Убийство как аргумент в информационной войне

Признак крепкого государства – это доверие общества к власти. Видимо, поэтому главной стратегической целью в информационной войне является подрыв доверия народа к институтам государственной власти. Классически эта цель достигалась через социальное напряжение в обществе, которое искусственно создавалось внутри государства.

 При этом катализатором процесса очень часто выступали резонансное событие – теракт, техногенная авария, эпидемия и т.д.

С начала этого года Украину просто таки захлестнула волна трагических событий, жертвами которых стали бывшие политики и журналисты. Данную ситуацию можно расценивать, как попытку третьих сил вбить клин между украинским обществом и властью.

Похоже, кому-то необходимо, чтобы граждан Украины охватило состояние тревоги, беззащитности, страха, униженности и неуверенности.

За 2015 год в Украине произошла череда резонансных трагических событий:

27 февраля – экс-регионал и бывший народный депутат Михаил Чечетов выпрыгнул из окна;

10 марта – бывший народный депутат от Партии регионов Станислав Мельник выстрелил в себя из ружья;

11 марта – бывший председатель Запорожской областной государственной администрации и экс-регионал Александр Пеклушенко застрелился;

13 апреля – убили украинского журналиста Сергея Сухобока;

15 апреля – убит депутат пятого созыва Верховной Рады от Партии регионов Олег Калашников;

16 апреля – убили Олеся Бузину, журналиста, писателя, политического обозревателя;

16 апреля – убили Ольгу Мороз — главного редактора «Нетишинского Вестника».

Даже если не вдаваться в подробности следствия по поиску исполнителей и заказчиков этих преступлений, можно сделать вывод, что ситуация в государстве умышленно расшатывается изнутри.

Последствия террористических актов или случаев со смертельным исходом всегда негативно влияют на общество. Это объясняется тем, что резонансные события с гибелью известных лиц нужно рассматривать, как скрытое информационное воздействие на массовое сознание.

В этом случае обществу транслируют тезисы, направленные на разложение его изнутри, подобно информационно-психологическому влиянию.

Главной особенностью резонансных трагедий считается их способность, фактически, генерировать деструктивные месседжи населению. Для этого используют слухи, блоги и социальные сети. Эти инструменты информационно-психологического влияния отлично справляются со своей «черной» задачей. Например, обсуждая недавнее трагическое событие, люди в своем небольшом кругу могут создавать негативные образы происходящего и моделировать подобные ситуации на своих близких.

Кроме этого, правоохранительные органы при информировании общественности в проведении следственных мероприятий проявляют «немногословность». Поэтому выходит так, что силовые структуры играют «на чужом поле».

Говоря понятнее, новости о трагических событиях в Украине быстрее доходят к потребителю от российских источников в их же интерпретации. Украинская сторона, опять-таки, занята оправданиями российских лже-новостей, хотя в данном случае она имеет все основания управлять ситуацией.

Вот примерно так используется трагические события в Украине для информационного влияния российских информационных служб на сознание нашей аудитории.

При этом новые информационные тезисы, которые создаются в сознании наших людей, вызывают у них состояние боязни и опасения. Среди них:

·         государственная власть не знает, что делать – Украина перестает быть управляемой; все, что происходит в Украине, проистекает само собой и никак не зависит от действий президента, правительства, парламента;

·         правоохранительные органы государства не могут гарантировать безопасное развитие общества – в стране идет жестокая борьба с использованием подкупа, шантажа, заказных убийств; царят насилие и беззаконие; разрушены духовные основы; утрачена способность различать дозволенное и недозволенное;

·         современная законодательная система несовершенна, а судебно-правовая система неэффективна – наше общество изнутри разрушается преступностью и коррумпированностью;

·         под угрозу поставлено основное конституционное право человека – право на жизнь, люди растеряны, не знают, что делать и как повлиять на ситуацию; в обществе создается атмосфера злобы, ненависти, недоверия; возникает чувство безнадежности, незащищенности и страха; человеческая жизнь обесценена, каждый человек сегодня в Украине боится за собственную жизнь, жизнь своих детей и близких.

Сложив все это вместе, мы можем получить весьма удручающую картину: якобы наша страна выходит из-под контроля и дрейфует в состояние хаоса, который грозит разорвать Украину на мелкие «суверенные» кусочки в результате социальных распрей.

Украинское общество, которое не получает достаточной информации от своих медиа, прибегает к услугам других информационных источников: российские СМИ, социальные сети и слухи. Их информация заставляет формировать отношение нашего общества к происходящей ситуации, но уже через свою, кремлевскую призму.

В этом случае, общественное мнение в Украине склоняется к недоверию институтам государственной власти, а в этом и кроется главная информационная опасность.

В информационной войне существует критерий: если после определенных воздействий общество удалось оторвать от государственной власти, то можно считать, что государство проиграло информационную войну.

К счастью, в Украине не получилось создать психологический резонанс в обществе путем серии резонансных событий. Социальная ситуация в нашей стране стабильно контролируется государством.

Несмотря на это, следует усилить информированность общества о деятельности правоохранных органов и органов государственной власти Украины о расследовании резонансных событий.

Автор: Вячеслав Гусаров, эксперт по вопросам информационной безопасности ЦВПИ, группа "ИС" 

 

Читайте также: