Убийца Газпрома: как изменился мировой рынок топлива и что это даст Украине

Мировой рынок газа кардинально изменился буквально за последний год: создание технологии добычи сланцевого газа, колоссальные запасы которого обнаружены были сначала в США и Канаде, а теперь и в Европе, перекроили энергетическую карту мира. 

В начале апреля Польша объявила о том, что в стране выявлены крупные запасы сланцевого газа — около 1,36 трлн кубометров. Их освоение уже в мае начнет крупнейшая американская нефте- и газодобывающая компания ConocoPhillips. Если эти данные будут подтверждены геологоразведкой, общие запасы газа в ЕС вырастут сразу на 47%. Польша не только полностью закроет свои потребности в топливе, но и может стать одним из крупнейших поставщиков газа для Европы.

О серьезных запасах сланцевого газа заявила Эстония, разработку пластов уже начали Голландия, Франция, Швеция, Германия. Соответственно, потребность Европы в российском газе, который туда поставляет «Газпром», в течение ближайших 10 лет существенно понизится. По оценкам директора по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергея Алексашенко, в случае если все запасы европейского сланцевого газа будут подтверждены, «Газпром» рискует потерять 25–30% своего европейского экспорта (80–100 млрд кубометров в год).

Устаревшие формулы

Буквально на наших глазах происходит если не великая энергетическая революция, то, по крайней мере, серьезный переворот. Еще год назад на европейском рынке складывалась поистине абсурдная ситуация: экономики всех стран испытывали колоссальные финансовые трудности в связи с кризисом, заставлявшие их экономить буквально каждую копейку, а цена российского голубого топлива, согласно формулам, прописанным в долгосрочных контрактах с «Газпромом», взлетела до рекордного уровня — $500 за тысячу кубометров. Уже тогда пошли разговоры о том, что мир непременно найдет более дешевые альтернативные источники сырья — предполагалось, что это вопрос десятилетий. Мир справился с этой задачей меньше чем за год.

«Высокие цены на газ сделали добычу сланцевого газа экономически целесообразным предприятием, — пояснил гендиректор консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. — Соединенные Штаты всего за несколько лет усовершенствовали технологию вертикального бурения, за счет которой добывается ресурс, и ранее считавшиеся малоперспективными месторождения сланцевого газа превратились в коммерчески привлекательные активы».

Средняя себестоимость добычи сланцевого газа в США составляет менее $180 за тысячу кубометров, говорит эксперт. Это в три раза выше, чем себестоимость добычи российского природного газа. Но в Америке уже работают компании, которые смогли снизить свои издержки до $100 за счет новых технологий и наработанного опыта. Поэтому себестоимость добычи ресурса будет снижаться, а добыча расти: если в 2007 году в США было добыто 34 млрд кубометров, то в 2009-м уже 90 млрд. При этом оценки газовых запасов в США выросли с 36,8 трлн кубометров до 52–58 трлн кубометров.

Любопытно, что в этих условиях «Газпром» до сих пор лелеет мечту захватить в ближайшие 4–5 лет до 20% американского газового рынка. Однако Америка сейчас вовсе не нуждается в импорте газа, а грозит стать его главным экспортером. По итогам 2009 года Соединенные Штаты стали новым мировым лидером в добыче газа (625 млрд кубометров), потеснив с первого места сократившую свои объемы добычи Россию (583 млрд кубометров).

«Еще в 2005 году эксперты и власти США говорили о том, что Америка вот-вот превратится в крупнейшего потребителя природного газа, потому что собственные запасы в США были близки к истощению. Однако открытие месторождений сланцевого газа и удешевление технологии добычи привели к энергетической революции на рынке Северной Америки. Такого сценария развития никто не ожидал», — рассказал в интервью The New Times старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Эдвард Чоу.

«Газпром» должен пересмотреть принципы ценообразования на газ»

Теперь «великий сланцевый путь» Америки грозит повторить Европа. Эксперты газового рынка говорят, что использование в Старом Свете прогрессивных американских технологий позволит в 9 раз увеличить запасы газа, которые технически можно извлечь из недр. По оценкам аналитиков ВР, в ближайшие несколько лет к уже разведанным европейским запасам сланцевого газа могут добавиться порядка 14–17 трлн кубометров.

Мифы и реалии

Понятно, что такое развитие событий грозит резко ослабить европейские позиции «Газпрома». Руководители российской газовой компании реагируют на внезапно возникшую угрозу передела рынка с раздражением, утверждая, что «о добыче сланцевого газа сложено слишком много мифов» (зампред правления Александр Медведев).

Действительно, многие предварительные прогнозы о добыче сланцевого газа еще предстоит подтвердить глубокой геологической разведкой: «Вокруг сланцевой темы велик налет сенсационности, — говорит Эдвард Чоу. — И хотя представители крупнейших мировых нефте- и газодобывающих компаний выражают оптимизм относительно будущего добычи нетрадиционных источников природного газа, необходимо дождаться детальных результатов исследований запасов этого ресурса».

По предварительным оценкам, Канада и США обладают крупнейшими месторождениями сланцевого газа (23% мирового объема). Это означает, что Америка перестает быть крупнейшим импортером природного газа и сможет самостоятельно обеспечивать текущий уровень потребления углеводородов за счет нетрадиционных источников, по разным оценкам, в течение 120–200 лет.

Еще один фактор, который влияет на разработку сланцевого газа, — стоимость обычного, природного газа. Если цены на него пойдут вниз, чего не исключает Эдвард Чоу, то стимулов к разработке месторождений для правительств и компаний будет гораздо меньше.

Вместе с тем даже если на начальном этапе разработок европейских месторождений себестоимость окажется на уровне $180–200 за тысячу кубометров, для многих стран ЕС все равно окажется выгоднее вкладываться в добычу собственного сланцевого газа, чем закупать голубое топливо у России по $500 или даже по $230–240 за тысячу кубометров, как это было в 2009 году.

«Себестоимость газа на Штокмановском месторождении составляет $270 за тысячу кубометров. Кому нужен этот газ, если в США цена на природный газ уже в два раза меньше?» — задается вопросом Михаил Корчемкин. Разведка сланцевого газа увеличит долю мировых запасов углеводородов, а российских запасов — уменьшит: «Страшно не то, что мы потеряем долю в глобальных запасах газа, а то, что наши месторождения — одни из самых дорогих в мире и потому не конкурентоспособны для инвесторов», — говорит эксперт.

Будущее «Газпрома»

Рынок газа стоит на пороге кардинальных изменений: если до этого в течение 10 лет голубое топливо только и делало, что росло в цене, то теперь совершенно очевидно, что газ будет в течение длительного периода дешеветь. На это работают и новые месторождения сланца, и активное расширение торговли сжиженным газом, и быстрый переход рынка на спотовые контракты (с немедленной оплатой и доставкой по текущим биржевым ценам). «Газпром», привыкший за последнее десятилетие снимать сливки со сверхвыгодной ценовой энергетической конъюнктуры, оказывается в крайне тяжелой ситуации. Итоги 2009 года продемонстрировали это со всей наглядностью: он обернулся для монополии резким падением объемов добычи газа и его продажи, обвалом курса акций и ростом общего долга концерна до $60 млрд.

«Газпром» должен пересмотреть принципы ценообразования на газ: сегодня цена привязана к стоимости нефти, в то время как западные компании ориентируются на соотношение спроса и предложения, — полагает Эдвард Чоу. — Газпромовские контракты заключаются на очень длительные сроки (25–30 лет), которые мешают ему быстро реагировать на изменения мирового рынка газа. Поэтому углеводородный рынок в Европе оказывается очень негибким и фактически не является рынком в классическом определении».

«Газпрому», если он не хочет в один прекрасный момент исчезнуть из списка хозяйствующих объектов, предстоит серьезное обновление. Ирония судьбы: подталкивают его к этому не «злобные» либералы и «коварные» олигархи и даже не всесильная «мировая закулиса», а скромные Польша и Эстония с их неведомо откуда взявшимися запасами сланцевого газа.

Нажмите для увеличения

Смотрите видео Процесс добычи сланца

Докучаев Дмитрий , Крылов Дмитрий, «The New Times»

*****

Убийца Газпрома. Что принесет Украине сланцевый газ

Пока наши чиновники придумывают, чего бы отдать России за дешевый газ, мировой рынок топлива оказался на пороге революционных изменений. Сланцевый и сжиженный газ в ближайшие годы превратят Украину в главного клиента Газпрома. Клиент всегда прав?

Клиент всегда не прав — если судить по 19-летним успехам украинских политиков на газовых переговорах с россиянами. Вот и сегодня многие рады очередному «прорыву» — новой цене на газ, которой президент России Дмитрий Медведев, приехавший сегодня в Украину, одарил официальный Киев.

Глобальная сланцевая революция

Между тем, итоги работы газодобывающей отрасли в США за 2009 год свидетельствуют о кардинальных изменениях на мировом рынке топлива. Рост добычи сланцевого газа позволил Соединенным Штатам отказаться от импорта сжиженного газа и обойти Россию по валовой добыче.

Украина располагает ресурсами углеводородов из сланцевых месторождений, но наши технологические и финансовые трудности не дадут добраться до сланцевого газа ранее, чем лет через семь. А вот воспользоваться новой ситуацией Киев, при желании, может значительно раньше.

О наличии в недрах сланцевого газа геологи узнали около 200 лет О наличии в недрах сланцевого газа геологи узнали около 200 лет назад . О наличии в недрах сланцевого газа геологи узнали около 200 лет назад . Этот углеводород до недавнего  времени не имел промышленного значения из-за высокой себестоимости добычи. Рост цен на природный газ и совершенстование технологий стимулировали активность американских компаний на сланцевых месторождениях.

В США промышленную разработку начали в 90-х прошлого века. Именно этот газ позволил Соединенным Штатам в 2009 году подвинуть Россию с газового олимпа и вернуть мировое лидерство по добыче. Добыча в США в минувшем году выросла в первую очередь за счет сланцевого газа. Динамика роста объемов впечатляет: в 2007 году в Штатах было добыто 34 млрд. кубометров этого углеводорода, а в 2009 году — более 50 млрд. Рост в полтора раза за два года.

По прогнозам экспертов, через 10-20 лет добыча сланцевого газа в США вырастет еще в три-четыре раза. Прогнозы следует воспринимать критически, поскольку они нередко являются пиар-составляющей бизнеса. Однако в том, что добыча сланцевого газа состоялась как бизнес, сомневаться не приходится – мировые гиганты отрасли вкладывают в добывающие активы на месторождениях сланцевого Мировые гиганты вкладывают в добывающие активы на месторождениях сланцевого газа миллиарды долларов  газа миллиарды долларовМировые гиганты вкладывают в добывающие активы на месторождениях сланцевого газа миллиарды долларов .

В июне 2009 года британская BG заплатила 1,3 млрд. долл за 50% в совместном предприятии, которое будет добывать сланцевый газ на площадке Haynesville в Техасе и Луизиане. Норвежская StatoilHydro создала СП с лидером этой отрасли в США — Chesapeake Energy. Сумма инвестиций составила почти 3,54 млрд. долл.

Инвестируют в новую отрасль британская BP и итальянская Eni (партнер «Газпрома» по Южному потоку, кстати). Специалисты европейских компаний работают в США, и в ближайшем будущем будут использовать приобретенный за океаном опыт для разработки месторождений в ЕС. Сами американские нефтегазовые гиганты также интересуются сланцевыми залежами на территории Польши, Швеции и Германии. Разведочное бурение уже ведется в Германии и Венгрии, в Польше активнее других ведет себя ConocoPhilips — ее работы пока на этапе сейсморазведки.

Украинским сланцевым потенциалом интересуются французская Total совместно с польскими партнерами из «Юрогас Польска» — пока на Украинским сланцевым потенциалом интересуются французская Total совместно с польскими партнерами из «Юрогас Польска» — пока на уровне переговоров и планов  уровне переговоров и планов Украинским сланцевым потенциалом интересуются французская Total совместно с польскими партнерами из «Юрогас Польска» — пока на уровне переговоров и планов .

В нашей стране есть значительные залежи сланцев, но вот назвать, хотя бы приблизительно, объем промышленных запасов сланцевого газа эксперты не решаются. Директор энергетических программ Центра им.Разумкова Владимир Сапрыкин уверен, что точных цифр сегодня нет ни у кого. «Исследования велись еще в СССР. При тогдашней цене природного газа о добыче сланцевого речь не шла», — сказал Сапрыкин Фокусу.

Северный поток Газпрома может пойти на дно

К началу нынешнего столетия технологии добычи и новые материалы позволили эффективно бурить горизонтальные скважины на сланцевых месторождениях, а также увеличить отдачу недр благодаря методу гидроразрыва пластов. Такой метод уже применяют и в Украине при добыче нефти. Особенностью добычи сланцевого газа является короткий период продуктивной эксплуатации: если традиционная газовая скважина продуктивна 10-15 лет, то срок работы аналогичной со сланцевым газом — в три-четыре раза меньше. Кроме того, из-за особенностей залегания необходимо постоянно бурить новые скважины.

Это дает основания скептикам усомниться в декларируемой компаниями себестоимости добычи сланцевого газа. По одним оценкам она составляет 90 – 100 долл за тыс. кубометров, по другим – 120 – 160 долл. Есть и версия, по которой стоимость добычи достигает 220 долл за 1 тыс. кубометров. Возможно, сланцевый газ и не похоронит «Газпром». Но лишит его монополии в Европе и потопит проекты газопроводов в обход Украины (Северный и Южный поток) — вполне.

Например, даже при себестоимости сланцевого газа в 220 долл разработка Штокмановского месторождения на российском шельфе Баренцева моря становится экономически бессмысленной. А ведь именно Штокман является основной ресурсной базой для Северного потока. Добыча сланцевого газа в Европе, которая может стартовать в ближайшие год-два, сделает весьма туманными финансовые перспективы освоения Штокмана. Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев уже высказался насчет сланцевого газа: это проблема для России и «Газпрома».

Есть и еще один эффект резкого роста добычи сланцевого газа: в США и на мировом рынке возник излишек сжиженного природного газа (СПГ), который поставляется танкерами по морю. Он является реальной альтернативой российскому трубопроводному сырью. Избыток СПГ ставит под сомнение не только европейский проект Набукко, но и российский Южный поток.

Украинский интерес

Время сейчас работает на Украину. Финансовые риски Северного и Южного потоков сохранят интерес к украинской газотранспортной системе и у российских поставщиков, и у европейских потребителей. Падение спроса на российский газ в Европе вследствие сланцевых и сжиженных альтернатив неизбежно. Уже сейчас тональность Москвы на переговорах с европейскими покупателями российского газа изменилась — «Газпром» вынужден прислушиваться к требованиям европейских партнеров. Они уже добились права покупать 10-15% объемов по ценам спотового рынка, которые в 1,5 раза ниже цены долгосрочных контрактов.

Одно из самых значительных последствий сланцевой революции — ликвидация формульной привязки цены природного газа к стоимости Одно из самых значительных последствий сланцевой революции — ликвидация формульной привязки цены природного газа к стоимости нефтепродуктов на мировом рынке.

нефтепродуктов на мировом рынке. Одно из самых значительных последствий сланцевой революции — ликвидация формульной привязки цены природного газа к стоимости нефтепродуктов на мировом рынке. В США это уже произошло, Европа — на очереди. Сейчас в ЕС (а с 2009 года, по газовому контракту Тимошенко — Путина, и в Украине) действует привязка цены газа к цене нефтепродуктов, потребляемых в Европе, с временным лагом в 9 месяцев. По этой формуле Киев должен платить «Газпрому» во втором квартале текущего года около 330 долл за 1 тыс. кубометров.

Нынешние многочисленные заявления высших должностных лиц в Киеве о титанических усилиях по снижению цены российского газа выглядят бессмысленными: в это же время европейские компании договариваются с «Газпромом» об изменении принципов отношений покупателей и продавцов на рынке газа.

Да, в Украине нет терминалов, позволяющих принимать сжиженный газ из Катара. У нас пока не добыто ни одного кубометра сланцевого газа, который мог бы стать альтернативой российскому. (По мнению бывшего специального уполномоченного президента Украины по энергетическим вопросам Богдана Соколовского, Украина сможет начать такую добычу не раньше чем через 5-7 лет). Однако на мировом рынке происходят тектонические сдвиги – трубопроводные поставки газа уже не могут служить инструментом политического и экономического шантажа. Эра диктата поставщиков энергоресурсов в Европе на наших глазах уходит в небытие.

Пока украинские чиновники вместо того, чтобы присоединиться к «европейскому фронту» потребителей газа, выказывают всяческую готовность в обмен на снижение цены пустить Москву к стратегическим отраслям и объектам — газовым хранилищам, атомной энергетике, гидрогенерации.

Есть основания предполагать, что нынешняя правительственная команда не будет спешить с освоением отечественных месторождений сланцевого газа. Железный аргумент всегда под рукой — защита окружающей среды. Ведь добыча газа из сланцевых месторождений требует отведения под промыслы значительных площадей, а кроме того — закачки в недра химических растворов.

Нельзя исключать и прямой игры чиновников на чужой стороне — передачи права на разведку и разработку украинских сланцевых месторождений Газпрому или частной российской компании.

Ближайшие события на газовом рынке покажут, способно ли руководство страны видеть чуть дальше рамок одного бюджетного года.

Анвар Караманоглу, Фокус

Читайте также: