Сетевая революция. Самоорганизация против организации

На заре интернета было много разговоров о тех радикальных изменениях, которые он принесет в наш мир, в том, числе, в общественную и политическую жизнь. Писались многочисленные манифесты, проводились амбициозные конференции. Затем восторги утихли, так как, хотя интернет, все-таки, изменил нашу жизнь, на политике эти изменения почти не отразились. Однако, в последнее время политические обозреватели вновь заговорили о чудесах интернетов.

 Эти разговоры вызваны двумя связанными между собой явлениями — интернет-феноменом «социальных сетей» и применением этого феномена в ходе северо-африканских и ближневосточных революций.

Обычно, когда говорят о применении «интернет-технологий», имеют в виду чисто техническую сторону дела и те возможности, которые она предоставляет. Например, политик или партия могут создать свой сайт и любой желающий может им полюбоваться. Теоретически, если повезет, этот желающий может даже «задать вопрос через интернет» и если совсем повезет, то он может даже получить на него ответ.

Форумы, «гугл-группсы», «вики-процессы» помогают организовать обсуждение тех или иных вопросов и даже совместно разрабатывать документы. Интернет также упрощает финансирование политических кампаний. Рон Пол, будучи кандидатом в президенты в 2008 собрал за один день через интернет 4,2 миллиона долларов. Ну и, наконец, все слышали об электронной почте и кое-кто даже пользовался ею.

Это — одна сторона проблемы, именно ее имеют в виду сторонники различного рода электрических правительств, когда говорят о своей электрической демократии. Их идеал состоит в следующем: есть правительство, деятельность которого прозрачна и доступна через интернет и есть граждане, которые очень удобно, практически не выходя из дома, платят правительству налоги. Это типичный подход к технологическим изменениям, когда они рассматриваются, прежде всего, как способ упростить и улучшить уже существующие процедуры и практики.

Однако, бывает так, когда изменения в технологиях меняют саму суть происходящего. Похоже, что в нашем случае это именно так, — мы живем во время политической революции, революции в способе политического действия. Скажем так, в политической системе сейчас меняется «движок».

Интересно, что люди обычно замечают только наиболее очевидные стороны этого процесса. Например, совершенно правы те, кто говорит, что социальные сети облегчают правительству сбор данных об индивидах и, соответственно, облегчают контроль над отдельным человеком или ярко выраженной группой.

Это обстоятельство действительно существует и оно, что называется, «бросается в глаза». Менее очевиден тот факт, что такой контроль, несмотря на то, что он еще может поломать жизнь не одному человеку, не способен больше решить поставленной задачи. Отдельные личности и организации уже перестали быть проблемой для государств, хотя разного рода спецслужбы, похоже, поймут это последними. Настоящей проблемой для государств становятся…. проблемы государств.

Это связано с тем, что меняется сам способ политического действия. До недавнего времени субъектом политического действия была организация — партия, общественная организация, тайное общество, партячейка террористов. Организация актуализировала ту или иную проблему или группу проблем или идеологию (то есть, общий подход к решению проблем). Задачи и способы их решения тоже были разными для разных организаций, однако, всех их объединяли некоторые общие свойства.

Главным свойством является то обстоятельство, что для актуализации и решения вопроса обычному человеку нужно либо взаимодействовать с уже существующими организациями, либо создавать свою. В любом случае, человек решивший посвятить некоторое время решению волнующих его вопросов, вынужден был взаимодействовать с другими людьми в рамках иерархии (пусть даже незаметной с виду) и существующих в ней процедур. Именно тот факт, что иерархии и процедуры тоже зависят от людей, делает организации уязвимыми для манипуляций и контроля.

Каждый, кто когда-либо создавал организации, хорошо знает их недостатки. Организации, будучи однажды созданными, начинают жить своей жизнью. «Убить» организацию очень трудно, а часто практически невозможно. Внутри организации обязательно заводятся интриги, борьба за власть, появляются фюреры. В организации можно внедрить провокаторов, которые могут развалить ее, то есть, добиться того, что организация уже не будет бороться за провозглашенные ранее цели. В конце-концов, можно запугать или просто физически устранить лидеров, опасных для правительства организаций.

Однако, самый важный недостаток организаций — это явление, которое автор этих строк называет «бабушкизацией». Явление бабушкизации хорошо заметно на примере политических партий, в частности, украинских. Оно начинается тогда, когда кто-нибудь задает вопрос о бабушках. Вопрос этот обычно звучит как «а что подумают об этом бабушки?» или «все это правильно, но бабушки за это не проголосуют».

Если тут же немедленно публично не повесить того, кто задал этот вопрос, то с момента его произнесения в партии начинаются необратимые изменения (бабушкизация), которые неизбежно приводят к ее полной деградации и исчезновению с рынка. Если же повесить такого человека сразу, то необратимые изменения все равно наступают (яд бабушкизации быстро проникает в мозг), но несколько позже. Интересно, что радикализм — это тоже бабушкизация, но только в «обратную сторону».

В общем, на практике это означает, что практические вопросы, вокруг которых возникают организации, благодаря самой специфике организаций, со временем искажаются, мифологизируются и поддаются манипулированию. В мире политических организаций мальчик из сказки Андерсена не может просто так сказать «а король-то голый!». Его не услышат. Чтобы быть услышанным, ему придется создавать организацию. Ну, а затем, начнутся ученые диспуты с властями на тему «что такое голый и не кажется ли это нам».

Существование интернета, как я уже сказал, приводит к тому, что проблемами государств становятся проблемы государств, а не люди и организации, задающие неправильные вопросы. Происходит это потому, что вроде бы заговоренная до дыр и абсолютно мифологизированная проблема, благодаря интернету, вдруг может возникнуть из пепла во всей своей красе и снова начать жечь глаголом. Так уже случилось, например, с вопросами государственных финансов, банковской и денежной системы.

Вытесненная было на политический маргинез и отданная в руки людей с репутацией городских сумасшедших, критика существующих порядков в этой сфере, вдруг превратилась (если говорить о развитых странах) в политическую программу, поддерживаемую множеством людей.

Интернет можно рассматривать как набор стихийно возникающих и исчезающих порядков, разной степени сложности и «проявленности». Это те же самые организации, только значительно сложнее. Сразу скажу, что я не против традиционных организаций, как таковых, они, конечно же, будут, и будут играть полезную роль.

В данном случае, я говорю о том, что существование интернета позволяет мальчику сказать то, что он видит, а буде он неосторожно вступит в ученый диспут с властями, то всегда найдется другой мальчик. И самое важное, что невозможно предсказать, откуда, как и каким образом он появится и что именно будет делать. Точно так же невозможно предсказать, как поведут себя все остальные. Эти особенности интернета особенно проявились после появления социальных сетей. Подобно тому, как право институционализирует деятельность на рынке, социальная сеть институционализирует деятельность в интернете, то есть, придает ей новое качество, позволяющее лучше достигать своих целей.

В итоге, мы видим, как старые схемы работы государства теряют свою эффективность. Например, правительственная пропаганда в интернете просто невозможна. Она смешна и неэффективна. Мы видим, как «money bomb» Рона Пола разрушила еще одну привычную и эффективную тактику — тактику замалчивания. После успеха кампании Пола по сбору средств через интернет и обращений к избирателям через YouTube, мейнстримные СМИ уже не могли игнорировать его.

Правда, пока что мы находимся в самом начале революционного процесса. Многие пока не осознают изменений. Например, украинцы упорно тянут в интернет свое любимое фюрерство, пытаясь создавать все те же организации, но «на базе интернета». И, конечно же, никакой интернет волшебным образом не заменит отсутствие содержания. Да, с помощью интернета можно преодолеть игнорирование официальных СМИ. Однако, для этого, все-таки, нужно сначала быть Роном Полом, иметь твердые убеждения и многолетний опыт конгрессмена.

Автор: Владимир Золоторев, политический аналитик, для «Контрактов»

Читайте также: