Крестовый поход во власть: выборы надевают рясу

Местные выборы 2010 года запомнятся нам, в том числе, и очень сильным наплывом священнослужителей как претендентов на депутатские места. Излишняя политизация священников на выборах 2010 года стала очевидной. Но зачем «святые отцы» «табунами» подались в депутаты?

  Несмотря на запреты пастырей самого высокого уровня, иерархи не менее высокого ранга возглавляют избирательные списки и напрямую агитируют за милые их сердцам политические силы.

На встрече с избирателями

На встрече с избирателями

Участие священников дополняется прямой и непрямой агитацией и контрагитацией — церковь старается максимально усилить и закрепить свое влияние на паству с помощью политических инструментов. Но главное, для чего церковные деятели собрались на крестовый поход во власть — мировоззренческие и идеологические баталии, которые развернулись вокруг прошлого, настоящего и будущего Украины. Для одних святых отцов важно закрепить победу, для других — сохранить возможность говорить правду, для третьих самыми насущными являются сугубо карьерные соображения.

РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

СОЮЗ СВЕТСКИЙ И ЦЕРКОВНЫЙ

Взаимодействие по линии «церковь — государство» в нашей стране проходит в нескольких видах. Во-первых, церковь напрямую участвует в кампании в качестве политического игрока, выдвигая своих кандидатов по партийным спискам и мажоритарной системе. Во-вторых, священнослужители работают агитаторами-пропагандистами по самым «системным» вопросам современности. В-третьих, значительная часть светских кандидатов использует отношения с церковью для взаимовыгодного обмена: в ответ на демонстрацию своих высоких религиозных принципов и жертвования средств на церковные нужды такой потенциальный депутат получает рекламу от батюшки, и даже впрямую благословляется на депутатство.

Среди священников всегда не было недостатка в ораторах и в умельцах работать с людьми. Сама миссия, само призвание священника требуют не только определенного духовного и душевного настроения, но и практического рвения в общении с паствой. С учетом того, что весьма и весьма существенная часть современных святых отцов является, к тому же, весьма практичными бизнесменами, а обороты околоцерковного бизнеса, как утверждают разоблачители «рясоносных стяжателей», достигают многих миллионов долларов, не обходится и без коммерческой составляющей в вопросах отношения церковников и светских властей.

Впрочем, основная борьба на этих выборах идет все же по идеологическим моментам. Неформальные договоренности, которые выстраиваются в ходе предвыборной кампании между лидерами партий и священниками, входящими в их списки или просто поддерживающими ту или иную политсилу, в будущем могут получить серьезное развитие. Но могут с такой же вероятностью не реализоваться вообще — и тогда святым отцам придется ждать до 2012 или 2014 года.

По причинам «раздробленного», локального, характера выборов агитация со стороны священников на этот раз более деперсонализирована, нежели на выборах президентских. Хотя ничто не мешает, как в предыдущие годы, вывешивать в храмах портреты нынешнего главы государства. На этот раз симпатии того или иного церковного деятеля проявляются в общем постулировании принципов, созвучных симпатичной батюшке политсиле. А уж если священник сам решил поучаствовать в выборах — тут уж он становится неотличим от обычного кандидата и подвергается такому же прессингу со стороны конкурентов.

Вообще, история соучастия церкви и государства в делах друг друга на протяжении человеческой истории зашла столь глубоко, что потребовалось несколько кровавых революций, дабы принцип отделения церкви от государства стал общепринятой нормой, а не воспринимался как еретическое свободомыслие.

Но именно этот принцип, похоже, напрямую игнорируют многочисленные церковные кандидаты. Гораздо более привлекательными, нежели скромность и неучастие в мирских делах, для них выглядит практика, существовавшая в Украине до победного пришествия на эти земли социалистического строя. В ХІХ-ом и первых десятилетиях ХХ веков (на Западной Украине — до 1939-го, а в Закарпатье — до 1945-го) церковные деятели играли огромную роль в действительной защите прав населения, в просвещении народа, были литераторами, историками, учеными. Роль выдающихся священников прошлого в активизации политической жизни, в пробуждении национального самосознания украинского народа, в защите его от недругов всех рас и народов — бесспорна. Но такова ли роль святых отцов сейчас? Насколько прогрессивным может считаться их политическая активность, приобретающая подчас анекдотично-навязчивые или нарочито-пафосные формы?

ТАКИХ БЕРУТ В ДЕПУТАТЫ

Самой показательной является ситуация в Одесской епархии УПЦ Московского патриархата. Список Партии регионов в Одесской области возглавляет митрополит Одесский и Измаильский Агафангел (Саввин). В 2006 году он уже возглавлял местный список ПР. Агафангел является ярым сторонником нынешнего президента Украины еще с 2004 года. За него и его политическую силу он призывал голосовать еще в 2004-м, и затем — на всех последующих выборах. Одновременно Агафангела нужно считать одним из самых известных церковных консерваторов, а также самым ревностным в Украине сторонником «русского мира» — главной идеологической и геополитической концепции московского Патриарха Кирилла. Агафангел стоял в явной оппозиции предыдущей украинской власти, зато открыто проповедовал «русский мир». Вот, к примеру, его цитата ноября прошлого года: «Канонической территорией Русской Православной Церкви со времен Крещения является территория Святой Руси, Русского мира, ядром которого являются современная Россия, Украина, Белоруссия и Молдова».

Естественно, по Агафангелу, «русский мир» окружают враги. В числе их — и Константинопольский патриархат, регулярно «злоумышляющий» отобрать у РПЦ каноническую украинскую территорию. Но первым и главным из них является Запад. Среди прочих непотребств, оттуда к нам проникает злобная зараза в виде сектантства, либерализма и старого врага — «латинства». Католицизм вообще не имеет права даже приближаться к территории благословенного «русского мира».

Вершиной потакания врагам «истинной веры» Агафангел до сих пор считает визит Папы Римского Иоанна Павла II в 2001 году. «Откровенным вызовом для православного народа стал визит в 2001 году по приглашению тогдашнего президента Украины Римского Папы Иоанна Павла II, явившийся сигналом, началом новой волны католической и униатской экспансии. Она выразилась впоследствии в переносе униатского центра в колыбель русского Православия — Киев и учреждении в Одессе католического экзархата. Стоявшие тогда у руля государства украинские чиновники пренебрегли мнением священноначалия не только Украинской, но и Русской Церкви», — заявляет пламенный митрополит.

И, наконец, верный соратник и слуга патриархов московских твердо стоит на самой непримиримой позиции в отношении украинской национальной церкви. «Мы ни на шаг не должны отходить от церковных канонов, делая все возможное для ликвидации раскола на Украине, но не путем компромисса, а путем покаяния пребывающих в расколе и смиренного возвращения в спасительное лоно Русской Православной Церкви без всяких предварительных условий», — безапелляционно заявляет Агафангел. Ясно, что столь убежденный ревнитель православия просто обязан своим авторитетом поднять рейтинг Партии регионов на Одесщине до невиданных высот.

Можно приводить множество цитат из достопочтенного Агафангела на все возможные темы — от отношения к сексуальным меньшинствам до вопросов истории Украины. Но искать цитаты самого митрополита для этого необязательно: можно просто прочитать выступления его начальника — Патриарха Кирилла. Никакой разницы в риторике обоих нет.

Зато есть в списке Партии регионов в Одесской области епископ Белгород-Днестровский, викарий Одесской епархии УПЦ МП Алексий (Гроха). В 2006 году он был «литвиновцем», но затем, понятное дело, перешел во фракцию ПР. В одесский же городской совет по списку «регионалов» идет настоятельница Архангело-Михайловского женского монастыря игуменья Серафима (Шевчик).

Одесские традиции вовлеченности церковных иерархов в политику являются самыми яркими в стране. Более нигде такой концентрации священнослужителей высокого ранга во главе с митрополитом не наблюдается. Зато священников рангом пониже, начиная с епископа, среди кандидатов в депутаты множество — как в УПЦ МП, так и в УПЦ КП. Последние, конечно, баллотируются не на востоке и юге, а центре и на западе страны. Причем самые видные из них занимают позиции не менее рьяные, чем Агафангел, только с противоположной суммой идеологических убеждений.

В Волынский облсовет от ВО «Свобода» баллотируется глава пресс-службы Волынской епархии УПЦ КП Виталий Собко. Причем занимает он в списке четвертое место, что, с учетом политических симпатий в этом регионе, практически гарантирует ему прохождение в местный законодательный орган. Еще один иерарх может пойти номером вторым по списку «Свободы» на Винничине — это епископ Винницкий и Брацлавский Онуфрий (Хаврук). 15 его подчиненных уже выдвинулись от партии Тягнибока в местные органы власти по Винницкой области.

Активна «Свобода» и в других областях. В Киевский облсовет от нее выдвигается протоиерей Григорий Большаков. Место в списке у него — седьмое, что на Киевщине, где «Свобода» все-таки не так сильна, означает место в «группе риска». Больше шансов у его черновицкого коллеги Николая Семелюка, настоятеля одного их приходских храмов города. В тамошнем списке «Свободы» у Семелюка — четвертое место.

«Свобода», похоже, действует в пику ультра-ортодоксальным деятелям типа Агафангела. Отсюда — и массовый призыв священников в списки кандидатов партии. Умелые пиарщики, «свободовцы» позволяют себе многое, от чего в «белоперчаточных» национал-демократических партиях и партийках воротят нос, — активно вербуют сторонников среди священников и используют церковную агитацию. Пользуясь сильным влиянием церкви на население Западной Украины, такую тактику следует признать хорошо просчитанной.

Видимо, дабы окончательно дать московским конкурентам повод скрежетать зубами и захлебываться гневными обвинениями, Патриарх Киевский и всея Украины УПЦ КП Филарет (Денисенко) наградил лидера ВО «Свобода» Олега Тягнибока орденом Святого Равноапостольного князя Владимира III степени с формулировкой «за заслуги по возрождению духовности в Украине и утверждению Поместной Украинской православной церкви». Мало того, что наградил — благословил его партию на участие в выборах. Награждение прошло 25 августа с.г., через четыре дня после того, как президент Виктор Янукович наградил митрополита Агафангела орденом Ярослава Мудрого V степени. Воистину, наши политические и церковные лидеры придают слишком большое ритуальное значение орденским колодкам — это выглядит так, будто награждают вассала за верную службу. И, ясное дело, благословляют на политический бой.

Священники в списках кандидатов считаются «драгоценными кадрами», особенно в сельской местности. Особенно — на западе страны. Потому председатель Львовской областной организации «Комитета избирателей Украины» Оксана Дащакивская и сообщает о фактах «охоты на священников», которых всеми способами стараются завлечь в списки партий.

НЕПРИМКНУВШИЕ

На этом фоне голоса ряда высокопоставленных священнослужителей звучат чуть ли не диссонансом. Категорически запретил своим подчиненным участвовать в выборах епископ Луцкий и Волынский УПЦ МП Нифонт (Солодуха). Он отказал в благословении на депутатство почти двум десяткам священников, желавшим пройти в местные советы. «Это идет вразрез с Конституцией, где говорится об отделении церкви от государства.

Каждый священник, когда принимает священный сан, приносит присягу не вступать ни в какие политические группировки», — прямо заявил Нифонт. Не менее принципиальным оказался и митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук), которого включили в список Партии регионов вообще без его ведома. Когда епископ узнал о факте свого внесения в список от самого губернатора области Сергея Тулуба, он пояснил, что не желает вообще участвовать выборах. При этом митрополит Софроний сослался на свой негативный опыт участия в выборах. «Не хочу пренебрегать своей совестью», — сообщил иерарх.

И если в УПЦ МП и УПЦ КП, в силу нахождения этих конфессий на передовой междоусобной борьбы за души и деньги прихожан, наблюдается плюрализм мнений по поводу участия в политике, то греко-католические священники Украины уже давно не имеют права принимать участия в выборах. Еще с 2006 году Синод епископов УГКЦ принял решение запретить священникам баллотироваться в ораны власти всех уровней. При этом стоит отметить, что именно у греко-католической церкви — большой опыт защиты украинства в австро-венгерском парламенте.

КТО Ж ИМ ЗАПРЕТИТ?

В России священникам было запрещено баллотироваться на выборные должности еще в 1995 году. Заметим, сделано это было в эпоху преданной ныне анафеме ельцинской демократии и вседозволенности. Возможно, патриарх Кирилл и жалеет ныне об этом, но именно потому, что Кирилл и так чересчур амбициозен и политизирован, давать ему дополнительные источники влияния на власть российское правительство не будет. К тому же, в помощи священников как депутатов тамошняя «Единая Россия» и не нуждается — в стране нет церковного раскола, и церковь является надежной опорой власти и без формального участия в ней.

В Украине законодательного запрета на участие священников в политике нет. Еще недавно мы могли бы гордиться таким фактом, рассуждая о большем уровне демократии в нашей стране. Теперь, когда демократия сменяется крепчающим «стабильным» морозом, политическую активность священников могут потенциально вывести за пределы закона. Конечно, это несколько уменьшит возможности партии власти по дополнительной обработке своего электората, но отнюдь не решающим способом. Ведь агитационная роль священников УПЦ МП при этом осталась бы прежней, сделавшись аналогичной роли их российских коллег. Одновременно такое решение «срезало» бы и шансы проходить в органы власти священникам оппозиционных конфессий. Хотя и у тех осталась бы возможность агитации за национальную идею.

При этом следует осознавать, что ни «московские», ни «киевские» священнослужители не могут оказывать решающего влияния на выработку политических решений даже на местном уровне. Они служат скорее для декора, выполняя функции прикрытия, являясь, скорее, символическими фигурами. Конечно, теневые и темные вопросы полулегального бизнеса на стыке церкви, криминалитета и политики имеют место быть, но это уже другая история. Священникам для этого совершенно не обязательно быть во власти.

Использование же церкви как средства пропаганды будет всегда. Практически невозможно, особенно в условиях нашей расколотой страны, представить себе полную отрешенность священника, тем более представителя белого духовенства, от мирских симпатий и пристрастий. Кто как не сельские батюшки всегда были близки народу и выступали его лоббистами?

За эти годы, насыщенные выборами и революциями, слишком многие иерархи и простые священнослужители успели четко выразить свою позицию в отношении политического и идеологического курса державы, а то и активно поучаствовать в политике. От этого им некуда деться. Потому теперь немногие, как митрополит Софроний, готовы перечеркнуть свое политическое прошлое, добровольно отказавшись от нечистой мирской суеты, именуемой выборами.

Учитывая, что в стране имеются два крупных патриархата, а также несколько более мелких, но амбициозных православных конфессий, рискнем предположить: сами эти церкви решение о запрете священникам баллотироваться в депутаты издадут не скоро. Решившись на такой запрет, УПЦ МП либо УПЦ КП в одностороннем порядке сделает подарок сопернику, который в пику конкурентам не откажется от подобной практики.

Киевский патриархат вряд ли пойдет на это первым — ныне он пребывает не в лучшем положении, перспективы его существования вообще неясны, и потому играть в благородство и отрешенность от мирских дел для него — непозволительно. Что же касается Московского патриархата в Украине, то и он вряд ли разродится в ближайшие годы подобным указом. Патриарх Кирилл понимает роль священников в политическом процессе, тем более в стратегической для «русского мира» Украине. В принципе, тот же митрополит Агафангел полезен для построения этого самого мира и без депутатского мандата, но если уж владыка решил лично продвигать местный список правящей партии — почему бы не поддержать столь благородный порыв…

Так что запрет на участие в политике для священников двух главных украинских конфессий еще долго будет считаться делом их внутреннего выбора. В принципе, участие это не является преступлением или отходом от каких-либо христианских канонов. Оно вполне соответствует демократической практике множества стран мира, отнюдь не страдающих клерикализмом. Тем не менее, излишняя политизация священников на выборах 2010 года стала очевидной. И если следующие выборы — парламентские — состоятся уже в 2012-м, тогда нам следует ожидать еще большего вовлечения священников в политику — ведь первое сражение за Верховную Раду эпохи Януковича будет очень жестким. И священнослужители, будьте уверены, снова «рядами и колоннами» отправятся покорять политические высоты. На этот раз — в зале под куполом.

Павел Ковалев, политолог, газета ДЕНЬ

Читайте также: