов – генерал- лейтенант внутренней службы в отставке, бывший начальник областного управления государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний Владимир Ильич Бутенко с претензией на объективность и компетентность в обсуждаемом вопросе изобличает коррупцию и непрофессионализм действующего руководства областного управления и руководителей отдельных учреждений исполнения наказаний области.

Авторов этих строк, долгое время наблюдавших карьерный рост генерала Бутенко и его «профессиональное» развитие, знакомых с его методами работы, глубоко задела ложь, столь цинично и уверенно преподносимая журналистам и обществу. А поскольку, не все и не все еще в нашей стране продаются и покупаются, и даже в столь специфической «отрасли» остались еще профессионалы и патриоты, не желающие мириться со лживими откровениями «бизнес-мента» Бутенко, мы сочли необходимым разъяснить сложившуюся ситуацию.

Факты, изложенные в данной статье, получены непосредственно из бывшего окружения генерала Бутенко, а также сотрудников МВД и СБУ и имеют полное право претендовать на объективность и непредвзятость. Целью их изложения является желание отстоять «честь мундира» работников пенитенциарной системы, изобличить коррумпированные связи ее бывшего руководства, дабы навсегда поставить точку в деятельности новоявленного правозащитника и поборника прав заключенных. А также разъяснить читателям процессы, происходящие в системе.

Отдельное внимание следует уделить интервью нашего героя, размещенному в газете «Вечерний Харьков» (В. Бутенко: «Украину ждет волна тюремных бунтов»):

«…В наших колониях сейчас идет экспансия возврата к гулаговской системе». Действующий начальник областного управления госдепартамента по вопросам исполнения наказаний работает в должности менее года. Перейдя на новую должность, Александр Кизим стал работать со всеми теми «кадрами», которые работали при Бутенко, или были назначены им.

Все негативные явления в учреждениях, о которых говорит сердобольный правозащитник, происходили именно во времена его руководства областным управлением: и пресс-хаты, и насилие над заключенными, и контроль передачек заключенным, а также много еще интересного. А что касается злоупотреблений в Харьковском СИЗО – Владимир Ильич откровенно лукавит. Забыл, наверное, кого он там начальником поставил, при ком в изоляторе было организовано круглосуточное подпольное производство мебели, на котором в течение нескольких лет незаконно работали до восьмисот заключенных. Без оплаты труда, без соблюдения элементарных правил безопасности. Результат – несчастные случаи на производстве, отрезанные на станках пальцы.

Таланты нашего героя начали проявляться еще в начале 90-х, когда работая в областном УВД, проводя махинации с незаконным оформлением на сотрудников Управления материальной помощи, получением и последующим вывозом и обменом денег в России. Тогда им впервые заинтересовались соответствующие службы, но, видимо, пожалели. Будущий генерал должных выводов не сделал, наоборот, почувствовав безнаказанность, начал «развивать бизнес» дальше.

Доведя до полного развала ХОЗО (хозяйственную часть) УВД в Харьковской области (по факту хищения материальных ценностей 5 лет назад было возбуждено уголовное дело), уйдя от ответственности вновь, и перейдя из системы МВД в систему Госдепартамента, полковник Бутенко возглавил Управление по вопросам исполнения наказаний в Харьковской области. С первых дней пребывания в должности он создавал четкую преступную систему. Система включала в себя все возможные способы извлечения дохода от деятельности подразделений учреждений исполнения наказаний. Так, существовали негласные тарифы на предоставление осужденным льгот, которые они и так имеют по закону – условно-досрочное освобождение, перевод в колонию-поселение, внеочередное свидание или посылка. В СИЗО за содержание в маломестных камерах существует тариф 100-300$, передача – от 20 до 50 $, свидание – от 200$. Перевод в санчасть – от 400 у.е. Не хочешь отбывать срок в другой области – выложи круглую сумму. На производственных участках учреждений ведется хоз. деятельность по пошиву, сварке, металлообработке, столярное производство. Стоимость работ значительно занижалась, а сокрытая разница шла в карман руководству учреждения. Мизерные зарплаты работающих осужденных соответственно приводили к минимальным отчислениям в бюджет, минимальным алиментам, непогашению исков государства и граждан. Не платились налоги на доходы от производства. Осужденные и следственно-арестованные получали зарплаты не в полном объеме. Вопросы благоустройства территорий, бытовые вопросы осужденных в Управлении решались путем принятия от граждан заявлений, в которых те просили принять от них денежные средства, вещи в качестве гуманитарной помощи. Таким образом, освобождающийся жертвует переданные ему или заработанные средства учреждению. При производстве продукции на территории учреждений в документах зачастую занижалась не только стоимость, но и количество выпускаемой продукции. А также, вместо одних наименований продукции, указанной в документах, выпускалась другая, более высокой стоимости. Производственные участки организовывались в корпусах, подвалах, хозяйственных помещениях.

Тендеры по закупке продуктов питания в колониях проводились формально, через своих людей, за откаты и взятки. Таким образом, государство несло огромные убытки, а наш герой с подельниками получал солидные, не учтенные доходы.

Средства и материалы, выделяемые на строительство или ремонт корпусов учреждений, шли на строительство производственных площадей, цехов, что позволяло руководству учреждений получать огромные прибыли, а учреждения имели огромные долги за электроэнергию, газ, водоснабжение.

Под руководством начальника управления для улучшения показателей работы учреждений долги за энергоносители перебрасывались с промзоны на жилую (затраты на производство оплачивались из бюджета как затраты на содержание спецконтингента), что давало дополнительные прибыли в карман руководства. А убытки от производства скрывались. На производственных участках имелось огромное количество неучтенного оборудования, приносящего прибыль преступной группировке.

По соседству с СИЗО, в УИН 18 было размещено производство по переработке отходов нефти и получения несертифицированного битума, литейного и химического производства, травя жителей района удушливым дымом и газом.

Хозяйственная деятельность УИН № 106 и ее начальника, в свое время назначенного самим Бутенко, вообще должна была бы стать предметом особого внимания прокуратуры. Из колонии исчезла значительная часть оборудования и запасов сырья.

Что касается применения пыток и насилия к заключенным – такие факты, неоднократно происходившие в колониях № 100, 25, 117 (наиболее лояльных к Бутенко), подтверждены отчетом Европейской комиссии против пыток, инспектировавшей учреждения Харьковской области. В частности, в отчете отмечено, что в данных учреждениях в воспитательных целях чаще всего использовались дубинки. Надо отдать должное непредвзятости представителей комиссии, которые, несмотря на все попытки областного руководства замылить им глаза показными мероприятиями и обильными угощениями, объективно изложили в отчете обнаруженные факты.

Не только незаконные доходы, но и награды, звания, привилегии и льготы со стороны государства. 50000$ — в такую сумму обошлось звание генерал-майора. Собирали всей чесной компанией.

За три года такой успешной хозяйственной деятельности начальник управления купил звание генерал-лейтенанта, построил огромный дом на берегу пруда в престижном месте Харьковской области (строился из стройматериалов, предназначенных для строительства нового корпуса в СИЗО и корпуса для содержания пожизненно заключенных в УИН 100), приобрел дом и яхту в Крыму, отдыхает только за рубежом, в последнее время подумывая приобрести дом под Киевом.

«Сиротский» домик генерала, пос. Высокий, ул.Подлесная

«Сиротский» домик генерала, пос. Высокий, ул.Подлесная.

Не уступают ему и другие члены группы, имея дорогие иномарки, дома и квартиры в центральных районах города.

Ценой такой масштабной деятельности преступной группы стали многомиллионные долги учреждений за электроэнергию, газ, воду, налоговые долги, долги перед поставщиками продуктов, сырья и материалов, невыплаченные алименты, неисполненные исполнительные листы осужденных, арестованным, увечия от побоев, отрезанные пальцы и поломанные руки и ноги в результате несоблюдения правил охраны труда и техники безопасности и солидные барыши, распределяемые между лояльными начальниками учреждений, Бутенко и «крышей» в прокуратуре, УВД и УБОПе.

За время службы в органах МВД и госдепартамента Владимиру Бутенко удалось создать отлаженную систему, которая кормила его и преданных начальников подведомственных учреждений. Основными источниками денежных поступлений группы стали льготы по налогообложению и другим платежам в колониях, средства от теневых производств, бартера и госзакупок по завышенным ценам. Такая бизнес-группа стала звеном преступной империи, созданной во времена Кучмы-президента его близким соратником Левочкиным, долгое время возглавлявшим систему исполнения наказаний в Украине.

Истинная причина общественной активности, открытости и откровенности генерала Бутенко – желание любой ценой вернуться на прежнюю должность и восстановить отлаженный бизнес. Именно для этого заказываются «изобличительные» статьи в прессе и оперативные материалы на телевидении (информация о коллективном самоистязании в СИЗО, когда несколько заключенных поцарапали себе руки, была преподнесена, как попытка коллективного самоубийства и в течение часа после происшествия прошла на 5 канале). Пользуясь нажитыми связями, генерал стремится опорочить действующее руководство областного управления и вернуться на насиженное место.

Аркадий Измайлов, специально для УК.

Читайте также: