Садисты на службе отечеству: «Делайте репосты, ломайте им жизнь!»

Группа националистически настроенных подростков под руководством взрослых целенаправленно травит школьников по всей России, снимает издевательства на видео и распространяет ролики в Рунете, пытаясь довести детей до самоубийства. Цель кампании объявлена публично: «Делайте репосты, ломайте им жизнь!».

 Организатором кампании является судимый за «преступление ненависти» московский националист Максим Марцинкевич, более известный в Рунете как Тесак. Марцинкевич занимается провоцированием взрослых гомосексуалистов, снимая на видео расправы с ними. А школьников нетрадиционной ориентации выманивает для расправы юный националист, выступающий в сети под псевдонимом Филипп Дениц, который ранее выступал наживкой у Тесака.

Интересно, что свой первый срок Марцинкевич получил также за видео – он возглавлял националистическую группировку «Формат-18», снимавшую ролики со сценами жестоких избиений и убийств мигрантов, а также любых других граждан, не похожих на славян. Юные подражатели Тесака действуют публично: они создали в социальных сетях сайты по региональному признаку, где размещают видео — пока только с издевательствами, а не убийствами. Филиалы движения, помимо Москвы, появились в Петербурге, Самаре, Краснодаре, Тамбове.

Содержание роликов, которых уже опубликовано больше сотни, вызывает отвращение у нормальных людей, но садистам доставляет удовольствие. На видео детям угрожают, их унижают и издеваются над ними, причем делают это ровесники или старшие подростки. Повод – гомосексуальная ориентация школьников, цель – доведение до самоубийства путем распространения видео среди одноклассников жертвы, его родственников и знакомых.

Примечательно, что развлекаются подобными акциями вовсе не маргиналы. Так, в Тамбове возглавляет подобную банду школьник, мать которого является мировым судьей, а отец возглавляет отдел правового обеспечения местной администрации. При этом папаша юного хунвейбина в свое время защитил кандидатскую диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук на тему «Формирование правовой культуры молодой семьи средствами досуговой деятельности».

Все эти подробности про тамбовскую группировку стали известны лишь потому, что местная полиция осмелилась начать расследование по факту издевательства над 12-летним ребенком. Видео было опубликовано в социальной сети. «Сотрудники полиции успели скачать запись. В настоящий момент она передана в комиссию по делам несовершеннолетних. По факту случившегося проводится проверка. Устанавливается личность подозреваемых», — сообщили в пресс-службе УМВД по Тамбовской области.

В Рунете сейчас идет активная дискуссия между сторонниками и противниками подобных действий, однако юристов удивляет сам факт отсутствия реакции правоохранителей на скандальные видеоролики в большинстве регионов страны.

«Действия лиц на опубликованных видеоматериалах образуют состав преступления сразу по нескольким статьям уголовного кодекса, включая знаменитую 282-ю, а также 213-ю, которая прямо предусматривает наказание за избиение по ксенофобским мотивам. Однако позиция Кремля, однозначно демонстрирующего неприятие сексуальных меньшинств и инициировавшего принятие гомофобных законов, могла привести к тому, что правоохранители на местах не рискуют наказывать преступников за гомофобные акции», — предполагает московский юрист Антон Спицин.

Интересно, что ранее в России именно под предлогом борьбы с самоубийствами среди детей было принято несколько федеральных законов и введена цензура в Рунете. Именно о детском суициде беспокоились депутаты Госдумы, когда разрешили чиновникам закрывать любой интернет-ресурс по формальной жалобе без суда. В результате сайты закрывались за невинные юмористические стишки или карикатуры. Однако масштабную акцию националистов, ставящую целью доведение до самоубийства тысяч российских школьников, моралисты Госдумы и цензоры Кремля не замечают.

Возможно, эти добрые полицаи руководствуются интересами политической целесообразности – ведь если гомосексуальные школьники покончат с жизнью, не выдержав публичного унижения, они не станут взрослыми и не будут мешать строить Великую Православную Державу. Впрочем, есть и другое объяснение – сотни и тысячи юных хунвейбинов, откатав технологию преследований на сексуальных меньшинствах, пригодятся Кремлю чуть позже — когда начнут давить атеистов, демократов, интеллигентов или коммунистов.

Очевидно, что травля социальных групп в России на гомосексуалистах не закончится – ведь мы имеем дело с обыкновенным фашизмом, а он сам по себе не останавливается.

Автор: Евгений Зубарев, РОСБАЛТ


Пытки как новый тренд

Последователей у борцов с разновозрастным сексом достаточно много. В соцсети "ВКонтакте" по запросу "Оккупай-педофиляй" на сегодня можно найти 359 групп. "Геронтофиляевцев" пока всего 14.

Больше всего меня интересовали уральские активисты (земляки как-никак). Изучив группу "Оккупай-педофиляй Каменск-Уральск", я выяснила, что в ней бушуют недетские страсти. К примеру, на видео "Беглец-неудачник" отчетливо видно, как пойманного мужчину мучают электрошокером, брызжут ему в глаза из баллончика, бьют в квартире, бьют на улице, причем ногами в лицо. Все это действо происходит под непрекращающийся мат. В комментариях под другим видео Лев Вычуров, лидер каменск-уральских, сообщает, что жертве залили в прямую кишку монтажную пену – чтобы (цитирую) "в очко долбиться не мог".

Уральские оккупаевцы "работают" не только над теми, кого ловят на переписке с малолетними. К примеру, на этом видео борцы за нравственность привезли неизвестного юношу ночью на кладбище и добрых полчаса заставляли признаться в "голубизне".

С Евгением, одним из пострадавших от оккупаевцев Каменска-Уральского ребят, мне удалось поговорить. Его не снимали. На него попросту ни за что напали на улице.

Евгений: 14 июня мне надо было съездить в район вокзала. Позвонил приятельнице, с которой учился в педколледже. Съездили вместе, сделали дела и пошли прогуляться. На площади Ленинского комсомола стали ждать транспорт. Эта девушка встречалась с парнем из "Оккупай-педофиляй". Он испытывает ко мне личную неприязнь – хотя мы ни разу не виделись. Основываясь на мнении окружающих, он решил, что я гей, и что это ужасно, что его девушка общается со мной.

Так вот, мы сели на лавочку ждать транспорт. Внезапно на меня напал парень. Стал бить руками в лицо и ногами в тело… Когда у меня пошла кровь из носа и из раненого века, остановился. Я отошел на безопасное расстояние. Там сидела пара с ребенком. Дали платок. Я просил их номера телефонов, просил быть свидетелями – они отказались. Через 10 минут подошли трое парней. Стали задавать мне непристойные вопросы и снимать меня на телефон.

Л. К.: Что спрашивали?

Евгений: "Когда ты стал геем? Занимаешься анальным и оральным сексом?" Прохожим объясняли, что я якобы гей и в будущем стану педофилом. Некоторые люди вступали в диалог и даже посмеивались. Дальше двое попытались затолкать меня в машину. Говорили, что хотят взять интервью, что я поеду с ними. Я уворачивался и хватался за лавочку… Женщина, которая ждала транспорт, крикнула, что вызовет полицию, и стала набирать номер. Услышав это, они начали переговариваться о том, что им не надо проблем, быстро сели в машину и уехали. Женщина успела записать номер.

…В полиции с меня взяли заявление, дали талон о приемке, выслушали и записали объяснение. Направили в травмпункт. Девушка, что была со мной, ушла и вернулась с двумя парнями. Минут через 50.

Л. К: Угрожали?

Евгений: Ну да. Просили забрать заявление, так как это мне же "выгоднее". Говорили, что со мной может случиться что-то такое же. Упоминали закон о пропаганде и говорили, что теперь любое положительное или нейтральное отношение к ЛГБТ преступно, что нормальные люди должны поступать, как они. Что по новому закону само мое существование – пропаганда и опасность для их детей. Что все геи и лесбиянки рано или поздно станут педофилами…

Л. К.: Не забрал заявление?

Евгений: Нет. История эта до сих пор не закончена, полиция не звонила мне, в суде сказали, что дело в суд не передавалось, мой представитель должен отнести мое заявление об отложении судебного заседания… А я уехал, я сейчас в другом городе.

Так вырождается нация

Я поговорила с двумя людьми, имеющими отношение к этим двум движениям. Александру Ш. 14 лет, он работает "наживкой" в "Оккупай-педофиляй"; 16-летний Максим М. – администратор группы "Оккупай-геронтофиляй" во "ВКонтакте".

Л. К.: Откуда вы узнали о движении? Почему решили в нем участвовать?

Александр Ш.: Из Интернета. Где-то полгода смотрел просто ролики "Оккупай-педофиляй", передачи с участием Максима "Тесака" Марцинкевича. Участвовать решил по двум причинам. Во-первых, мне хотелось сломать жизнь педофилу. Во-вторых, знакомство с Тесаком (я с ним разделяю одни и те же политические взгляды – национал-социализм).

Максим М.: По репосту, на странице у одного человека из команды Тесака, мне понравилась эта идея, и я решил хоть как-то помочь проекту.

Л. К. Главная цель проекта?

А. Ш.: Их несколько: сломать жизнь педофилу, пропаганда здоровой сексуальной ориентации и национал-социализма.

М. М.: Перевоспитать малолетних мальчиков, которые готовы отдаться за деньги с раннего возраста!

Л. К. Как происходит ловля человека?

М. М.: Регистрируем анкету мужчины (педофила), даем рекламу в гей-группах, и потом малолетние геи сами пишут. Ловля происходит так: "педофил" (подставной) подходит к мальчику, и они идут с ним в какое-то место, где их встречает группа людей с камерами и проводят допрос.

А. Ш.: Ловля педофила (я не считаю их людьми) осуществляется следующим образом. Я регистрирую фейковый аккаунт во "ВКонтакте", захожу в сообщества – "Геи 14+", "Дети-404", "Геи 13", пишу объявления о том, что хочу познакомиться. Далее мне пишут педофилы, которые называют сумму, за которую они хотят мной воспользоваться. Я назначаю встречу либо на квартире, либо на одном из пляжей (название палить не буду). Там я встречаюсь с ними, веду с разговоры на тему "что мы будем делать", "что хочешь попробовать" и т. д. В тот момент, когда педофил раскрывает свой замысел, я либо открываю дверь ребятам, которые стояли в подъезде, или, если это на пляже, подвожу прямо к Тесаку.

Л. К.: Александр, ты сказал мне, что вы таким образом поймали замглавы подмосковного управления Федеральной службы судебных приставов Андрея Каминова…

А. Ш.: Да. Схема была стандартная, все действия проходили в квартире на Красноказарменной улице. До судебного пристава мы поймали двоих педофилов. Подождали третьего. Приехал он, позвонил мне. Мы установили камеру до его прихода, и я вышел его встречать. Вошли в квартиру, он мне дал тысячу рублей – как он сказал, "за все" (то есть оральный, анальный секс). Мы попытались разыграть такую схему, что я хочу попробовать групповой секс, и мой брат тоже хочет (в роли брата выступила другая "наживка" нашего проекта). Впустил "брата" в квартиру. Но что-то пошло не так: либо клиент заметил камеру, либо его смутил вид Филиппа (он был в олимпийке Тор Штайнер, на ней были нарисованы руны), и он начал съезжать с реальной цели приезда. Далее все есть в выпуске "Оккупай-педофиляй" "Похотливый пристав".

Л. К.: Но дело на него так и не завели, потому что твои родители были против, верно?

А. Ш.: Да, родители не захотели связываться со следственным комитетом и судом, но мы нашли компромисс. Они написали заявление на то, чтобы мои права в ходе допросов и в суде предоставлял человек из службы опеки.

Л. К.: Саша, а как относятся твои родители к твоей "работе"?

А. Ш.: Достаточно нейтрально (заявления писать не хотят). Но саму деятельность одобряют.

Л. К.: Ты думаешь, что она способна уменьшить количество педофилов?

А. Ш.: Реально уменьшает (сам по себе я помню, что еще лет в 11 после регистрации во "ВКонтакте" мне сразу написали два-три дяди-Эдуарда с разными вопросами). Сейчас такого нет, они реально боятся теперь ехать к нам. На одно из сафари из шестерых запланированных приехали двое. Также данные мероприятия жутко пугают их. И многие оставляют свои плохие привычки (удаляют аккаунты, с которых они ищут мальчиков).

Л. К.: Некоторые люди полагают, что приверженцы движения нарушают законы России, в частности Уголовный кодекс (например, применяют физическую силу к пойманному). Вы согласны с этим?

А. Ш.: Любого, кто так полагает, рано или поздно поймают в ванной, в которую я его заведу…

Насчет того как я отношусь к насилию над педофилами. Я не против этого. По моей воле, я бы каждого пойманного педофила убивал (жестокость смерти зависит от ненависти к конкретному "Эдуарду"). Я, да и Максим [Марцинкевич. – Л. К.], вообще клали кое-что на все эти законы, по которым у пристава до шести лет – всего лишь! – за то, что он, будучи при исполнении, пытался меня [нецензурное обозначение гомосексуального полового акта] без смазки за тысячу рублей.

М. М.: Никакой физической силы нет! Наш проект не нарушает Уголовный кодекс, а все, кто это говорят, и есть гомосексуалисты.

Л. К.: А как вы думаете, допустимо ли нарушать закон, чтобы в итоге поймать преступника?

М. М.: Думаю, допустимо, но у нас такого нет.

Л. К.: Кстати, а почему в обоих "Оккупаях" в 99 % случаев ловят мальчика на мужчину (или наоборот)? Ни разу не видела ролика, где бы на девочку поймали взрослого мужчину. А ведь большинство сексуальных преступлений против несовершеннолетних совершаются именно так…

А. Ш.: Мы будем чувствовать огромные душевные муки, если будем ловить тех, кто захочет за сотовый телефон [нецензурное обозначение полового контакта] 13–14–15-летнюю девочку, у которой грудь третьего размера… Он [нецензурное обозначение плохого человека], но не педофил. Реального педофила можно поймать только максимум на 13-летнюю девочку, если она выглядит совсем как ребенок. Но проблемы в том, что, во-первых, нам никто не даст ребенка; во-вторых, я не уверен, что 11-летняя девочка сможет развести мужика на секс; в-третьих, они сами не будут заинтересованы в ловле – они в основном смотрят мультики, а не "Оккупай-педофиляй".

М. М.: Зачем нам ловить девушек, которые занимаются сексом за деньги? Это же нормально, по мне так. А педофилами занимается другой человек.

Л. К.: Я имею в виду несовершеннолетних девочек. Это что, нормально?

М. М.: У девушек сложней брать интервью, у них психика слабей, мне так кажется. Ну и мы работаем только по мальчикам: их гораздо больше.

Л. К.: Что почувствуете, если герой вашего ролика покончит с собой?

М. М.: Одной шлюхой станет меньше… Но такого не случится!

А. Ш.: Почувствую огромную радость за то, что именно из-за меня покончил с жизнью еще один представитель гей-сообщества.

Л. К. Гей-сообщества? Так мы говорим о педофилах или геях?

А. Ш.: Я гомофоб. Если бы законом было разрешено ловить геев, то я бы ловил геев. Я считаю, что существует два вида геев: которые не боятся прийти в ванную к мальчику, и которые боятся.

Л. К. Я понимаю, за что ненавидят педофилов. Но что плохого в геях, которые к детям не лезут?

А. Ш.: Во-первых, это ведет к вырождению моей нации. Во-вторых, мне это противно.

М. М.: Я отношусь к геям очень плохо, потому что мужчина не должен спать с мужчиной. И Библия против этого!

Л. К.: Максим, так ты верующий?

М. М.: Я вообще не знаю, как сказать. Не совсем верующий.

Л. К.: Александр, все равно я не понимаю, с педофилами вы боретесь или с геями. Ты вначале сказал, что ненавидишь педофилов, а потом – что ловил бы геев…

А. Ш.: Я ненавижу и геев, и педофилов. Если бы у нас законодательство наказывало за [нецензурное обозначение гомосексуального полового акта], мы бы ловили и геев. Но, к сожалению… Хотя мы уже ловим малолетних геев-проституток [имеется в виду проект "Оккупай-геронтофиляй". – Л. К.].

Л. К.: А тебе их не бывает жалко? Я говорю о малолетних. Не думаешь, что человек имеет право на ошибку, так поступать с ним – слишком жестоко?

А. Ш.: Нет. Вообще ни одного не пожалел. Даже тех, кому реально нужны были деньги.

Л. К.: Блиц-опрос напоследок. Собираетесь служить в армии?

М. М.: Нет, зачем год терять?

А. Ш.: Нет. У меня нет совершенно никакого желания провести целый год без пользы для себя и общества в окружении неприятных мне лиц кавказских национальностей.

Л. К.: А как насчет будущей профессии?

А. Ш.: Еще не определился.

М. М.: Не думал об этом.

Л. К.: Любимая книга?

А. Ш.: Две – "Мастер и Маргарита" Булгакова, "Реструкт" Максима Марцинкевича.

М. М.: "Реструкт". Очень интересная книга, жизненная.

Л. К. Девиз, любимая цитата?

А. Ш.: Нет такой.

М. М.: "Делай что хочешь".

Какая цель – такие и средства…

Среди моих знакомых деятельность "оккупайцев" вызывает самые разнообразные чувства. Андрей Н. (28 лет), психолог, отзывается о них не иначе как о "бандитах": "Я их видео (Тесака и региональные) смотрю давно. Когда Тесак начал, у них и видеокамеры хорошей не было, тогда он под первыми видюхами на аппаратуру просил деньги перечислять на электронные кошельки! А сейчас он, думаю, рублевый миллионер… Пирамиды финансовые строит, дураков своих окучивает".

Про деньги вспоминает и фрилансер Павел А. (35 лет): "Приглашения на сафари платные. Я видел: 350 рублей. Бабло стригут. Кстати, Тесак, думаешь, на пустом месте идею придумал? Сидел и выбирал, на чем распиариться. Педофилы – это взрывная тема, да еще и Кремль ее продвигает… Бинго! Деньги, слава, толпы мелкого быдла вокруг. А вообще, похоже, страна идет к тому, что они скоро на видео будут убивать геев, снимать это – и им за это ничего не будет. Мы живем в нацистской стране… Посмотри видео "Чуваш и антифашист" – там Тесак в церковном облачении и с крестом! Как поп! Допрашивает типа педофилов. Интересно, это никаких верующих не оскорбляет? Лежит в открытом доступе…"

Звоню третьему другу. Студент Сергей В. (18 лет) не видит в работе активистов ничего плохого: "Педофилия зло? Зло. Они борются за верное дело. Пусть лучше они педофила изобьют, чем он пойдет и изнасилует ребенка".

Помощник маркетолога Надежда Фролова (30 лет) высказывается еще более резко: "Знаю про такое. Жаль, что по рукам связаны активисты, я бы ножницами тыкалки отрезала у похотливцев и съедать заставляла! Уроды вонючие! Бедные наши дети!"

Юрист Дмитрий Н. (27 лет) оказывается спокойнее всех и разъясняет: "С юридической точки зрения они нарушают с пяток-другой статей УК. Считай: хулиганство, незаконное лишение свободы, унижение, распространение личных данных без согласия и порочащей информации, плюс все это делается организованной группой по предварительному сговору… Опционно: клевета, вымогательство, побои и грабеж. Все эти поливания мочой сюда же. Другое дело в том, что жертва сама должна прийти в полицию, а она не идет. Значит, рыльце-то в пушку. И пока люди не идут, это беззаконие будет продолжаться".

Учитель Екатерина Надеждина (42 года) полагает, что следить за нравственностью – это достаточно бредовая идея, тем более с помощью провокаций: "Мне сильно не по душе идея сначала спровоцировать человека на правонарушение, потом его поймать и "забить камнями" (хорошо еще, что пока это побивание образное, а не настоящее, но кто знает, до чего они дойдут, упиваясь своей ролью блюстителей нравственности?). Фактически ребята сами себя уполномочили выступать в роли полиции нравов. Понимаю, что это от недоверия к полиции и ее неспособности справиться с реальными преступлениями, совершенными против детей. Но все равно мерзко и пованивает".

Психолог, IT-специалист Константин Гриценко (38 лет) убежден, что действия этих организаций – в чистом виде уголовщина: "Все хуже некуда, это преступление, которое должно быть жестко наказано! А задача родителей и общества состоит в том, чтобы воспитывать своих детей так, чтобы им в голову не могло прийти не то что заниматься чем-либо подобным, но и вообще лезть в чью-либо личную жизнь".

С ним солидарен и журналист Артур Лоянич (30 лет): "Движения "Оккупай-чего-то-тамляй" ­– это не более чем стопроцентная провокация и агрессия в чистом виде. Толпы подростков, которым некуда девать свою энергию, нашли ее в таком очень сомнительном с точки зрения уголовного законодательства удовольствии. К сожалению, с молчаливого попустительства властей. Тесак и его банда (а его сроки весьма значительны) занимаются всем этим просто от нечего делать: нашли удобную и зыбкую с точки зрения защиты закона мишень и демонстрируют всему миру худшие качества человека. Я бы сравнил их с нацистами в худшем смысле: это были обычные люди до того момента, как их наделили властью, после чего уровень наслаждения садизмом у них взлетел до небес. Тесак и его малолетние бандиты наделили себя властью сами, провозгласили террор и провоцируют людей на совершение преступления. Очень жаль, что организации, которые я бы назвал экстремистскими в полном смысле этого слова, до сих пор не прикрыли".

Настя Николаева (17 лет) поддерживает общий хор "негативщиков" и подытоживает: нельзя творить добро, унижая других: "У меня есть друг. Смышленый вроде парень. Умный, приличный. Фанат Тесака. Говорит, что дело не в человеке, не в движении, а в последователях. Что у каждого героя есть неправильные последователи. Что сам Тесак несет правильную идею в общество, пусть и радикальными методами. Я так не считаю. Какой человек, такие и последователи. Я видела "замечательные" видео, где Максим Марцинкевич грубо отзывается в адрес евреев. Максим Марцинкевич, который ненавидит евреев. Смешно. Он очень неуверенный. Видимо, его унижали в детстве. Или просто это человек, которому некуда девать желчь, агрессию и амбиции. Мне его жалко. И жалко таких же молодых парней, которых он берет под крыло.

Какой бы ни была цель движения, судить надо по фактической деятельности и по тому, во что оно перерастает. А Тесак устроил инкубатор для юных беспредельщиков со сдвинутыми жизненными ориентирами и целями. Он не мотивирует их учиться, чтобы найти в будущем хорошую работу. Не мотивирует их заниматься спортом. Он просто учит их унижать других и творить "добро", коим они считают вандализм. Он гробит их жизни и стрижет деньги. А они ему верят. И зря".

P. S.

Пока создавался материал, Максим Марцинкевич на своей странице "ВКонтакте" опубликовал перепост записи из сообщества "Дети-404. ЛГБТ-подростки. Мы есть!" с подписью: "Вычисляем [нецензурное обозначение геев], организовавших группу, и берем интервью!". А 5 июля Марцинкевич на своей личной странице призвал за 10 тысяч серебреников… простите, рублей поймать администраторов сообществ "Дети-404".

Автор: Лена Климова, Екатеринбург – Санкт-Петербург, Росбалт

 

 

Читайте также: